Как преодолеть кризис ОНК за пять шагов

Как преодолеть кризис ОНК за пять шагов

111
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В Москве в конце ноября прошел Всероссийский съезд в защиту прав человека. Одной из его главных тем стала проблема общественного контроля за местами заключений. Правозащитники Валерий Борщев и Андрей Бабушкин, стоявшие у истоков института общественных наблюдательных комиссий (ОНК), рассказали, почему, на их взгляд, система ОНК переживает кризис и как это можно исправить.

Действующие составы ОНК. Как они были сформированы

Осенью 2016 года Общественная палата Российской Федерации сформировала состав общественных наблюдательных комиссий в 42 регионах страны. Многие известные правозащитники не вошли в новые комиссии: места тех, кто годами занимался защитой прав заключенных, заняли люди, не имеющие правозащитного опыта, но и, возможно, лояльные Общественной палате и ФСИН. Правозащитники Елена Масюк, Любовь Волкова и Лидия Дубикова, не вошедшие в новый состав ОНК, подали иск к Общественной палате. Суд не удовлетворил требования заявителей, но обнаружил процедурные нарушения при формировании комиссий. Благодаря этому в некоторых регионах объявлен донабор в ОНК четвертого созыва.

После громких скандалов с пытками в колониях – от бунта в Копейске до вскрывшихся благодаря Ильдару Дадину систематических нарушений в Карелии – власти решили ограничить доступ правозащитников в тюрьмы

Борщев считает негативным фактором снижение самостоятельности общественных палат в регионах. На местах члены палаты часто связаны с руководством колоний и МВД, поэтому не могут сформировать независимые и работоспособные комиссии. Поэтому Валерий Борщев предлагает не отдавать отбор кандидатур на откуп регионам, а усиливать роль федеральных структур: Уполномоченного по правам человека при президенте и Президентского совета по правам человека.

Правозащитник Андрей Бабушкин полагает, что с 2015 года происходит регресс института общественного контроля в стране. Показателями деградации он назвал снижение количества визитов в места принудительного содержания (за первое полугодие 2017 г. — 4 тысячи личных бесед с осужденными, за аналогичный период 2016 г. — 9,5 тысяч), рост влияния председателей ОНК в вопросах о посещении колоний, ограничение доступа к книгам учета доставленных и прекращение развития законодательства об общественном контроле. Принятие поправки о донаборе Андрей Владимирович считает позитивным моментом, но без серьезного изменения федерального закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации» остановить деградацию этого института он считает невозможным.

В каких изменениях нуждается закон

Андрей Бабушкин озвучил ключевые поправки, которые могут предотвратить окончательное превращение ОНК в формальный институт.

  • В первую очередь он предлагает изменить саму процедуру формирования ОНК. Для этого надо усилить роль Уполномоченного по правам человека и Совета по правам человека при президенте в формировании состава комиссий и конкретизировать формулировку «опыт правозащитной деятельности». Также правозащитник предлагает наделить членов комиссий иммунитетом от уголовного и административного преследования. Это позволит сделать процедуру отбора более прозрачной, снизить вмешательство региональных властей в деятельность ОНК и избежать попадания в комиссии людей, не имеющих отношения к защите прав человека. Для продуктивной работы комиссий необходимо обязать уполномоченные органы и ФСИН отвечать на рекомендации и замечания правозащитников, а в случаях опасности для жизни и здоровья гражданина — реагировать оперативно. Сейчас даже в случаях серьезных заболеваний ответа администрации можно ждать более месяца.
  • Чтобы повысить влияние непосредственно членов ОНК, нужно дать право каждому члену выступать субъектом подачи уведомлений о посещении мест принудительного содержания. Это ограничит возможности председателей комиссий оказывать давление на правозащитников.
  • В регионах необходимо обеспечить комиссии помещением и по крайней мере одним делопроизводителем, по возможности с юридическим образованием. Небольшая заработная плата послужила бы большей профессионализации этой деятельности. Также важным является создание института экспертов — специалистов, которых члены комиссий могут проводить с собой в колонии и СИЗО.
  • В законе до сих пор не урегулированы вопросы использования наблюдателями технических средств на территории тюрем. Средства фиксации, приборы, позволяющие оценивать условия содержания — освещенность, влажность и т. д., — необходимы для работы ОНК, но на практике по этому вопросу часто возникают разногласия с тюремной администрацией.
  • Необходимо решить проблему недопуска членов ОНК на территории колоний и СИЗО. Особенно остро она стоит в регионах. Колонии, как правило, расположены довольно далеко от городов, путь до них может занимать несколько часов. На посещение колонии у наблюдателей остается совсем немного времени, чем активно пользуется администрация, затягивая согласования и не допуская членов ОНК на территорию. Андрей Бабушкин полагает, что в случае внесения озвученных поправок, усиления самостоятельности и независимости комиссий вместе с урегулированием пробелов в законодательстве эта проблема решится.

В каких изменениях нуждается закон

Андрей Бабушкин озвучил ключевые поправки, которые могут предотвратить окончательное превращение ОНК в формальный институт.

  • В первую очередь он предлагает изменить саму процедуру формирования ОНК. Для этого надо усилить роль Уполномоченного по правам человека и Совета по правам человека при президенте в формировании состава комиссий и конкретизировать формулировку «опыт правозащитной деятельности». Также правозащитник предлагает наделить членов комиссий иммунитетом от уголовного и административного преследования. Это позволит сделать процедуру отбора более прозрачной, снизить вмешательство региональных властей в деятельность ОНК и избежать попадания в комиссии людей, не имеющих отношения к защите прав человека. Для продуктивной работы комиссий необходимо обязать уполномоченные органы и ФСИН отвечать на рекомендации и замечания правозащитников, а в случаях опасности для жизни и здоровья гражданина — реагировать оперативно. Сейчас даже в случаях серьезных заболеваний ответа администрации можно ждать более месяца.
  • Чтобы повысить влияние непосредственно членов ОНК, нужно дать право каждому члену выступать субъектом подачи уведомлений о посещении мест принудительного содержания. Это ограничит возможности председателей комиссий оказывать давление на правозащитников.
  • В регионах необходимо обеспечить комиссии помещением и по крайней мере одним делопроизводителем, по возможности с юридическим образованием. Небольшая заработная плата послужила бы большей профессионализации этой деятельности. Также важным является создание института экспертов — специалистов, которых члены комиссий могут проводить с собой в колонии и СИЗО.
  • В законе до сих пор не урегулированы вопросы использования наблюдателями технических средств на территории тюрем. Средства фиксации, приборы, позволяющие оценивать условия содержания — освещенность, влажность и т. д., — необходимы для работы ОНК, но на практике по этому вопросу часто возникают разногласия с тюремной администрацией.
  • Необходимо решить проблему недопуска членов ОНК на территории колоний и СИЗО. Особенно остро она стоит в регионах. Колонии, как правило, расположены довольно далеко от городов, путь до них может занимать несколько часов. На посещение колонии у наблюдателей остается совсем немного времени, чем активно пользуется администрация, затягивая согласования и не допуская членов ОНК на территорию. Андрей Бабушкин полагает, что в случае внесения озвученных поправок, усиления самостоятельности и независимости комиссий вместе с урегулированием пробелов в законодательстве эта проблема решится. 

Мнения правозащитников

На прошедшем съезде в защиту прав человека проблема ОНК стала одной из самых обсуждаемых тем. Автор закона об общественном контроле в местах принудительного содержания правозащитник Валерий Борщев видит причину случившегося в том, что наблюдательные комиссии стали представлять угрозу для всей системы ФСИН. Сам Борщев, будучи председателем ОНК Москвы, принимал деятельное участие в расследовании деталей гибели юриста Сергея Магнитского. Он отмечает, что после громких скандалов с пытками в колониях — от бунта в Копейске до вскрывшихся благодаря Ильдару Дадину систематических нарушений в Карелии — власти решили ограничить доступ правозащитников в тюрьмы. Валерий Васильевич считает, что Общественная палата пошла навстречу МВД и ФСИН. Именно поэтому началась политика последовательного лишения независимости общественных наблюдательных комиссий. Этим объясняется отклонение кандидатур Елены Масюк, Любови Волковой и многих других правозащитников.

В ноябре завершился прием документов для донабора комиссий в ряде регионов. Участники съезда выразили надежду, что в этот раз кандидатуры известных правозащитников не будут отклонены Общественной палатой.

Источник: «7×7»