Заключенным уже сейчас предлагается более 160 профессий

Заключенным уже сейчас предлагается более 160 профессий

86
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Заключённые работают на производстве плетеной мебели РИА Новости © Павел Лисицын

По информации «НГ», в Минюст поступил проект альтернативной реформы уголовно-исполнительной системы (УИС) страны. Его авторы – правозащитники и бывшие служащие Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) – настаивают, что правительственная концепция преобразований, рассчитанных до 2020 года, провалилась. Однако в самой ФСИН указывают, что, например, работа по адаптации осужденных проводится достаточно успешно. Например, постоянно увеличивается количество профессий, которые могут освоить заключенные.

Предложения по реформированию ФСИН будут направлены и на рассмотрение правительства, сообщили «НГ» в инициативной группе, в которую входят не только члены президентского Совета по правам человека (СПЧ), юристы и депутаты, но и бывшие руководители ряда подразделений ФСИН. Все они считают, что «Концепция развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года» в нынешнем ее виде оказалась проваленной.

«Ее реализация силами тюремной системы привела к миллиардным убыткам и срыву столь важной реформы», – заявил «НГ» основатель соцсети «Гулагу.нет» Владимир Осечкин. По его мнению, гуманизации УИС за последние годы так и не произошло, а коррупция и произвол в тюрьмах остаются на прежнем уровне. Что же касается тюремной экономики, то, по его словам, «ФСИН осуществляла «заказные» и заведомо невыгодные госконтракты».

Экс-руководитель Главного центра инженерно-технического обеспечения и связи (ГЦИТОиС) ФСИН Игорь Шайков в беседе с «НГ» посетовал на тотальную деградацию нынешних служащих, их «ненадлежащие образованность, опыт работы и мотивацию». По его мнению, эти системные проблемы возникли из-за того, что ведомство наделено чрезмерными полномочиями: «Со времен ГУЛАГа оно осталось государством в государстве, с шестым местом в стране по уровню бюджетного финансирования, с армией оперативников, серьезными силами спецназа, производственными мощностями и всеми структурными элементами самодостаточной системы». Хотя, отметил он, основная функция ФСИН – воспитательная.

Кстати, в альтернативном проекте предлагается урезать силовую составляющую ФСИН – например, ликвидировать все отряды спецназа, потому что «только лишь на закупку бронежилетов, шлемов и вооружения ежегодно тратятся сотни миллионов рублей». «Зачастую – неэффективно, а госконтракты содержат признаки коррупции и хищений». У Росгвардии, считают авторы альтернативной концепции, достаточно сил для подавления самых масштабных акций протеста в местах лишения свободы.

Выступают правозащитники против и монополии на «тюремную» торговлю. Они требуют ее отменить, чтобы помимо ФГУПов при ФСИН ею могли заняться и обычные предприниматели. «Нам поступают тысячи жалоб на завышенные цены и крайне бедный ассортимент в магазинах при СИЗО и колониях», – рассказала «НГ» координатор горячей линии по жалобам заключенных и их родственников Елена Шингерей.

По ее словам, создание интернет-магазинов при местах лишения свободы могло бы ежегодно приносить госбюджету до 20 млрд руб. «Нужно разработать единый типовой договор для предпринимателей, которые будут поставлять заключенным бытовые товары и продукты питания, о включении в стоимость товаров суммы в размере 5% от покупки (в качестве оплаты услуги по досмотру и разносу товаров покупателям)» – вот так говорится об этом в самом документе.

Разбирается в нем и проблема организации труда заключенных, который в первую очередь должен проходить «исключительно на добровольной основе», а сами работники должны быть наделены всеми правами в соответствии с Трудовым кодексом РФ. Запрет же на принудительный труд во всех возможных его проявлениях должен быть подтвержден в том числе и исключением из Уголовно-исполнительного кодекса, ст. 106 «Привлечение осужденных к лишению свободы к работам без оплаты труда».

«Сегодня во многих колониях процветает, по сути дела, рабство – трудящимся заключенным не начисляются пенсия и соцстрахование. Многие из них не получают и прожиточного минимума за свою работу, хотя по законодательству должны. С людей списывают как минимум 75% от получки – за робу, баланду, коммунальные услуги», – отметил Осечкин. При этом сидельцы часто работают на устаревшем оборудовании и без соблюдения норм безопасности.

Ранее (см. «НГ» от 29.03.18) эксперты заявляли, что эксплуатация труда осужденных ежегодно приносит тюремному ведомству около 300 млрд руб. Во ФСИН настаивают, что эти цифры сильно преувеличены. «По отчетным материалам объем производства товаров, выполненных работ и услуг, связанных с привлечением осужденных к труду, за отчетный год составил 32,6 млрд руб.», – заявили «НГ» в ведомстве. Там добавили, что за этот же период «привлекались к оплачиваемому труду 177,3 тыс. осужденных, в том числе в колониях-поселениях 19,2 тыс. человек».

В ведомстве рассказали «НГ», что ведется большая работа по трудовой адаптации осужденных. Причем это «не только обязательный труд, но и обязательное обучение зэков». Во ФСИН уточнили, что обучение проходит по 168 профессиям. «Например, у осужденных есть возможность получить профессию тракториста-машиниста сельскохозяйственного производства, тракториста по подготовке лесосек, трелевке и вывозке леса, крановщика. Имеется возможность получить множество специальностей строительного профиля, которые всегда востребованы на рынке труда», – говорится в ответе «НГ».

Мужчины, кстати, получают образование более чем по 130 профессиям. А осужденные женщины по более чем 20 – например, парикмахер, пекарь, кондитер, овощевод. «Для осужденных женщин, отбывающих наказание в исправительных центрах, расположенных при домах ребенка, в настоящее время организовывается обучение по профессии «няня». Начало обучения запланировано на 1 сентября 2018 года», – сообщили во ФСИН.

источник http://www.ng.ru/politics/2018-05-11/3_7222_professions.html