Обращение Ассоциации независимых общественных наблюдателей и представителей правозащитных организаций по...

Обращение Ассоциации независимых общественных наблюдателей и представителей правозащитных организаций по наболевшим проблемам ОНК и общественного контроля в местах принудительного содержания

194
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Ассоциация независимых наблюдателей мест принудительного содержания

————————————————————————-

Первому заместителю руководителя    Администрации президента РФ

С. В. КИРИЕНКО

Уполномоченному по правам человека в РФ   Т.М. МОСКАЛЬКОВОЙ

Председателю Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека  М.А. ФЕДОТОВУ

Секретарю Общественной палаты РФ

В.А. ФАДЕЕВУ

Обращение

Ассоциации независимых общественных наблюдателей и представителей правозащитных организаций

по наболевшим проблемам ОНК и общественного контроля в местах принудительного содержания

В 2016 году  по итогам конкурсов грантооператора ООД «Гражданское достоинство» большинство представителей правозащитных НКО высказывали претензии о закрытости, о непонятных критериях отбора победителей и предвзятостью руководства грантооператора. Особенно сложной была ситуация с поддержкой организаций, ориентирующихся на обеспечение работы общественных наблюдательных комиссий (далее — ОНК).

Общественные наблюдательные комиссии не являются юридическими лицами, а члены ОНК в соответствие с п.3 ст.17 ФЗ-76 «Об общественном контроле по обеспечению прав человека в местах принудительного содержания»  не имеют права получать вознаграждения за свою деятельность. А между тем для обеспечения эффективной работы комиссий необходимы значительные финансовые затраты: аренда офиса, зарплата секретаря, оплата юридических услуг, интернет и связь, проезда для посещения МПС, обучающих мероприятий, издания методических материалов, на почтовые и канцелярские расходы, оргтехнику и др. Источником финансирования деятельности ОНК могут являться только федеральные гранты (получаемые правозащитными НКО, выдвинувшие членов комиссий), добровольные пожертвования и вынужденные личные средства членов комиссий.

Члены ОНК занимаются крайне важной для государства и общества деятельностью – в соответствие с ФЗ №76, их основная задача – это содействие государственной политике в сфере обеспечения прав человека в местах принудительного содержания. Там, где эффективно работают ОНК, значительно сокращается количество нарушений закона и прав человека в местах принудительного содержания, тем самым снижается уровень преступного рецидива, повышается уровень открытости и доверия к работе правоохранительных органов и власти в целом.

Секретарь ОП РФ Александр Бречалов (теперь уже бывший) и Председатель СПЧ Михаил Федотов неоднократно выступая в СМИ обещали (https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/11/03/663562-obschestvennaya-onk , http://www.interfax.ru/russia/535938 , https://www.novayagazeta.ru/news/2016/12/06/127189-fedotov-v-blizhayshie-dni-sostoitsya-vstrecha-putina-s-spch , https://www.pnp.ru/politics/2017/03/24/nablyudateli-khotyat-poluchit-bolshe-prav.html ), что при распределении средств государственной поддержки  будет уделено особое внимание заявкам от организаций, обеспечивающих работу региональных ОНК, а также данная инициатива звучала на совместном с Президентом РФ заседании СПЧ. После было анонсировано создание нового грантооператора – Фонд Президентских грантов.

В 2017 году был проведен первый конкурс Фонда, который по заверениям представителей власти, должен был кардинально решить вопрос финансирования деятельности ОНК.  Однако из 66 НКО — победителей по направлению «защита прав человека и гражданина, в том числе прав заключенных» только 6 организаций получили гранты общей суммой 13 млн. рублей из 2.225 млрд.  рублей. Это в разы меньше той поддержки, которая была выделена ООД «Гражданское достоинство» организациям, представляющим эффективно работающие ОНК в 2016 году. И только эти 6 организаций из 66 имеют отношение к поддержке региональных ОНК, и, в какой-то мере в рамках своих проектов будут оказывать содействие комиссиям.

Большинство организаций, представляющие реально работающих региональных ОНК и реализующие социально-значимые для общества проекты (имеющие большой практический и организационный опыт, материальную базу, со-финансирование, грамотных членов, которые не только посещают МПС, но и  ведут прием и консультируют заключенных и их родственников, конструктивно взаимодействующие с руководством правоохранительных и иных органов), в очередной раз не получили грантовой поддержки. Отсутствие постоянной государственной поддержки ОНК, в свою очередь, может привести к резкому снижению эффективности общественного контроля в местах принудительного содержания.

По результатам грантового конкурса организаторы провели «работу над ошибками», где одним из важных пунктов, в частности,  названо незнание ситуации в регионе действия проектов. Но в этом ли истинная причина отторжения от грантов реальных правозащитников? Позвольте, а какое знание  своего региона продемонстрировала чеченская региональная организация, получившая грант на работу с женской колонией, которой нет на территории Чечни? Может, организация- победитель собирается работать в другом регионе? Но тогда появляется еще одна ошибка, из-за которой не получили гранты правозащитные НКО – нельзя работать в другом регионе, это требование закона.  А вот еще одна ошибка названа нам организаторами конкурса – незнание рынка социальных услуг. Так о каком же знании рынка социальных услуг свидетельствует пример гранта для чеченской НКО? Дело здесь явно не в нашем непрофессионализме. Профессионализма нам не занимать – мы выигрывали крупные европейские конкурсы, конкурсы организаций, распределявших президентские гранты в прежние годы. Это вопиющий пример говорит не  о «работе над ошибками», а о предвзятом отношении и намеренном оправдании игнорирования правозащитных организаций, реально содействующих эффективной работе ОНК. 

Второй исключительно злободневный вопрос, вызывающий острое беспокойство правозащитников —  это отторжение от участия в работе новых составов ОНК 4-го созыва большинства выдвинутых давно работающими правозащитными организациями кандидатов, допущенное предыдущим составом руководства Общественной Палаты, фактически поставившее реальный общественный контроль места принудительного содержания на грань уничтожения, и умышленное затягивание донабора в действующие комиссии.

Сама по себе необходимость донабора вызвана многочисленными нарушениями, допущенными Общественной палатой России при формировании ОНК четвертого созыва осенью 2016 года, приведшие к значительному сокращению составов ОНК за счет вычищения правозащитников. При этом в ряде регионов образованы комиссии с очень малым числом членов (учитывая количество мест принудительного содержания, их удаленность от крупных городов, протяженность регионов), что не позволяет эффективно осуществлять содействие государственной политике в сфере обеспечения прав человека. Например, в ОНК Сахалинской области в 3-йм созыве работали 14 человек — столько, сколько было выдвинуто. В  4-й созыв  было выдвинуто тоже 14 кандидатур, а назначено лишь 7. При этом ни одна из предложенных правозащитниками кандидатур  не прошла. Сейчас проходит судебный процесс правозащитников против Общественной палаты РФ по факту нарушений, допущенных при формировании ОНК в 42 регионах в 2016-м году. В суде выяснилось, что ОП сознательно нарушила свой же регламент при формировании ОНК. Нули, как по команде, одни те же члены Совета палаты  ставили в нарушение регламента, незаконно, самым принципиальным, опытным, известным в стране правозащитникам. В ходе судебных заседаний были наконец показаны документы, тщательно скрываемые ранее Общественной палатой, свидетельствующие, что именно рекомендации правозащитных организаций, видных правозащитников и являются «черной меткой», позволяющей некоторым членам Совета Общественной палаты легко ориентироваться в огромной России, кому поставить нули, кого забаллотировать.

Вместо максимальной прозрачности критериев и методов принятия решений действует максимальная закрытость, для обеспечения которой функционеры Общественной палаты не стесняются злоупотреблять избыточными ограничениями, содержащимися в Законе «О персональных данных». И это не отдельные факты, а порочная система работы: весной 2017г. состоялось формирование новых составов ОНК ещё в 13 регионах России. И тот же результат, та же тенденция на выдавливание правозащитников из ОНК и их замещение случайными людьми, в большинстве своём вообще не имеющими опыта не только правозащитной, но нередко и хоть какой-то общественной деятельности, но лояльные властям. Это дискредитирует идею общественного контроля не только в глазах десятков тысяч наших сограждан, находящихся в местах принудительного содержания и десятков тысяч их родственников, но и выстраданный нами Федеральный закон 76-ФЗ, а также реальность намерений власти конструктивно взаимодействовать с правозащитным сообществом.

По информации руководства УПЧ РФ, ОП РФ, СПЧ РФ, ожидаемый донабор должен был состояться в кратчайшие сроки, после принятия поправок в ФЗ-76 в мае 2017 года, но на данный момент никаких уведомлений о начале приема документов все еще нет. Получается, что реализация принятого Госдумой в приоритетном порядке по поручению Президента закона о донаборе в ОНК основным правоприменителем отложена на неопределенный срок.  Общественная палата  «не определилась» с донабором в общественные наблюдательные комиссии. Соответствующий список регионов должен был появиться давно, но пока о нем ничего не известно. Вместо этого Общественная палата организовала опрос региональных общественных палат и ОНК, нужны ли им новые члены, заведомо зная вполне предсказуемый отрицательный ответ. А между тем этого закон о донаборе не требует.

Таким образом Общественная палата пытается перевести формирование ОНК на региональный уровень, что противоречит  закону, который провозглашает федеральный принцип формирования ОНК. Это принципиальная вещь. Зачем это было проделано? На наш взгляд, чтобы получить поддержку с мест процессу дальнейшего курса на закрытость мест принудительного содержания, отстранения  от общественного контроля деятельных, принципиальных волонтеров. Результат не обманул ожидания организаторов опроса:  ОНК уже сформировали руководство, в основном из бывших силовиков, а потому не захотели видеть в своих рядах настоящих правозащитников. То есть идет процесс разрушения, имитации общественного контроля.  И вот результат: только 29 ОНК дали согласие на свое расширение, а 39 оказались категорически против.

Любопытно, что среди отказников, к примеру, Челябинская область, где избрано всего лишь 20 наблюдателей из 40 возможных. ОНК сокращена ровно на число правозащитников, подавших заявление в новый состав. Черная метка работает. А ведь именно из этого региона все время поступают  сигналы о кричащих нарушении прав заключенных. Против пополнения своего состава выступила и ОНК Свердловской области, хотя в ряд местных колоний эта комиссия в последний раз заглядывала лишь в прошлом году. Отрицательный ответ поступил и из Красноярского края. В составе местной ОНК всего 21 человек, а нагрузка на нее только увеличилась – за наблюдателями закреплены также и пенитенциарные учреждения Иркутской области. При этом, согласно отчетности, эта ОНК еще ни разу так и не побывала в некоторых отдаленных колониях края, расстояние до которых порой полторы тысячи км. В ОНК Приморского края в предыдущем созыве было 35 человек, подано заявлений в 4-й состав — более 50, а назначено Общественной палатой России  только 25 человек и это на 26 учреждений исполнения наказаний в системе ФСИН и 26 мест принудительного содержания в системе МВД.

Значительно ухудшились условия общественного контроля и в других регионах страны.

Общественная палата России намеренно сформировала региональные ОНК таким образом, что в них фактически не осталось правозащитников. В составе ОНК остались лишь те инертные члены, которые и прежде откровенно игнорировали свою работу. Сейчас в ОНК делегированы бывшие работники МВД, ФСИН, прокуратуры (В ОНК Рязанской области всего шесть членов, из низ половина – силовики).

Они-то  и препятствуют появлению новых членов.

К сожалению, у нас  остается мало сомнений  в том, что изначально взят курс на ликвидацию общественного контроля. Донабор, являющийся последним этапом в формировании ОНК, мог бы стать либо «работой над ошибками», но может стать  очередной профанацией. Мы просим,  мы настаиваем на том, чтобы  деятельность в сфере общественного контроля стала действительно правозащитной, что требует неотложного радикального изменения подходов к вопросам формирования ОНК и к вопросам их государственной поддержки.

ПОДПИСАЛИСЬ:

Людмила АЛЕКСЕЕВА, сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей мест принудительного содержания, председатель Московской Хельсинкской группы

Валерий БОРЩЕВ, сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей мест принудительного содержания, член ОНК Москвы трех созывов, член ОНК Московской области 4-го созыва

Александр ГОНЧАРЕНКО, сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей мест принудительного содержания, член ОНК Алтайского края трех созывов, к. м. н.

Лев ПОНОМАРЕВ, сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей мест принудительного содержания, руководитель ООД «За права человека»

Андрей БАБУШКИН,  Председатель Комитета, член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ,  сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей, член ОНК Москвы 2 и 3  созывов,  почетный председатель Общественной  наблюдательной комиссии г. Москвы

Любовь ВОЛКОВА, исполнительный директор Ассоциации независимых наблюдателей тюрем и полиции, член ОНК Москвы первого, второго и третьего созывов

Людмила АЛЬПЕРН, член ОНК Москвы 1-го, 2-го и 3-го созывов

Лидия ДУБИКОВА, член ОНК Москвы 1-го, 2-го и 3-го созывов

Зоя СВЕТОВА, член ОНК  Москвы 1-го, 2-го и 3-го созывов

Исрапил ШОВХАЛОВ, член ОНК  Москвы 1-го, 2-го и 3-го созывов

Алла ПОКРАС, член ОНК Москвы 3-го созыва

Диляра ТАСБУЛАТОВА, член ОНК  Москвы 1-го, 2-го и 3-го созывов

Елена ГОРДЕЕВА, член ОНК Москвы 1-го, 2-го и 3-го созывов

Владимир ШНИТКЕ, председатель ОНК Санкт-Петербурга 1-го, 2-го,  3-го созывов

Юрий ВДОВИН, член ОНК Санкт-Петербурга 1-го, 2-го и 3-го созывов

Элла ПОЛЯКОВА, председатель правозащитной организации » Солдатские матери Санкт- Петербурга», член 2 и 3-го созывов ОНК Санкт-Петербурга», член Совета по правам человека при президенте России

Эдуард РУДЫК, член ОНК Московской области 1-го, 2-го  и 3-го созывов, член Ассоциации независимых наблюдателей

Евгения МОРОЗОВА, заместитель председателя и председатель ОНК Московской области 1,2,3 созывов,  председатель Экспертного совета ОНК МО, член ОНК города Москвы, советник члена СПЧ при президенте РФ Р.Т. Лукутцовой,  председатель Красного Креста Подмосковья

Наталья ДЗЯДКО, член ОНК Московской области первого, второго и третьего созыва

Марина ПОЛИВАНОВА, член ОНК Московской области первого, второго и третьего созыва

Леонид ПЕТРАШИС, председатель ОНК Ростовской области 2. 3 и 4 созывов

Юрий БЛОХИН, член ОНК Ростовской области 2 и 3 созывав, к.ю.н., доцент

Артем ПУПКОВ, член ОНК РО 3 созыва, член Общественного Совета при МУ МВД России «Волгодонское»

Андрей ШЕЛУДЬКО, член  ОНК Ростовской области 4-го созыва

Алексей ВИЛИС, член  ОНК Ростовской области 3-го и 4-го созывов

Елена ЗОЛОТИЛОВА, член  ОНК Ростовской области 4-го созыва

Юрий ШОРОХОВ, член  ОНК Ростовской области 4-го созыва

Дарья АДАМЕНКО, член  ОНК Ростовской области 3-го и 4-го созывов

Сергей НАДТОКА член  ОНК Ростовской области 4-го созыва, ответственный секретарь комиссии, к.ю.н.

Андрей МНАЦАГАНОВ, член  ОНК Ростовской области 3-го и 4-го созывов

Мария СМЫКОВА, член  ОНК Ростовской области 3-го созыва

Валерия ПРИХОДКИНА, член ОНК Челябинской области второго и третьего созывов

Татьяна ЩУР, член ОНК Челябинской области 2-го  и 3-го созыва, член Ассоциации независимых наблюдателей

Николай ЩУР, член ОНК Челябинской области 2-го  и 3-го созыва, член Ассоциации независимых наблюдателей, член Координационного Совета Ассоциации независимых наблюдателей

Юрий МАНАНКОВ, Председатель ОНК Мурманской области, Секретарь Общественной палаты Мурманской области

Ирина ПАЙКАЧЕВА, председатель ОНК Мурманской обл. 1 и 2 созыва и зам. председателя 3 призыва, председатель МОРПО «Юристы за права человека.

Вячеслав ПАЙКАЧЕВ, член ОНК Мурманской обл. 2 и 3 созыва, председатель Мурманского Мемориала.

Станислав САНЮТА, член ОНК Иркутской области 3-го созыва

Наталья ХРОМЕНКОВА, член ОНК Иркутской области 3 — го созыва

Павел ГЛУЩЕНКО, член ОНК Иркутской области 4 созыва,  председатель Усольского отделения ООД ,,За права человека, эксперт ООД ,,За права человека

Святослав ХРОМЕНКОВ, председатель правления ИРПОО «Сибирь без пыток», член экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека Иркутской области. Эксперт Всероссийской сети экспертов «За справедливый труд заключенных». Эксперт Общественной Палаты Иркутской области.

Марина МИНЯЙЛОВА, член ОНК Иркутской области 3-го созыва

Гасан АЙГУНОВ, председатель ОНК Республики Дагестан 1-го, 2-го и 3-го созывов

Баграт МУСАЕВ, член ОНК Республики Дагестан 4 созыва

Давид КУМАЕВ, член ОНК Республики Дагестан 4 созыва

Сергей ВАЛЬКОВ, Общественная организация «Ивановское областное общество прав человека»

Михаил ДЕНИСОВ, член ОНК Ивановской области 1,2, и 3-го созывов, член экспертного совета при УПЧ Ивановской области

Наталья ОХОТНИКОВА, председатель ОНК Амурской области 1-го, 2-го и 3-го созывов

Алексей СОКОЛОВ, член Ассоциации независимых наблюдателей, член ОНК Свердловской области 1-го созыва, руководитель Ассоциации «Правовая основа», г. Екатеринбург.

Сергей   МЕДВЕДЕВ, секретарь ОНК Кировской области, председатель правления КРОО «Союз Чернобыль», член центрального совета Союз Чернобыль России

Александр МОСЕЕВ — член ОНК Калужской области 2-го и 3-го созыва, волонтёр Калужского регионального общественного движения «За права человека»

Алик ЛЕ, член ОНК Краснодарского края 3-го созыва

Меружан БАЗИКЯН, член ОНК Краснодарского края 2-го и 3-го созыва

Ольга ГОЛУБЯТНИКОВА, член ОНК Краснодарского края 3-го созывов, руководитель Общественной приёмной члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека А.А. Бабушкина , РОО «Краснодарский правозащитный центр». г. Тихорецк

Марина РОМАНОВА, член ОНК Краснодарского края 3-го созыва.

Игорь ДУДАРЧУК, член ОНК -3 Краснодарского края, член СПЧ Краснодарского края (до 2017 года)

Рашид ХАНСВЯРОВ, член ОНК  Краснодарского края 1,2,3 созыва, член РОО «Краснодарский правозащитный центр»

Елена КУЗНЕЦОВА, председатель БГОО «Мир детства», член ОНК Краснодарского края 1 — го созыва, депутат Совета Белореченска Краснодарского края

Ольга  ДИАНОВА, член ОНК Свердловской области третьего  созыва

Сергей КИРИЛЛОВ, член ОНК  Свердловской области третьего  созыва.

Ольга ВЕКОВШИНИНА, член ОНК Свердловской обл., г. Екатеринбург

Лариса ФЕФИЛОВА, член ОНК трех созывов,  председатель Удмуртского регионального отделения ООД «За права человека»

Сергей МАРЬИН, член ОНК Республики Мордовия 1-го и 2-го созывов.

Геннадий ПОСТНИКОВ, председатель ОНК Томской области 2-го и 3-го созывов

Магомед МУЦОЛЬГОВ, председатель ОНК Республики Ингушетия 1-го, 2-го,  3-го созывов

Руслан МУЦОЛЬГОВ, член ОНК Республики Ингушетия 3-го созыва.

Валерий КОРОЛЕВ, член ОНК Липецкой области 2, председатель комиссии в 3-ем созыве.

Евгений КОНЯЕВ, заместитель председателя ОНК Самарской области 3-го созыва

Лидия ЛЕВИНА, председатель ОНК Хабаровского края 3-го  созыва, Эксперт Фонда «В защиту прав заключенных»

Петр КАМИННЫЙ, член 1-го состава (2010-2012г.г.) ОНК и председатель 2-го состава (2012-2015г.г) ОНК Вологодской области, координатор Народного проекта «Калина красная»

Марк КУПЕРМАН, председатель ОНК 1 и 2 созывов, председатель Сахалинского РО общероссийского Движения «За права человека», эксперт Движения, почётный член Сахалинского правозащитного Центра

Юрий СИРОТКИН, председатель ОНК Сахалинской области 3-го созыва

Любовь ТИХОМИРОВА, секретарь Сахалинской области 3-го созыва, участник Движения «За права человека»

Юрий ХАЙБУЛИН, член ОНК Сахалинской области 3-го созыва

Роман ШАТРОВ, кандидат в члены ОНК  Сахалинской области 4-го созыва

Ольга МЕЛЕНТЬЕВА, кандидат в члены ОНК  Сахалинской области 4-го созыва

Геннадий ГЛЕБА, кандидат в члены ОНК  Сахалинской области 4-го созыва

Юрий ДЬЯКОВ, кандидат в члены ОНК  Сахалинской области 4-го созыва, председатель Сахалинского РО ООД «Опора России»

Лидия РЫБИНА, член ОНК Тамбовской области 1-го и 3-го созывов, член Общественной палаты Тамбовской области

Игорь САЖИН, член ОНК Республики Коми 1-го, 2-го и 3-го созывов, член «Мемориала», г. Сыктывкар

Эрнест МЕЗАК,  член  ОНК Республики Коми 1-го, 2-го и 3-го созывов