Конспираторы

Конспираторы

230
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

На заседание Рабочей группы  Общественной Палаты по ОНК собралось почему- то 7 человек из 18.  Впрочем, вспомнив, как на первое заседание нового состава  Рабочей Группы забыли пригласить меня и еще несколько человек,  этому факту я не удивился.

Меня в первую очередь заинтересовал  вопрос: почему из 63 регионов страны, в которых Совет  по правам человека при Президенте России и Уполномоченный по правам человека в России предложил провести довыборы в члены ОНК,  Совет Общественной Палаты выбрал только 30.

Как раз, когда мы обсуждали этот  вопрос мне пришла СМС-ка от  Лидии Левиной,  которая была членов ОНК края 3-го состава, но в 4-й состав по неизвестной причине не попала. «Добрый день, Андрей Владимирович! – прошу содействовать по доп набору  ОНК Хабаровского края. Меня не вели в 4-й состав ОНК 4 созыва, ничем не мотивируя. Меня поддерживает «Боевое Братство», готовы повторно направить документы, однако доп набора по нашему краю в списке нет. У нас дальние колонии и СИЗО есть в 900 км от Хабаровска, в г. Николаевске есть кандидаты в ОНК.  Из-за размеров края там никто из ОНК не был с 2008 года.  В Ванино и Совгавани  я побывала в 2014-15 года, до этого ОНК там были последний  раз в 2008 году! Левина, не-член ОНК»

Тут и выяснилось, чем  отличается Лидия Левина от Общественной Палаты: у Левиной мой телефон был, а  в Общественной Палате  мой телефон, наверное,  потерялся. Набор в остальных 33 регионах, включая Хабаровский край, не был объявлен в связи с тем, что  у Общественной Палаты … не было списка этих регионов. Разумеется, ни в Совет, ни  Уполномоченной они позвонить не могли.

Большая часть времени  заседания РГ заняла дискуссия вокруг неразглашения членами РГ персональных данных. Членам РГ было предложено подписать некое «Обязательство о неразглашении персональных данных».  По этому Обязательству члены РГ  не вправе собирать, записывать, систематизировать, хранить, уточнять, использовать, передавать кому – либо  ставшие ему известными персональные данные,  и даже  обезличивать персональные данные без письменного  согласия гражданина.

Что это значит? А вот что. Идет, например в состав ОНК вор в законе Терентий Пупкин; и если упомянутый Пупкин не дал своего согласия, чтобы я позвонил в тот регион, в котором он выдвигается, кому-то кому я доверяю, и спросил, а не знает ли он этого Терентия Пупкина, а, если знает, то что может о нем сказать,  то я передал персональные данные.

Или, к примеру, посчитал я по списку кандидатов и определил, что в списке 40 женщин, 20 пенсионеров, 10 человек из межрегиональных НКО, то есть систематизировал и обезличил эти персональные данные. Но, если уважаемые кандидаты не дали на это своего согласия, то я снова посягнул на их бесценные персональные данные.

Вы думаете  я шучу? Юрист Общественной Палаты Петр Золотов в своем понимании персональных данных пошел еще дальше.  Членам РГ для работы и  анализа он раздал списки кандидатов в члены ОНК по 10  регионам без … имен и отчеств, а также  наименования организаций, которые выдвинули кандидатов. На возмущение членов РГ Золотов ответил, что знать эти данные членам РГ, не давшим подписки, не положено, так как иначе они … смогут понять, о ком идет речь. То есть, по мнению. Аппарата Палаты, выбор у членов РГ невелик: либо принять на себя абсурдные обязательства, препятствующие их работе, либо они должны работать вслепую.

Тут уже не выдержали Мария Каннабих и Антон Цветков, заявившие, что такого в жизни еще никогда не было,  а примкнувший к ним В.А. Фадеев  распорядился, чтобы Петр Игоревич выдал нам полные списки. Но не тут-то было: потребовалось еще 3 гневные реплики Елены Масюк и 3 распоряжения Валерия  Фадеева, прежде, чем  списки на 100 кандидатов из 10 регионов были нам  розданы.

Может ли иметь место злоупотребление персональными данными? Теоретически – да. Поэтому я предложил переписать  текст обязательства, предусмотреть запрет злоупотребления  персональными данными и использования их не по назначению, а в качестве  компромисса предложил членам РГ,  не подписавшим расписку, раскрывать полные ФИО  кандидата, населенный пункт проживания,  место работы, стаж правозащитной деятельности,  кто выдвинул и кто рекомендовал.

О том, как Палата понимает открытость и гласность, свидетельствует эпизод с членом  ОНК Алтайского края Белоусом, избранным председателем ОНК.  В один прекрасный день Белоус вдруг узнал, что Совет Палаты лишил его  полномочий якобы  на основании решения ОНК края. На самом заседании Белоус не был,  об его  проведении не знал. Пала также  не поставила Белоуса в известность о том, что его собираются лишить мандата. Не проверив подлинности  протокола, Аппарат Палаты,  направил в Совет Палаты материалы о лишении Белоуса полномочий. Стоило мне лишь поднять этот вопрос,  как Валерий Александрович стал, мягко говоря, громко разговаривать, и куда-то убежал.

Когда покидал я некогда гостеприимные стены Общественной Палаты, многие члены которой являются моими друзьями,  вспомнил я грустные слова дедушки Крылова: «А Вы друзья как ни садитесь…»

Неужели и в самом деле все так грустно.

Источник: http://an-babushkin.livejournal.com/