«Следователь вставил мне ручку в пулевое ранение и начал крутить»

«Следователь вставил мне ручку в пулевое ранение и начал крутить»

65
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Из ИК №2 Ставропольского края после трех с половиной лет отсидки вышел 32-летний житель Ставрополя Иван Барыляк. История Ивана попала в СМИ в мае прошлого года, после того как в Ставрополе произошли два нападения на блогера Илью Варламова. Напомним вкратце: трое мужчин атаковали Варламова сразу по выходу из аэропорта Ставрополя, облили фотографа зеленкой и йодом, один из них ударил блогера ногой. Через несколько часов на Варламова напали второй раз, в микрорайоне «Перспективный», застройщиком которого выступает компания «ЮгСтройИнвест» («ЮСИ») — четвертая в рейтинге крупнейших застройщиков РФ. В нападении засветился депутат городской думы Ставрополя Сергей Медведев, по совместительству являющийся заместителем гендиректора «ЮгСтройИнвеста».

Варламов, известный острой критикой современной застройки, обвинил руководство компании в организации нападений на себя. И оказалось, он не первый пострадавший.

Конфликт Ивана Барыляка с «ЮСИ» начался за три года до визита Варламова в Ставрополь. В феврале 2014-го молодой человек, студент юридического факультета Северо-Кавказского федерального университета, решил помочь родителям, также живущим в «Перспективном», разобраться с коммунальными счетами — те подумали, что переплачивают управляющей компании. И к своему несчастью, Барыляк это доказал.

Начавшись с квитанций ЖКХ, эта история закончилась четырьмя выстрелами в Ивана на парковке в том же «Перспективном», пытками в больнице и отправкой в тюрьму его самого.

«Новая газета» поэтапно показывает, как «устранение» недовольного тарифами ЖКХ гражданина было воплощено в жизнь, как освободили от ответственности тех, кто стреляли нападал на него, и как управляющая компания и компания-застройщик при этом вышли сухими из воды.

Часть 1.
Квитанции, пули и ручка в бедре

— Все началось в феврале 2014-го. Мои родители, живущие в «Перспективном», попросили меня разобраться с квитанциями за ЖКХ. Они платили за содержание общедомового имущества в новостройке 16 рублей с квадратного метра, в то время как в центре города, даже в старых домах, люди платили около 11 рублей, — вспоминает Иван. — Я написал письмо в управляющую компанию ООО «Комфорт Сервис 1» (связана с «ЮгСтройИнвест»). Попросил предоставить мне протокол собрания собственников жилья, на котором был определен размер тарифа. В ответ получил письмо от директора компании Сергея Медведева (того самого, который засветился в нападении на Варламова. — И.Ж.): «В связи с тем, что протокол общего собрания хранится у инициатора собрания, ООО УК «Комфорт Сервис 1» не может представить данный протокол в ваш адрес».

Полученный ответ Барыляка не удовлетворил.

— Я начал писать в управляющую компанию новые обращения. Через некоторое время мне позвонил их юрист Дмитрий Попов. Он стал спрашивать, зачем мне нужен протокол, предлагал «забыть» о нем и говорил: «А если с тобой что-нибудь случится?»

Так и не получив протокол, Иван обратился с жалобой на управляющую компанию в прокуратуру и госжилинспекцию. 18 марта 2014 года он вместе с 30 жильцами написал в полицию заявление о злоупотреблениях со стороны «Комфорт Сервиса».

— К моему удивлению, надзорные органы принялись за дело всерьез. В «Комфорт Сервисе» начались проверки. Но и у меня внезапно появились проблемы…

Через два дня после того, как Иван подал заявление в полицию, неизвестные прокололи шины на его автомобиле. Сохранились записи наружного видеонаблюдения, на которых видно, как три человека встречаются у «Мерседеса» Барыляка. После непродолжительных переговоров двое идут прокалывать шины, а один — «встает на шухер». Совершив преступление, все трое убегают.

— Полиция приехала на вызов только после звонка в управление собственной безопасности. Несмотря на то что в округе было не менее пяти камер наблюдения, запись сняли только с одной. Показали мне. Меня спросили, знаю ли я кого-нибудь из них. Я сказал, что не знаю, и дело возбудили в отношении неустановленных лиц, — говорит Барыляк.

25 марта 2014 года, через пять дней после инцидента с «Мерседесом», Управление государственной жилищной инспекции Ставропольского края признало правоту Ивана в споре с коммунальщиками, установив, что «Комфорт Сервис» самовольно повысил тариф с 11,6 рубля до 15,89. Позже к такому же выводу пришла краевая прокуратура. Управляющую компанию обязали сделать перерасчет.

А 13 августа 2014 года Барыляк встретил в своем дворе человека, очень похожего на того, кто прокалывал шины на его «Мерседесе».

— Он представился Дмитрием Поповым, юристом «Комфорт Сервиса». Именно он звонил мне с вопросом: «А если с тобой что-нибудь случится?» У нас завязалась словесная перепалка, я «предъявил» ему за проколотые шины, затем началась драка.

В обвинительном заключении по делу Барыляка драка описана так:

«Барыляк И.М., действуя умышленно, из хулиганских побуждений, нанес один удар кулаком в область левой части лица Попова Д.В., причинив ему физическую боль <…>. После этого Барыляк И.М., используя в качестве оружия металлический баллончик с неустановленным веществом, распылил данное вещество в лицо Попова Д.В.».

После окончания драки Дмитрий Попов начал кому-то звонить.

— Я услышал, что он просит поговорить с Виталием Барковым: «Барыляка пора кончать, надоел». Барков — это директор еще одной управляющей компании, которая входит в «ЮгСтройИнвест», — рассказывает Иван. — Поняв, что у меня неприятности, я решил отогнать машину на платную стоянку. Но как только въехал на территорию стоянки, машину заблокировала белая «Лада Приора» без регистрационных знаков. Оттуда вышли два человека — охранники «ЮгСтройИнвеста» — и начали стрелять по мне из травматических пистолетов. Сначала стекло пробили, потом один из них подошел и, просунув руку в салон, приставил пистолет к моей голове. Я ударил его по руке, и выстрел пришелся в бедро. Потом он выстрелил мне в руку и снова приставил пистолет к голове. Спас меня газовый баллончик: я распылил газ нападавшему в лицо. Он снова выстрелил и попал в голову, но пуля прошла по касательной — в челюсть. Мне удалось выбежать из машины. Пока я бежал к багажнику, чтобы спрятаться, второй нападавший выстрелил мне в плечо. Пробил насквозь.

После четвертого выстрела нападавшие сели в машину и уехали.

В судмедэкспертизе по делу Ивана эксперт Юлия Скрипник, обследовавшая Барыляка, указала: «Барыляк получил закрытую черепно-мозговую травму в виде сотрясения мозга. Раны в области левого угла нижней челюсти, области левого плечевого сустава, левой верхней конечности, левого бедра образовались в результате выстрелов из огнестрельного оружия ограниченного поражения». При этом вред здоровью Ивана эксперт оценила как «легкий» и не стала указывать, был ли причиненный вред опасен для здоровья.

Однако и после расстрела на парковке неприятности Ивана не закончились. На видеозаписях, сделанных соседями Барыляка, видно, как после нападения он, заливаясь кровью, идет к дому.

— У моего подъезда стояла машина администрации Ставрополя, Виталий Барков, Дмитрий Попов, охранники «ЮСИ», двое полицейских и замруководителя ставропольского СОБРа Сергей Коцурба. Я начал кричать: «Что ж вы, твари, делаете?!» Достал телефон и сказал: «У меня все записано». Это был блеф, но Барков отреагировал серьезно: приказал охранникам забрать у меня телефон.

На видеозаписях, сделанных соседями Ивана, видно, что на него налетают двое мужчин. Один из них при этом бьет полицейского, который пытается пресечь драку. Собровец Коцурба в это же время активно оттесняет свидетелей, в том числе и мать Барыляка Наталью Васильевну.

Сам Сергей Коцурба на допросе заявил, что на месте драки оказался случайно. Однако нужно сказать, что замначальника СОБРа для «ЮгСтройИнвеста» человек не чужой: в Сети есть множество фотографий Сергея Константиновича на мероприятиях «ЮСИ», где он фотографируется в обнимку с гендиректором компании Юрием Ивановым.

После стычки во дворе Барыляк отправился в 4-ю городскую больницу.

— Туда же приехали Попов, гендиректор «ЮСИ» Юрий Иванов и следователь Сарибеков, — говорит Барыляк. — Перед тем как подойти ко мне, Сарибеков сказал Иванову: «Юрий Иваныч, сделаем все как надо». Он подсел ко мне, сначала спросил, буду ли я писать заявление. Я сказал, что буду. Он переспросил: «Может, не будешь?» Я стал настаивать, после чего он достал ручку, вставил мне ее в пулевое отверстие в бедре и начал крутить. В итоге я подписал протокол, в котором говорилось, что я ничего не знаю о нападавших, хотя на самом деле я точно знаю, что это охранники «ЮгСтройИнвеста».

«Новая газета» обращалась в ГУ МВД по Ставропольскому краю с просьбой сообщить, проводилась ли проверка в отношении следователя Сарибекова. Начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД Земфира Таганова в ответ сообщила, что «в ГСУ ГУ МВД России по Ставропольскому краю заявление Барыляка И.М. о принуждении его отказаться от написания заявления о преступлении не поступало».

— Через три дня [после госпитализации] ко мне в палату пришел дознаватель отделения полиции №3 по Ставрополю Белыхов. Сказал, что я подозреваемый по делу о хулиганстве из-за драки с Поповым.

31 августа 2015 года суд Промышленного района Ставрополя приговорил Ивана Барыляка к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

Часть 2.
Как сшили дело

На суде интересы Ивана Барыляка представлял ставропольский адвокат Андрей Смертин.

— Защищать меня никто не хотел, — рассказывает Иван. — Адвокаты отказывались входить в дело, в котором замешан «ЮгСтройИнвест». Нам с родителями пришлось продать квартиру, чтобы уговорить Смертина войти в процесс. Но что в итоге? Суд первой инстанции был проигран, а перед апелляцией Смертин попросил меня забрать заявление о преступлении в отношении Попова по факту драки. Сказал, что тогда дадут условно. Я отозвал заявление. А апелляция оставила решение суда первой инстанции в силе. То есть Смертин фактически сыграл на стороне «ЮгСтройИнвеста».

За ведение дела Барыляка в Адво­катской палате Ставропольского края было заведено производство в отношении Смертина и поставлен вопрос о лишении его адвокатского статуса. Однако в итоге Смертин получил выговор.

— При этом из двух миллионов рублей, которые наша семья ему заплатила, он вернул только один миллион, — говорит Иван.

Анализируя обвинительное заключение по своему уголовному делу, Барыляк отмечает:

— Дело должны были возбуждать совершенно по другой статье. Я не отрицаю факт драки. И меня можно было бы привлечь по статьям 115 УК РФ «Умышленное причинение легкого вреда здоровью» или 116 УК РФ «Побои» — обе до двух лет лишения свободы. Но дело возбудили по более тяжкой статье «Хулиганство» — до пяти лет. Дело в том, что и следователь, и суд посчитали, что у меня не было мотива для драки. Но он был: свидетели подтверждают, и это есть в материалах дела, что до того, как мы сцепились с Поповым, я предъявлял ему претензии из-за тарифов ЖКХ и порезанных колес. В определении Верховного суда РФ от 13.02.1997 говорится, что если преступное деяние совершено по причине неприязненных отношений, то его нельзя расценивать как хулиганство.

С доводами Ивана согласен адвокат ассоциации «Агора» Андрей Сабинин, готовивший по делу Барыляка кассационную жалобу: «Барыляк И.М. добросовестно посчитал, что гражданин Попов имеет отношение к умышленному повреждению его имущества. Кроме того, Барыляк имел длительный конфликт с управляющей компанией <…> Таким образом, у Барыляка отсутствовал умысел на нарушение общественного порядка, наличие этого умысла в ходе судебного заседания не установлено, поэтому отсутствует состав хулиганства», — писал Сабинин.

Иван Барыляк также отмечает, что в деле против него двое пострадавших: помимо Дмитрия Попова, по версии следствия, пострадал еще один сотрудник управляющей компании «Комфорт Сервис» — Анатолий Пресняков.

«Пресняков А.А. почувствовал, что через несколько секунд перед ним распылили какое-то вещество, после чего у него потекли слезы, и он перестал видеть, дыхание было затруднено сильным кашлем», — говорится в обвинительном заключении. В документе также указывается, что в результате использования Барыляком газового баллончика Пресняков получил «химический ожог верхних дыхательных путей».

Однако вот что говорится в заключении судебно-медицинской экспертизы №841 от 25.02.2015: «У гр. Преснякова А.А. каких-либо повреждений в виде кровоподтеков, ссадин и ран, а также их следов в области головы, шеи, туловища и конечностей не обнаружено. Диагноз «химический ожог верхних дыхательных путей» выставлен на основании представленных жалоб, но не подтвержден объективными клиническими данными и динамическим наблюдением».

— Получается, что он просто пожаловался, и следствие и суд ему поверили, — говорит Иван.

В 2016 году Иван пожаловался на приговор уполномоченному по правам человека в Ставропольском крае Алексею Селюкову. Селюков, бывший прокурор, ответил следующее: «Изучение апелляционного определения суда показало, что суд апелляционной инстанции, как и ранее следственные органы и суд первой инстанции, вопреки требованиям закона не установил причины произошедшего конфликта и неправильно определил ваш умысел, необоснованно отверг ваши доводы, объективно подтвержденные документами. Анализ документов сформировал у меня мнение, что продолжение уголовного преследования происходит в отместку за вашу активную гражданскую позицию по борьбе со злоупотреблениями и обманом потребителей в сфере ЖКХ».

Часть 3.
Неустановленные лица

Помимо уголовного дела против самого Ивана существуют еще и три уголовных дела, где он потерпевший. Первое — по порезанным колесам его «Мерседеса», второе — по стрельбе в него на автостоянке, третье — по факту нападения на Барыляка перед его домом (после стрельбы).

Расследование всех трех в настоящий момент приостановлено, и ни в одном из них нет подозреваемых.

— Вот, например, порезанные колеса, — говорит Барыляк. — Есть экспертиза МВД, в которой говорится, что установить личности нападавших невозможно, так как изображение на записи с камеры видеонаблюдения — нечеткое. Во-первых, замечу, что это не единственная камера на данном участке: их как минимум три. Но записи с других камер изъяты не были. Сейчас, спустя четыре года, они стерты. Во-вторых, эксперты для распознавания лиц нападавших использовали всего три программы: Photoshop, Word и VirtualDub. Видеоредактор из всего вышеперечисленного — только VirtualDub, и то — это свободно распространяемая программа, которая даже по своему описанию предназначена для «простых линейных операций с видео». А где же ваши хваленые программы, с помощью которых вы «узнаете преступника по тени от окурка»? В-третьих, на записи с камер видно, что за несколько минут до нападения мимо моего автомобиля проезжает «Матиз». Его водитель выходит, звонит по телефону, и только после этого на улице появляются нападавшие. Следствие попросило экспертов установить номер «Матиза», но сформулировало расплывчато: «Прошу предоставить увеличенное изображение номерного знака автомобиля, проезжающего по дворовой территории во временной промежуток видеозаписи с 10.21 до 10.27». За 6 минут там проехал далеко не один автомобиль. И экспертиза предоставила следствию не номер «Матиза», а номер автомобиля нашей соседки.

Аналогичная ситуация и по другим уголовным делам.

— По делу о стрельбе была проведена экспертиза, которая установила, что четырьмя выстрелами, в том числе в голову, мне был причинен легкий вред здоровью. При этом эксперты не стали указывать, был ли этот вред опасен для здоровья, что позволило не возбуждать дело о покушении на убийство, а ограничиться «хулиганством», — отмечает Барыляк. — Что еще любопытно: в 2014 году автостоянкой, на которой произошло нападение, заведовал Евгений Ланской. В уголовном деле есть его показания о том, что в момент нападения на меня камеры наблюдения на стоянке не работали. Сегодня Ланской возглавляет охранное предприятие «Патриот», которое зарегистрировано по тому же адресу, что и структуры «ЮгСтройИнвеста».

После стрельбы на Ивана Барыляка напали у подъезда его дома.

— Когда меня избивали у подъезда, рядом находились два сотрудника полиции — Мержоев и Назаренко. Мержоев пытался разнять драку, и даже сам получил два удара. А вот Назаренко не делал ничего.

Характерно, что при наличии двух полицейских на месте событий в деле также не появилось ни одного подозреваемого.

Из показаний участкового Исмаила Мержоева: «От лиц, располагавшихся возле управляющей компании, стал убегать Барыляк И.М., а вслед за ним побежали трое парней, которые также располагались с лицами из числа сотрудников управляющей компании «Комфорт Сервис». Через несколько метров они догнали Барыляка И.М и стали его валить на асфальт <…> Я могу с уверенностью сказать, что лица, причинявшие Барыляку И.М. телесные повреждения, находились с лицами из числа сотрудников управляющей компании и приехали на автомобиле BMW X 5 с госномером 555».

По словам Мержоева, он не смог задержать нападавших, потому что «все происходило мгновенно» и потому что он оказывал Барыляку медицинскую помощь. Однако на видеозаписях инцидента, сделанных жителями дома, рядом с которым происходил конфликт, видно, что нападавшие на Барыляка вовсе не спешат уходить с места нападения, находятся там около минуты, а Мержоев сам отводит их в сторону. При этом никакой медицинской помощи Барыляку участковый не оказывает.

Показания участкового Назаренко совпадают с показаниями его коллеги Мержоева до запятых, разве что он не говорит, что оказывал Ивану Барыляку медицинскую помощь.

Кадры избиения Барыляка с видеокамер

Часть 4.
Квартиры на откуп?

В прошлом году после нападения на Илью Варламова «Новая газета» опубликовала материал «Потом он выстрелил мне в голову». Мы рассказали, что помимо блогера после конфликтов с «ЮгСтройИнвестом» нападениям подверглись несколько жителей Ставрополя. В том числе коротко рассказали истории Ивана Барыляка и эколога Григория Пинчука. Пинчук, исследовавший вопрос о передаче земель заповедника «Русский лес» под застройку, был избит кастетом, при нападении у него похитили документы, касающиеся застройки.

Во всех случаях нападавших либо не находили, либо они отделывались штрафом в 500 рублей. Мы задались вопросом: почему? И, предположительно, нашли ответ на сайте самой строительной компании. В разделе, посвященном генеральному директору «ЮСИ» Юрию Иванову, говорилось: «Вера без добрых дел мертва» — любит повторять Юрий Иванов. И возглавляемая им компания принимает активное участие в социальных программах края <…> Ежегодно оказывается помощь нуждающимся в жилье сотрудникам ГУВД в виде безвозмездной передачи квартир».

Мы заинтересовались, не является ли дарение квартир силовикам — коррупцией. И отправили запрос в оперативно-разыскную часть собственной безопасности ГУ МВД по Ставропольскому краю. В своем запросе мы особо подчеркнули, что госслужащим (каковыми являются сотрудники полиции) запрещено принимать подарки дороже 3000 рублей. Квартиры «ЮгСтройИнвеста» стоят от 1 309 500 рублей.

Но вот что ответил начальник оперативно-разыскной части СБ ГУ МВД по Ставропольскому краю Константин Бородин:

«Сообщаю, что ваше обращение на имя начальника Главного управления собственной безопасности МВД России о неправомерных действиях должностных лиц ГУ МВД по Ставропольскому краю по поручению рассмотрено. В ходе проведенной проверки нарушений законности в действиях должностных лиц Главного управления МВД России по Ставропольскому краю не установлено».

Может быть, квартиры силовикам никогда не дарились, а заявления об этом — просто самопиар строительной компании? Однако вот сайт «ЮСИ» публикует репортаж с одного из таких мероприятий: «К поздравлениям [с Днем милиции] присоединилась строительная компания «ЮгСтройИнвест». По решению ее руководства двум сотрудникам спецподразделений подарены сертификаты, свидетельствующие о безвозмездной передаче каждому из них по квартире в новом жилом комплексе.

— Когда такое решение прозвучало, зал буквально взорвался овациями. Аплодисменты не стихали минут десять, оркестр дважды играл туш, — рассказывает заместитель командира ставропольского ОМСН Сергей Коцурба».

У самого Сергея Коцурбы, к слову, также имеется квартира в микрорайоне, построенном «ЮгСтройИнвестом».

P.S.

В ноябре прошлого года в «Новую газету» пришло письмо из Управления ФСБ по Ставропольскому краю, в котором сообщалось, что информация газеты о «ЮгСтройИнвесте» «будет использована в оперативно-служебной деятельности». Однако громких задержаний до настоящего момента не происходило, зато с сайта строительной компании исчезли все упоминания о дарении квартир силовикам.

Еще находясь в тюрьме, Иван Барыляк получил сообщение из Следственного комитета Ставропольского края о том, что прокуратура Промышленного района отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела «по факту получения руководством ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю взяток от руководства группы компаний «ЮгСтройИнвест». Дело было направлено на доработку, но чем закончилась эта доработка — неизвестно.

В самом «ЮгСтройИнвесте» «Новой газете» сообщили, что никак не могут комментировать нападения на Ивана Барыляка и других жителей города, «так как ГК «ЮгСтройИнвест» и ее сотрудники не имеют к ним никакого отношения».

P.S.S.

Что касается тарифов ЖКХ, с которых началась уголовная история Ивана Барыляка, то, несмотря на решение Госжилинспекции о признании тарифов завышенными, их перерасчет произведен не был.

источникhttps://www.novayagazeta.ru/articles/2018/07/04/77036-sledovatel-vstavil-mne-ruchku-v-pulevoe-ranenie-i-nachal-krutit