Пять приговоров и один побег. «Медиазона» за год, краткие итоги 2017-го

Пять приговоров и один побег. «Медиазона» за год, краткие итоги 2017-го

335
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
3257183 15.12.2017 Экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев перед оглашением приговора у здания Замоскворецкого суда Москвы. Евгений Биятов / РИА Новости

Год назад «Медиазона» рассказывала о самых важных приговорах, которые, как мы ожидали, будут вынесены в 2017 году. Надо признать, мы недооценили медлительность российского правосудия — за год решения суда так и не дождались бывший губернатор Кировской области Никита Белых, экс-глава Коми Вячеслав Гайзер, несколько генералов Следственного комитета, «вор в законе» Шакро Молодой, полковник МВД Дмитрий Захарченко, экс-губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин и бизнесмен Дмитрий Михальченко. В последний день 2017-го мы напоминаем о пяти главных приговорах и одном удачном побеге, которыми запомнится уходящий год.

Дело Алексея Улюкаева

Бывший глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, которого обвиняли в вымогательстве $2 млн у главы «Роснефти» Игоря Сечина, во время суда охотно рассказывал журналистам, какие книги он читает под домашним арестом («Процесс», «Посторонний», «Маятник Фуко», «Чапаев и Пустота»), а под конец процесса выступил с эмоциональным последним словом и назвал себя «гладиатором с картонным мечом». «Я многое передумал за этот год, как бы ни сложилась моя дальнейшая судьба, остаток жизни я посвящу отстаиванию интересов людей», — сказалУлюкаев. И получил реальный срок.

Статья: получение взятки в особо крупном размере, совершенное лицом, занимающим государственную должность (часть 6 статьи 290 УК)

Приговор: 8 лет колонии строгого режима и штраф 130 млн рублей (не вступил в силу).

Что мы узнали: фраза Игоря Сечина «корзиночку забирай» стала крылатой. Генерал ФСБ в отставке Олег Феоктистов легко может взять у «хорошего знакомого» $2 млн наличными для спецоперации, не посвящая владельца денег в ее подробности. Можно вынести приговор, не допросив главного свидетеля обвинения — собственно, того же Сечина.

Дело об убийстве Бориса Немцова

Заур Дадаев, Анзор Губашев и Шадид Губашев. Фото: Алексей Филиппов / РИА Новости

Процесс над обвиняемыми в убийстве политика Бориса Немцова шел в Московском окружном военном суде девять месяцев. Коллегия присяжных потратила три дня на обсуждение вердикта, но в итоге признала виновными всех пятерых подсудимых. После вердикта несколько присяжных рассказали «Медиазоне», как шел процесс, чем гособвинитель Мария Семененко заслужила прозвище «очаровательный бульдозер» и за что из коллегии исключали их излишне вдумчивых товарищей.

Статьи: убийство по найму (пункты «ж», «з» части 2 статьи 105 УК) и незаконный оборот оружия (часть 3 статьи 222 УК)

Приговор: Заур Дадаев — 20 лет колонии, Анзор Губашев — 19 лет, Шадид Губашев — 16 лет, Темирлан Эскерханов — 14 лет, Хамзат Бахаев — 11 лет.

Что мы узнали: ни следствие, ни суд так и не допросили возможных соучастников убийства, которые могли бы указать на его настоящих заказчиков. Следователь стучался в дом отпрыска влиятельной чеченской фамилии Руслана Геремеева, но ему просто «никто не открыл». По крайней мере один осужденный — Хамзат Бахаев — к убийству отношения, скорее всего, не имеет.

Второе дело «Кировлеса»

Алексей Навальный и Петр Офицеров, 8 февраля 2017 года. Фото: Алексей Куденко / РИА Новости

Первый приговор по делу «Кировлеса» Верховный суд отменил осенью 2016-го — после решения ЕСПЧ, который признал, что политика Алексея Навального и бизнесмена Петра Офицеров осудили за деяния, неотличимые от обычной предпринимательской деятельности. Это сняло все формальные препятствия для участия Навального в выборах президента — и он тут же заявил о намерении баллотироваться. Так что повторный процесс стартовал уже через месяц и завершился в рекордный срок предсказуемо обвинительным приговором.

Статьи: Навальный — организация растраты в особо крупном размере (часть 3 статьи 33, часть 4 статьи 160 УК), Офицеров — пособничество в растрате (часть 5 статьи 33, часть 4 статьи 160 УК)

Приговор: Алексей Навальный получил 5 лет условно, Петр Офицеров — 4 года условно. Обоим суд назначил по 500 тысяч рублей штрафа.

Что мы узнали: несмотря на отмену первого приговора, новое обвинительное заключение, которое зачитали в суде прокуроры, слово в слово повторяло старый вариант.

«Ловец покемонов» Руслан Соколовский

Руслан Соколовский. Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

Суд над эксцентричным видеоблогером, который пошел ловить покемонов в екатеринбургский Храм-на-Крови, оказался самым абсурдным процессом года. Соколовского обвинили в ненависти ко всем вообще — чеченцам, богу, феминисткам, верующим, сектантам и лично патриарху Кириллу.

Статьи: оскорбление чувств верующих (статья 148 УК), разжигание вражды (часть 1 статьи 282 УК), незаконный оборот специальных технических средств (статья 138.1 УК)

Приговор: 2 года и 3 месяца условно

Что мы узнали: формулировку обвинения про «неуместную метафору «зомби», которая в данном случае обозначает Иисуса». Незабываемый диалог адвоката со свидетелем:

– Какие ваши религиозные чувства задел Соколовский?

— Он сравнил Христа с покемоном… На патриарха… У меня внутренний плач был.

— Вы плакали?

— Я плакал.

«Крымские диверсанты»

Редван Сулейманов. Кадр: Антон Наумлюк / Медиазона

Несмотря на громкие заявления ФСБ о диверсионно-террористических группах украинской разведки, большинство задержанных по этому делу в Крыму обвинялись по другим статьям — и многие уже выслушали приговор. Некоторые из «крымских диверсантов» рассказывали о жестоких пытках. «Медиазона» приводила известные подробности расследования.

Статьи: Редван Сулейманов — заведомо ложное сообщение об акте терроризма (часть 2 статьи 207 УК); Владимир Присич — незаконное хранение наркотических средств (часть 2 статьи 228 УК); Дмитрий Штыбликов — подготовка диверсии (статья 30 и пункт «а» части 2 статьи 281 УК) и незаконное хранение взрывчатки (статья 222.1 УК); Алексей Стогний — незаконное изготовление, приобретение и хранение оружия (часть 1 статьи 222 и часть 1 статьи 223 УК).

Приговоры: Сулейманов — 1 год и 8 месяцев колонии, Присич — 3 года колонии, Штыбликов — 5 лет колонии, Стогний — 3,5 года колонии

Что мы узнали: Как Евгению Панову «на член надели хомут и затягивали до посинения», а Андрею Захтею — «клеммы стали цеплять к гениталиям».

Человек, которого не было на Болотной площади

Дмитрий Бученков и его адвокат Илья Новиков. Фото: Петр Кассин / Коммерсант

Историк Дмитрий Бученков был последним из арестованных по «болотному делу». Несмотря на очевидное несходство с запечатленным на оперативной съемке человеком в черном, который дрался с полицейскими 6 мая 2012-го, Бученков провел год в СИЗО, а затем обвинение было передано в суд. Дело явно шло к обвинительному приговору. За несколько месяцев до бегства Бученкова другого обвиняемого по «болотному делу», Максима Панфилова, суд отправил на принудительное лечение.

Статьи: участие в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 УК) и применение насилия к полицейским (часть 1 статьи 318 УК)

Приговор: не состоялся, потому что в самом конце процесса переведенный под домашний арест Бученков скрылся. Теперь он живет в Европе.

Что мы узнали: Следователи и прокуроры могут не только обвинить человека в том, чего он не совершал, но и запросто выдать вас за кого-то другого. И у суда это не вызовет вопросов.

источник https://zona.media/article/2017/12/31/itogo-17