Информационно-аналитический материал за 2015 год о деятельности Общественной наблюдательной комиссии Республики Дагестан

Информационно-аналитический материал за 2015 год о деятельности Общественной наблюдательной комиссии Республики Дагестан

528
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
п/п Наименование показателей Наименование ведомств
1 2 3 4 5 6 7 8
    МВД ФСИН МО РФ МОЗО ФСБ Всего
1 Количество мест принудительного содержания в субъекте Российской Федерации по ведомствам 46 ИВС 54 КАЗ ОВД

 

6 КОЛОНИИ

3 СИЗО

      109
  из них подвергнуто проверке по вопросам соблюдения прав человека в отчетном периоде 78 9       87
2 Количество посещений в ходе общественного контроля мест принудительного содержания по ведомствам 92 65       157
3 Количество подготовленных заключений, предложений, рекомендаций администрации учреждений по результатам осуществления общественного контроля по ведомствам 22 14       36
  в том числе, по которым приняты меры администрацией учреждений 9 11       20
4 Количество проведенных бесед в ходе приема по личным вопросам в местах принудительного содержания 81 54       135
5 Количество принятых жалоб и заявлений в ходе приема по личным вопросам 82 43       125
  из них подтвердившихся в ходе проверки 36 22       58
6 Количество коллективных мероприятий, проводимых в местах принудительного содержания, в которых приняли участие члены ОНК 6 8       14
7 Количество общественных объединений привлеченных членами ОНК к оказанию содействия лицам в местах принудительного содержания по ведомствам 6 6       12
8 Количество проведенных заседаний ОНК по итогам проверок соблюдения прав человека 12 14       26
9 Количество материалов, направленных ОНК руководству вышестоящих органов по ведомственной принадлежности мест принудительного содержания 9 8       17
  количество полученных ответов 2 6       8
10 Количество материалов, направленных комиссией в иные организации 9 11       20
  количество полученных ответов 4 10       14
11 Количество материалов ОНК опубликованных в СМИ по вопросам осуществления общественного контроля за соблюдением прав человека по ведомствам 6 4       10
12 Оказывается ли помощь деятельности ОНК и в какой форме (выделено помещение, транспорт, материальная)            
  общественными организациями, выдвинувшими своих кандидатов в их состав; Транспорт          
  органами исполнительной власти субъекта РФ Транспорт          

 

За истекший год в рамках свой деятельности мы инспектировали РОВД и ИВС 38 районов и 10 городов республики. Рассмотрели более 200 обращений в виде жалоб и заявлении от задержанных, подозреваемых, обвиняемых и осужденных, от их близких и родственников. Выезжали по телефонным звонкам по горячей линии в отделы полиции, проверяли факты, изложенные в обращениях прихожан различных мечетей.

1.Безусловно, отмечается и положительные сдвиги в работе правоохранительных органов и уголовно исполнительной системы по улучшению условии содержания лиц задержанных и доставленных в РОВД, а также взятых под стражу и водворенных в ИВС и СИЗО, осужденных отбывающих наказания в колониях.

Построили в городах и в некоторых районах новые изоляторы временного содержания и отремонтировали старые РОВД, ИВС и СИЗО отвечающие требованиям и нормам ЕПС. Почти во всех районах и городах по результатам инспектирования мест принудительного содержания у нас были и разногласия и взаимопонимания с руководителями отделов полиции и ИВС. Все наши замечания на местах принимались с пониманием о необходимости их устранения и профилактики для недопущения впредь подобных нарушений.

2. Вместе с тем, хочется указать на ряд существенных недостатков и просчетов в деятельности правоохранительных органов и УИС.

В правоохранительных органах, в том числе и в прокуратурах, еще не изжита практика формального отношения к обращениям, заявлениям и жалобам граждан. В ряде районах они труднодоступны для простых граждан и адвокатов. Продолжается не допуск адвокатов на начальной стадии к своим подзащитным. Дежурные сотрудники отказываются расписываться о принятии жалоб от адвокатов. Продолжается воспрепятствования на посещения МПС членам ОНК в отдельных полицейских участка, в частности Кировском РОВД г. Махачкала, ИВС г. Каспийска, ИВС г. Махачкала, и, как правило, это связано с нарушением прав задержанных и подозреваемых. И дежурные прокуроры, реагируя на обращения членов ОНК, связанные с такими нарушениями не могут принять адекватные меры или принимают их с опозданием, когда все становится очевидным, но не доказуемым.

3. На местах нет должного контроля со стороны органов прокуратуры и тем более гражданского общества. Если и есть контроль со стороны прокуратуры, к сожалению, практика показывает, что прокуратура на местах не может повлиять на органы дознания и следствия. Так, например, прокуратура города Каспийска 10 раз отменяет незаконное постановление дознавателя и следователя ГОВД, а они в свою очередь 10 раз отказывают в возбуждении уголовного дела! Явно усматривается заинтересованность в исходе дела сотрудников полиции.

4. От обвиняемой по ст. 228 УК РФ Мурачуевой Маржанат Курбановны поступила жалоба о незаконном преследовании. По показаниям Мурачуевой, ее задержали сотрудники в камуфляжной форме, когда она шла с работы домой. При задержании подкинули кокой то спайс, название такое она впервые слышала. Экспертизу сфальсифицировали. У нее никто не брал ни крови, ни смыва, ни ногтей  с пальцев. А в материалах уголовного дела они имеются, откуда они появились, она не знает. С ее слов, четыре года тому назад ее ограбил охранник одного высокопоставленного богатого чиновника. Она заявила в полицию и до сих пор возбуждается уголовное дело по данному факту. Ей угрожали, чтобы она забрала из полиции свое заявление, иначе ей обещали, что она сама сядет в тюрьму. Так она оказалась в СИЗО в качестве обвиняемой. Окончила институт отлично, экономист, владеет тремя иностранными языками, на хорошем счету у сотрудников, друзей и знакомых. Назначенный адвокат ей сообщил, что ему также угрожают, за то, что он защищает ее. Обращались к Уполномоченному по правам человека РД, с просьбой проверить правомочность и объективность предъявленного обвинения, но, к сожалению, положительного результата, кроме отписки, от Уполномоченного ни Мурачуева, ни родственники не дождались.

В конце концов, в декабре месяце Мурачуева М. попыталась совершить суицид в СИЗО-1. Ее успели снять с петли. Она лежала в реанимации городской больницы в коме более месяца. К ней не допустили родную сестру медработника. Обращались к Уполномоченному по правам человека РД, с просьбой проверить правомочность и объективность предъявленного обвинения, но, к сожалению, положительного результата, кроме отписки, от Уполномоченного ни Мурачуева, ни родственники не дождались.

Вот такая печальная история.

5. Не разрешимой проблемой не только для нас, но и для многих адвокатов является блок «Г» в СИЗО-1 г. Махачкала. Мы об этом упоминали в своем прошлом докладе и обращениях в ОП РФ и УПЧ РФ. Проблема в том, что нам говорят, посещение этого блока возможно только с разрешения ФСБ по РД. Кто установил такой порядок, номер и дату этого приказа нам неизвестно.

На все эти и другие вопросы, соответствующие службы, говорят «установка сверху» намекая на ФСБ по РД. По этой проблеме было много публикации в СМИ. Были проведены пресс-конференции адвокатов с приглашением журналистов и нас членов ОНК. Многие адвокаты, жалуются, что кабинет для свиданий постоянно занят то следователями, то сотрудниками ФСБ, и они не могут оказать своевременно юридическую помощь своим подзащитным. В связи с чем, мы обратились к руководству ФСБ РД, однако ответа не получили.

6.  8 марта 2015 года сын зам председателя ОНК Шамилова Магомеда — Шамилов Гобзало Магомедович, без всяких на то причин и оснований был задержан в г. Махачкале. В участковом пункте полиции его избили, с применением спецсредств – наручников – (в соответствии с медицинским заключением, Шамилову Г.М. причинён лёгкий вред здоровью). Гобзало держали в камере более 20 часов. Вместе с другими, всю ночь провел сидя на нарах, без постельных принадлежностей, сна и питания. Их не выводили на прогулки, предлагали отправлять естественную  нужду в пластмассовую баклажку. В нарушении норм Конституции РФ ему не оказывали доврачебной помощи (хотя он просил об этом, и по его состоянию было очевидно, что он в ней нуждался). В действиях Шамилова Г.М. каких-либо оснований для, задержания и привлечения его к ответственности не нашли. В связи, с чем, возбужденное в отношении него административное производство было прекращено постановлением Советского районного суда г. Махачкалы от 09.03.2015 года – «за отсутствием события административного правонарушения». Однако наказаний, за неправомерные действия, из сотрудников никто не понес.

Так, 7 июля 2015г. под вечер на своей газели ехал домой гр. Джалалов Арсланали, инвалид первой группы -туберкулез открытой формы по представленным медицинским заключениям. Его остановили сотрудники в масках, закрутили, надели пакет на голову, посадили в свою машину и увезли в неизвестном направлении. На второй день с заявлением о похищении обратились родственники. 8 июля 2015г. при инспектировании нами отдела полиции Кировского района А. Джалалов не был занесен в журнал доставленных лиц, и в камере задержанных его не было. На замечание за нарушение, в дежурной части пояснили, что Джалалов находится у дознавателя и когда доставят к ним, будет занесен в журнал. 9 июля 2015г. нам удалось посетить А. Джалалова. С его слов, он подвергался насилию до доставления в Кировский отдел полиции. Где именно находился, не знал. Привязав к пальцам ног провода, пропускали электрический ток. С надетым на голову целлофановым пакетом, он провел ночь на полу. На его коленах и пальцах ног были видны следы покрытие коричневой коркой, а на спине ссадины и сам передвигался с трудом. 10 июля 2015г. суд избрал меру пресечение Джалалову — заключение под стражу. В нарушение закона, ночь с 10 на 11 июля до 20 часов, арестованный провел в Кировском РОВД без питания и постельных принадлежностей. Однако к Джалалову членов ОНК 11 числа уже не допустили. Мы известили о воспрепятствовании в посещении ОНК дежурного прокурора Кировского района, тел. 89285207467, затем дежурного прокурора г. Махачкала Керима тел. 89285185669. Через два часа, убедившись в отсутствии прокурорского реагирования, мы с коллегой покинули отдел полиции. Вечером в районе 20 часов Джалалов был доставлен в ИВС п. Кумторкала.

 

8. Жалобы от части мусульман подвергающиеся преследованию за религиозные убеждения, имеют место не единичные факты незаконного доставления прихожан некоторых мечетей в отделы полиции, их принудительного дактилоскопирования, фотографирования с занесением в пресловутые списки. Возможно это вынужденная мера, но подход должен быть корректным и дифференцированным. Прокуратура должна своевременно реагировать и пресекать подобные нарушения.

9. В Хасавюрте полиция закрыла очередную мечеть салафитской общины «Северная» — не первая мечеть, закрытая в последнее время. В Махачкале мечеть Ан-Надырия, мечеть на улице Венгерских бойцов и в поселке Шамхал и другие населенные пункты Дагестана, где сложились сходные проблемы. Схема одна: полицейские из местных наносят визит в «неправильную», по их мнению, мечеть. Вооруженные бойцы ОМОНа в камуфляже и масках оцепляют здание, выдворяют оттуда всех прихожан, закрывают мечеть на замок, выставляют круглосуточные полицейские патрули. В результате в Хасавюрте, многотысячная толпа верующих (от 5 до 8 тысяч человек, по разным оценкам) двинулась маршем через весь город по направлению к администрации. Спустя несколько часов прихожанам вернули ключи и разрешили вызвать сварщика, чтобы вскрыть дверь закрытой «Северной» мечети. Причем, когда толпа выходит на улицу, якобы законно закрытая мечеть вновь открывается. Как понять такие действия? Кто за это отвечает? Если есть нарушения закона (в отправлении религиозных служб, в способе строительства и оформления культовых сооружений, в прикрытии религиозной риторикой противоправной идеологической либо диверсионной деятельности) – это нужно пресекать в корне, в зародыше, решительно и беспощадно. Но не доводить до разгона уже собравшейся толпы, придавая ей ореол «жертвы за веру» и пример другим для очередного демонстративного бунта в подобных ситуациях.

Другая сторона вопроса: где разъяснительная работа среди населения, в том числе и через средства массовой информации, объясняющая правоту и правомерность действий власти в каждой конкретной ситуации? Почему, зачастую, основные сведения граждане республики получают через «сарафанное радио».

10. Такие действия настраивают часть верующих республики против действующей власти и не способствуют консолидации нашего общества, к гражданскому и внутримусульманскому согласию. Необходимо создать независимый институт по мониторингу общественного мнения о работе министерств, ведомств, правоохранительных органов, чиновников разных уровней, чтобы уточнить какую они проводят профилактическую работу среди верующей молодежи и инакомыслящих.

11. Согласно отчетам МВД и Прокуратуры, они тесно сотрудничают с институтами гражданского общества, прислушиваются к его мнению. Однако, на практике это далеко не так. Общество желает расширить сферы сотрудничества и площадки диалога и участие в заседаниях и комиссиях власти и силовых структур, где обсуждаются вопросы криминогенной ситуаций, чтобы не было таких случаев, поскольку нам есть что сказать и что предложить. Довольно часто мы видим, как на этих заседаниях обсуждают криминогенные вопросы, отдельные люди не профессионалы, никогда воочию не видевшие ни салафитов, ни террористов, ни экстремистов, ни преступников совершившие тяжкие или особо тяжкие преступления и не владеющие субкультурой данного контингента.

12. Мы постоянно предлагаем и альтернативный путь минимизации радикальных настроений и экстремистских вылазок, путем профилактических действий, взамен силовым.

При активном взаимодействии с институтами гражданского общества ликвидировать факторы, способствующие радикализации и активизации экстремистов и факторы, определяющие их жизнеспособность. Это ранняя социализация, личные связи с членами этих групп, героизация боевиков некоторыми верующими, конфронтация с правоохранительными органами, доступ к финансовым средствам, оружию и взрывчатым веществам, связи с внешним миром, военные знания и возможности обучения, надежные убежища. Вот чем надо заняться. Борьба именно с глубинными причинами конфликта должна стать основным направлением деятельности по достижению стабильности.

13. К тем мусульманам из террористического подполья, которые готовы вернуться к мирной жизни и на которых нет тяжких преступлений, предполагающие:

а) освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ) – то, что называется «сделкой с правосудием»;

б) досудебное соглашение о сотрудничестве (ст.317.3. УПК РФ).

При применении вышеуказанных норм правоохранительные и силовые органы должны отказаться от широко применяемой практики выдвижения дополнительных обвинений, после заключения досудебного соглашения или «сделки с правосудием», когда обвиняемому приписывают новые статьи УК РФ.

14. Правоохранительные и силовые органы государства должны вернуть свою деятельность в правовое «поле»: прекратить произвольные задержания и «оцифровки» мусульман, с определенными внешними признаками и условиями быта, а по каждому такому случаю необходимо провести соответствующее расследование с последующим привлечением виновных к ответственности; прекратить беззаконие, в виде задержаний на длительный срок и пыток в отношение подозреваемых в пособничестве НВФ (эта практика приводит к еще большему пополнению НВФ новыми рекрутами).

13. Необходимо наладить контакты с теми исламскими учеными-алимами и общественными деятелями, которые не относятся к ДУМД и которые осуждают терроризм, готовы активно сотрудничать с властями с целью нейтрализации ложных толкований ислама и идеологии.

Создать совместную (с общественными деятелями и религиозными лидерами) рабочую группу для организации просветительской деятельности среди служащих МВД и силовых органов, а также, контрпропагандистской деятельности среди мусульманской молодежи подверженной радикальным интерпретациям ислама.

Г.Айгунов.

05.02.2016г.