В 2017 году ЕСПЧ рассмотрел две основные темы, касающиеся пенитенциарной системы

В 2017 году ЕСПЧ рассмотрел две основные темы, касающиеся пенитенциарной системы

478
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Во-первых, Суд вынес пилотное решение относительно условий содержания в румынских тюрьмах и полицейских камерах (Резмивес и другие против Румынии, № 61467/12 и других). Суд внес несколько предложений по сокращению переполненности тюрем (более широкий спектр альтернативных наказаний вместо содержания под стражей, расширение оснований и практики освобождения от уголовного наказания, отсрочка вынесения приговора или предоставление условного освобождения и улучшение работы службы пробации), и призвал ввести эффективные компенсационные и профилактические средства.

Во-вторых, в двух основных постановлениях Суд вынес решение по сложной проблеме осуществления политики позитивной дискриминации по признаку пола. С одной стороны, в решении Хамотху и Аксенчик против России (№ 60367/08 и 961/11) Суд проанализировал российское законодательство, предусматривающее, что наказание в виде пожизненного заключения не может быть наложено на женщин или лиц, совершивших преступление в возрасте моложе 18 или старше 65 лет. С другой стороны, в решении Александру Еначе против Румынии (№ 16986/12) он постановил, что согласно румынскому законодательству только осужденные матери детей в возрасте до одного года могут получить отсрочку тюремного заключения до первого дня рождения их ребенка. В обоих случаях Суд заявил, что широкая свобода усмотрения должна быть оставлена ​​властям соответствующих государств, он отметил, что существует «разумное соотношение пропорциональности между используемыми средствами и преследуемой законной целью» (Хамотху и Аксенчик против России, §87), и пришел к выводу о том, что в данном случае не было нарушения Конвенции. Судья Пинто де Альбукерке и судья Бошняк, в особом мнении к постановлению суда (Хамтоху и Аксенчик против России – особое мнение судьи Пинто де Альбукерке) и (Александру Еначе против Румынии – особое мнение судьи Пинто де Альбукерке и судьи Бошняк) выразили сожаление в связи с тем, что Суд не воспользовался возможностью положить конец этой позитивной политике дискриминации и привести к более высокому согласованию румынское и российское законодательства.

В нескольких решениях Суд напомнил о своей позиции по важным вопросам.

Как и в 2016 году, было выявлено несколько нарушений Статьи 3 в отношении длительности и строгости условий содержания задержанных, имеющих статус «опасного преступника» в Польше (Михал Коргул против Польши, № 36140/11, Дежнек против Польши, № 9635/13). Суд вынес несколько важных решений, касающихся продления срока содержания под стражей лиц с психическими расстройствами (Ильнзеер против Германии, №10211/12, Рооман против Бельгии, № 18052/11, Лоренц против Австрии, № 11537/11, Д.Дж. против Германии, № 45953/10). В этой связи, Европейская сеть по судебной защите прав заключенных выступила третьей стороной в деле Ильнзеер против Германии, которое было направленно в Большую палату.

В нескольких постановлениях Суд напомнил о важности поддержания связи с семьей для социальной реабилитации заключенных («Полякова и другие против России», № 35090/09 и др. «Пахтысов против России», № 11800/10; Владимир Николаевич Федоров против России, № 48974/09, Лебойс против Болгарии, № 67482/14, Мороз против Украины, № 5187/07).

Суд вынес два важных решения в отношении пожизненного заключения. С одной стороны, Большая палата постановила в решении по делу Хатчинсон против Соединенного Королевства (№ 57592/08), что процедура пересмотра приговоров к пожизненному заключению в Англии и Уэльсе соответствует требованиям статьи 3. В своем особом мнении судья Пинто де Альбукерке решительно выступил против этого анализа. С другой стороны, наоборот, Суд счел, что пожизненный приговор, введенный в Литве, не предлагает реальной перспективы освобождения (Матийошайтис и другие против Литвы, № 22662/13 и другие).

 

Суду вынес решение также по менее распространенным вопросам

В решении Янковскис против Литвы (№ 21575/08) Суд счел, что ограничение на доступ заключенного к государственному интернет-сайту, предоставляющему образовательную информацию, является нарушением его свободы на получение информации. Суд, в частности, отметил, что власти Литвы «в основном сосредоточились на юридическом запрете заключенных, иметь доступ к интернету как таковому, вместо того, чтобы рассматривать аргумент заявителя о том, что для его образования необходим доступ к определенному веб-сайту» (§61).

В решении Саригуль против Турции (№ 28691/05) Суд счел, что турецкий закон, регулирующий проверку корреспонденции заключенных, не отвечает требованиям предсказуемости. В этом случае власти изъяли рукописный черновик романа.

В вышеупомянутом решении Мороз против Украины Суд признал нарушение свободы религии заявителя, когда власти конфисковали его религиозную литературу и предметы и отклонили его просьбы посетить тюремную часовню.

В упомянутом выше решении Михал Коргул против Польши, заявитель жаловался, что «при получении денежной суммы от его семьи половина этой суммы была помещена на специальный счет, к которому у него не было доступа до его освобождения» (§47). Суд счел, что государства «имеют широкую свободу усмотрения в соответствии со Статьей 1 Протокола № 1, когда речь идет об общих мерах экономической или социальной стратегии» (§54), и заявил, что «государство имеет право использовать такие схемы, которые оно находит наиболее подходящими для реинтеграции заключенных в общество после их освобождения, в том числе путем обеспечения для них определенной суммы денег» (§55).

Источник: Newsletter of Prison Litigation Network