ЕСПЧ о поборах за длительные свидания с осужденными

ЕСПЧ о поборах за длительные свидания с осужденными

1110

Постановление ЕСПЧ по делу «Видиш против России» (Vidish v. Russia, жалоба № 53120/08) от 15 марта 2016 года (извлечение в моем переводе):

«37. <…> Суд отмечает, что сборы за длительные свидания были установлены приказом администрации [ФКУ ЛИУ-3 УФСИН России по Курганской области, которое в то время именовалось ОФ 73/3 ЛИУ] и покрывали часть расходов на оплату за электроэнергию, воду и отопление, стоимость постельного белья и часть зарплаты сотрудников учреждения. ПриказМинистерства [юстиции России № 205 от 03 ноября 2005 года] об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений предусматривал возможность введения оплаты осужденными или лицами, прибывшими на свидание, «дополнительных услуг» при проведении длительных свиданий <…>. Стоит также отметить, что директор [ФСИН России] указывал [в своем письме] начальнику лечебного исправительного учреждения, что взимание с заключенных платы за использование помещениями для длительных свиданий противоречит [УИК РФ] <…>. Таким образом, расходы по обеспечению заключенным приемлемых условий во время длительных свиданий со своими родственниками должна была нести администрация исправительного учреждения, а не заключенные и члены их семей.

38. Несмотря на то, что ни заявитель, ни его дочери [приехавшие на длительное свидание с ним] не просили ни об организации каких-либо особых условий для свидания, ни о дополнительном оборудовании помещения для свиданий, от них ожидали оплаты части заработной платы сотрудников учреждения и расходов на [коммунальные] услуги, которые не могут рассматриваться как «дополнительные услуги». Поскольку российское законодательство не предусматривало возможности перекладывания стоимости основных услуг на родственников заключенных, рассматриваемые ограничения представляются самовольной инициативой администрации лечебного исправительного учреждения. Суд также отмечает в связи с этим, что сборы за длительные свидания были отменены вскоре после первого свидания заявителей со своими дочерьми, поскольку через несколько месяцев у заявителя было еще одно длительное свидание, на этот раз без оплаты <…>.

39. В связи с вышеизложенным Суд считает, что рассматриваемое вмешательство [в право заявителя на уважение семейной жизни] не может быть признано «предусмотренным законом» [как того требует статья 8 Конвенции]. <…>

40. Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции в связи с незаконными ограничениями в отношении длительных свиданий с родственниками».

ИСТОЧНИК http://europeancourt.ru/2016/03/16/21898/