ЕСПЧ признал нарушением одиночное заключение осужденного, страдающего клаустрофобией

ЕСПЧ признал нарушением одиночное заключение осужденного, страдающего клаустрофобией

228
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://pravo.ru/store/images/4/57675.jpg

Европейский Суд присудил 15 тыс. евро заключенному с психическими расстройствами на нарушение надзирателями колонии требований врачей

В комментарии «АГ» адвокат Игорь Купцов, представлявший интересы заявителя, высказал надежду на то, что решение ЕСПЧ повлияет на подход ФСИН России к порядку содержания в местах лишения свободы лиц, страдающих психическими расстройствами, не лишающими их вменяемости.

27 февраля 2018 г. ЕСПЧ опубликовал решение по делу «Шатохин против России» (№ 50236/06), которым признал нарушением Конвенции о защите прав человека и основных свобод содержание заключенного в одиночной камере в случае, когда он страдает клаустрофобией.

Заявитель жалобы Константин Шатохин отбывал наказание в исправительной колонии. После нескольких попыток вскрыть себе вены ему были диагностированы умственная отсталость, психопатия и клаустрофобия с элементами самоагрессии. Ему было противопоказано одиночное заключение в камере, о чем была проинформирована администрация исправительного учреждения.

В последующем в качестве наказания за нарушения режима Константина Шатохина поместили в карцер на 13 дней. Дежурный врач согласился с таким наказанием при условии, что заключенный не будет там один. Данное требование было нарушено: осужденного поместили в камеру одного, но при этом дверь оставляли открытой. В связи с этим Шатохин объявил голодовку.

Спустя несколько дней дверь камеры закрыли, чтобы не допустить связи Константина Шатохина с другими осужденными, получавшими постельные принадлежности в помещении напротив. Из-за этого у заключенного началась паническая атака и он попытался вскрыть себе вены зубами. Прибывший врач отметил многочисленные раны на предплечьях и перевязал их.

Константин Шатохин обратился в прокуратуру с заявлением о возбуждении уголовного дела, однако ему отказали. Суд оставил решение прокурора в силе, установив законность и оправданность расследования. В апелляционной жалобе заключенный указал, что надзиратели знали, что он страдает клаустрофобией, и закрыли дверь, чтобы отомстить ему за голодовку. Областной суд оставил решение нижестоящей инстанции без изменений.

В своем обращении в ЕСПЧ Константин Шатохин жаловался на нарушение ст. 3 Конвенции, которая закрепляет, что никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

В отзыве на жалобу Правительство России указывало, что помещение в карцер было оправдано поведением осужденного, а наказание было согласовано с врачом: в камере Константина Шатохина оставили одного, чтобы исключить плохое влияние на других заключенных, дверь оставили открытой, а его психологическое состояние контролировалось тюремным врачом. По мнению Правительства, надзиратели, закрыв дверь, действовали законно, так как внутренним правилом было запрещено держать открытыми несколько дверей одновременно.

Европейский Суд отметил, что к заключенным, страдающим от психических расстройств и способным на суицид, необходимо применять специальные меры, направленные на гуманное обращение с ними. Кроме того, ЕСПЧ добавил, что наказание в виде содержания под стражей в камере, сопровождаемое запретом посещений и контактов с другими заключенными, наложенное на лицо, попытавшееся совершить самоубийство, несовместимо с лечением, требуемым в отношении психически больного человека, что представляет собой бесчеловечные и унижающие достоинство обращение и наказание.

Европейский Суд также обратил внимание на то, что сначала психиатр, а затем и тюремный врач рекомендовали не помещать заявителя в одиночную камеру, однако к их советам не прислушались. Кроме того, Суд указал, что именно в тот день, когда врач повторил, что Константина Шатохина нельзя оставлять одного, дверь в его камеру закрыли.

Суд посчитал, что решение о помещении осужденного в карцер было принято без учета мнения психиатра, а также без объективной оценки необходимости одиночного заключения, что повлекло нарушение ст. 3 Конвенции. Таким образом, ЕСПЧ присудил заявителю 15 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда.

Адвокат АП Алтайского края Игорь Купцов, представлявший интересы Константина Шатохина, пояснил «АГ», что в силу загруженности ЕСПЧ жалобами на нарушения конвенционных прав граждан Европейский Суд рассмотрел данную жалобу, поданную в 2006 г., только 27 февраля текущего года.

«Проблема, поднятая Константином Шатохиным, и, главное, ее логическое завершение в решении Суда, надеюсь, повлияют на подход ФСИН России к порядку содержания в местах лишения свободы лиц, страдающих психическими расстройствами, не лишающими их вменяемости», – сказал адвокат.

Он добавил, что проблема не в отсутствии правовой базы, а в исполнителях. «В данном конкретном случае, с одной стороны, власти признают права таких лиц на безопасные условия содержания, а с другой стороны, считают, что надзиратели действовали на основании внутренних правил. Результат этого – попытка самоубийства. Значит, специальные меры оказались неэффективными», – указывает Игорь Купцов.

Адвокат пояснил, что решение Суда, как и множество других, демонстрирует более детальный подход к соблюдению прав осужденных в местах лишения свободы. «В плане того, что надзорным органам в очередной раз указано на пробелы в их оценках действительного обстоятельств дел, я к данному решению отношусь положительно, а вопрос о достаточности материальной компенсации морального вреда, я думаю, должен непосредственно оценить сам Константин Шатохин», – пояснил Игорь Купцов.

Ознакомившись с постановлением Европейского Суда, адвокат коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых указал, что ЕСПЧ в очередной раз подтвердил очевидное правило о том, что государства несут ответственность за надлежащее содержание осужденных к лишению свободы. «А власти РФ в данном случае продемонстрировали, что решения Европейского Суда, основанные на этом простом правиле, остаются уместными, так как правовые механизмы на национальном уровне неэффективны, ведь осужденный к властям обращался», – отметил эксперт.

Константин Кузьминых указал, что вопрос о том, могли или не могли надзиратели при раздаче постельных принадлежностей заключенным других камер закрывать дверь камеры страдающего клаустрофобией заявителя, носит надуманный характер. «Ответ на этот вопрос прост: если имелся запрет на содержание осужденного в камере с закрытой дверью, то камеру надо было выбрать так, чтобы не имелось препятствий к исполнению этого запрета», – пояснил адвокат. Он также отметил, что если администрация колонии осознала, что не располагает средствами и методами работы с таким осужденным, то надо было обратиться в региональный орган ФСИН с просьбой его перевода в иное пенитенциарное учреждение.

Адвокат предположил, что данное решение ЕСПЧ может повлиять на работу ФСИН в том, чтобы к страдающим психическими расстройствами осужденным проявлялось надлежащее внимание и применялись соответствующие методы и средства. «Не потому, что они лучше или хуже обычных осужденных, а потому, что власти несут ответственность за отбывание осужденными наказания в виде лишения свободы», – заключил Константин Кузьминых.

Источник: advgazeta.ru