«Они нас ненавидят»: как тюрьмы Франции воспитывают исламистов

«Они нас ненавидят»: как тюрьмы Франции воспитывают исламистов

221
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://cdn3.img.ria.ru/images/151292/38/1512923843.gif

Статистика европейских тюрем показывает: после ареста радикалы-исламисты редко складывают оружие. За решеткой во Франции, Великобритании, Бельгии и Германии бывших сторонников ИГ* и «Аль-Каиды»* дожидаются свои. В местах заключения ведется активная исламистская пропаганда, нацеленная на молодых уголовников. Новоприбывших берут под опеку и превращают их в джихадистов. Во Франции ситуация особенно взрывоопасна: даже тюремщики, возмущенные установившимися порядками, объявили акцию протеста. Подробности — в материале РИА Новости.

За решеткой объяснили, как нужно верить

Тюрьмы Европейского союза и США давно превратились в один из главных кадровых резервов джихадистов. Многие предводители борьбы против неверных, включая «халифа» ИГ* Аль-Багдади, прошли через пенитенциарную систему западных стран. Часто те, кто не придерживался радикальных взглядов, приобрели их в тюрьме.  Как считают в британском Международном центре по изучению радикализации и политически мотивированного насилия, каждый шестой исламский радикал ЕС сформировал свои убеждения в неволе. А начинали все как обычные уголовники.

Радикализация в тюрьмах сопровождается попустительством правоохранительной системы: исламистам смягчают режим содержания, если считают, что те ведут себя благоразумно. Преступники вовсю пользуются поблажками, чтобы развернуть тайную деятельность: в тюрьмы попадают записи имамов-экстремистов, книги о ненависти к неверным и даже оружие. В октябре во Франции узнали о вопиющем случае: два арестанта готовили теракт, который собирались совершить, выйдя на свободу.

В январе 2018 года мягкое отношение к опасным заключенным вызвало взрыв негодования у работников французских тюрем. Неделю назад террорист-исламист Кристиан Ганчарски совершил нападение на трех охранников в пенитенциарном учреждении Ванден-ле-Вьей. Как выяснилось позже, исламисту предварительно смягчили режим содержания.

Атаки продолжились на этой неделе: семь надзирателей получили ранения в тюрьме Мон-де-Марсан, еще один их коллега пострадал в застенках Тараскона. Нападавшие — радикальные мусульмане. Объединившись, тюремные работники устроили стачку: блокировали большую часть мест заключения в стране. Протестующие заявили, что не намерены «рисковать жизнью за жалование в 1500 евро».

«В тюрьме Флери-Мерожи содержатся в заключении люди с радикальными взглядами, и не буду от вас скрывать, что это очень трудная ситуация. Для нас опасно находиться рядом с заключенными, для которых мы воплощаем то, что они ненавидят, для кого мы враги по определению. У них теоретически есть возможности причинить нам вред. На сегодняшний день наши тюрьмы и законодательство не приспособлены к содержанию такого рода заключенных. И проблема в том, что подобных арестантов будет все больше, поскольку люди возвращаются из Сирии. И они крайне опасны», — рассказал Sputnik France один из участников протестов.

 

«Приходи к нам, еще неверующий, мы дадим тебе работу»

Даже за решеткой сторонники ИГ* продолжают ощущать у себя за спиной разветвленную организацию исламских радикалов. Экстремистская пропаганда в тюрьме начинается с предложения помощи. Потерявшим жизненные ориентиры заключенным сулят поддержку «благотворительных» экстремистских организаций после выхода на свободу. Малорелигиозных преступников обращают в ислам, пообещав им работу в гуманитарном фонде, часто подпитываемом из Катара или Саудовской Аравии. Хуже того: после освобождения обещанная «работа», часто откровенно незаконная,  действительно находится.

В тайны экстремистской пропаганды смогли проникнуть журналисты бельгийского издания La Libre, опросившие мусульман-заключенных. «Тюрьма — это враждебный мир, очень закрытый, где ты всегда одинок, где подвергаешься риску нападения или вымогательства со всех сторон. Когда молодые парни, часто подростки без средств к существованию, попадают за решетку, их берет под крыло группа матерых уголовников. Дает им деньги (например, на покупку еды) и в какой-то момент советует: было бы хорошо, чтобы ты принял нашу веру», — цитирует издание очевидца.

Особую роль в тюрьме играет самопровозглашенное духовенство. Уголовники с Кораном в руках называют себя имамами и проводят коллективные моления. Потом нередко рассказывают, что «официальные» представители ислама — наемные агенты государства, поэтому им не следует верить.

 

«Угрожают тем, кто отказывается принять ислам»

В разговоре с РИА Новости член бюро партии «Республиканцы» в Москве Кантан Вэркруисс подтвердил серьезность проблем в тюрьмах Франции. «Главная трудность, на мой взгляд, денежная. Риски, связанные с безопасностью, растут, а бюджет пенитенциарных учреждений — нет. Тюрьмы переполнены на 150 процентов. В местах заключения процветает трафик самого разного рода. В камерах регулярно находят оружие. И все это из-за решения, принятого при президенте-социалисте Франсуа Олланде: обыскивать заключенных практически невозможно», — говорит политик.

В результате протестов тюремщиков во Франции заблокирована тюрьма Фресна. 19 января 2018

Он считает типичным случай террориста Амеди Кулибали, расстрелявшего в 2015 году посетителей еврейского магазина «Гипер Кашер» около Парижа, а до того радикализовавшегося в тюрьме. «Часто исламистов держат совместно с остальными заключенными, и это очень плохо. Причина та же — не хватает финансирования. Необходимо создать новые отдельные места для таких людей. Их следует изолировать от остальных. Доказано, что в некоторых тюрьмах заключенным угрожали после того, как они отказывались принимать ислам», — подчеркивает Вэркруисс.

*Запрещенная в России террористическая организация.

РИА Новости https://ria.ru/world/20180119/1512880709.html