В СИЗО и колонии тебе не положено

В СИЗО и колонии тебе не положено

138
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото: szaopressa.ru.

Эксперт «Руси Сидящей» Денис Тимохин, бывший сотрудник спецслужб, осужденный к лишению свободы за превышение должностных полномочий, собрал и объяснил (все, что возможно хоть как-то объяснить) нелепые запреты, которые налагаются на заключенного администрацией исправительного учреждения. Ниже перечень действий, которые в колонии и СИЗО делать нельзя, и меры наказания, которые грозят «нарушителям». Например, заключенный, который вышел из барака покурить и отважился забыть надеть головной убор, — нарушитель. Почему? Мы тоже не знаем

Жизнь в российской тюрьме — это пытка. И организуют эту пытку сотрудники ФСИН.

Когда человек находится в исправительном учреждении, ему запрещают если не все, то очень многое. Запреты часто нелепы, а требования к заключенным со стороны администрации бестолковы и могут впоследствии перечеркнуть шансы выйти на свободу по УДО (условно-досрочное освобождение).

За хранение «запретов», т.е. предметов и веществ, запрещенных «Правилами внутреннего распорядка» (ПВР) (Приказ Министерства юстиции РФ от 16 декабря 2016 г. № 295), администрация может составить акт о нарушении режима и в качестве наказания применить санкции (поместить в ШИЗО или карцер). Запрещенный предмет у заключенного, естественно, изымается.

Любое, даже самое мелкое, задокументированное нарушение приобщается в арестантское дело заключенного и хранится там до конца срока. Если в деле есть такие документы, это учитывается при подготовке характеристики осужденного для рассмотрения ходатайства об УДО. Позиция судейского корпуса, несмотря на решение Пленума ВС (Пленум Верховного суда решил, что отказ в условно-досрочном освобождении для заключенных не должен зависеть от наличия взысканий, полученных за нарушения правил колонии. «… следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания»), однозначна: если у заключенного есть нарушения, в УДО ему откажут.

Если у заключенного много нарушений, сотрудники колонии могут признать его злостным нарушителем режима и изменить условия содержания — естественно, на более строгие.

Первый этап – перевод в СУС (строгие условия содержания): СУС — отгороженный от остальной жилой зоны барак, где жилые помещение обустроены по принципу камер. Второй этап – перевод в ПКТ (помещение камерного типа): осужденный отбывает наказание в камере, рассчитанной на несколько человек (обычно на 4-х). Третий этап – перевод в ЕПКТ (единое помещение камерного типа): заключенного полностью изолируют от других заключенных. Четвертый этап – перевод в так называемую крытую тюрьму, расположенную, как правило в другом регионе.

В СУС, ПКТ, ЕПКТ переводят осужденных, которых комиссия ИК признала злостными нарушителями режима (для этого необходимо многократно быть водворенным в ШИЗО). В СУС переводят на несколько месяцев (обычно 9 или 12).

Осужденному, у которого много взысканий, суд по инициативе ИК может назначить административный надзор. Это значит, что, когда человек выйдет на свободу, он должен будет все равно жить в определенном режиме.


Согласно ФЗ от 6 апреля 2011 г. N 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы», человеку, который находится под надзором, запрещено посещать массовые мероприятия, ему нужно находиться дома в определенные часы (обычно с 9 вечера до утра), он не может уезжать далеко от дома и должен обязательно отмечаться в отделе полиции несколько раз в месяц.


Нелепые запреты и обязанности заключенных, которые чаще всего приводят к тому, что на осужденного составляют акт. Осужденный попадет в карцер — и так не один раз, — а потом, когда освобождается из колонии, вероятнее всего, живет под надзором

1. Нельзя снимать на улице головной убор

Летом, особенно в регионах с резко континентальным климатом, невыносимо долгое время быть на улице в черной лагерной кепке: это просто может привести к тепловому удару. Однако ПВР категорически запрещают заключенным находиться на улице без головных уборов. Заключенный, вышедший из барака на пару минут покурить и забывший надеть кепку — нарушитель режима. Некоторые осужденные, не так давно прибывшие в зону, наивно полагают, что успеют увидеть сотрудника и вернуться в здание барака незамеченными. Но надо понимать, что если заключенный не видит сотрудника ИК, это не значит, что администрация не узнает о «нарушении»: в колонии стоят камеры наружного наблюдения, и сотрудники внимательно следят за тем, что происходит на мониторах.

Действия сотрудника, увидевшего на улице заключенного без кепки, отработаны. Он делает скриншот экрана — фиксирует нарушение. А потом осужденного вызывают в дежурную часть, где записывают его данные (ФИО, личный номер, начало и конец срока, статьи уголовного дела), составляют акт о нарушении. Этот акт рассматривается на комиссии, где решается, как наказать нарушителя. Обычно наказание — помещение в ШИЗО на несколько суток.

2. Нельзя расстегивать верхнюю пуговицу на робе

3. Нельзя снимать верхнюю часть робы (даже в жаркую погоду)

Это «нарушение» часто используется сотрудниками ИУ, чтобы оформлять взыскания в отношении несговорчивых осужденных. Так, заключенные, назначенные на тяжелую физическую работу в жаркий летний период, получают устное разрешение от администрации снять верхнюю часть робы. После того, как неугодный сотрудникам ИК заключенный снимет верхнюю одежду, это его действие будет задокументировано как нарушение. То, что вся бригада, с которой он трудился, также была в робах без верха, останется без внимания.

4. Нельзя выносить хлеб и другую еду из столовой

Это, пожалуй, самый нелепый запрет в колониях. С учетом того, что баланда, которую подают в столовой, для полноценного питания непригодна, а есть простой хлеб бессмысленно, заключенные забирают его с собой в барак: хлеб в рационе осужденного необходим как дополнение к продуктам, переданным с воли или купленным в магазине ИК. Купить хлеб в магазине колонии можно, но такая возможность появляется только несколько раз в месяц. За один кусок хлеба, обнаруженный у заключенного, ему грозит от 3-х суток ШИЗО. ФСИН-овцы регулярно проводят рейдовые мероприятия, выискивая в строю осужденных нарушителей с хлебом в карманах.

5. Нельзя носить с собой еду

Часто осужденные работают на производстве больше 8-ми часов в сутки и для поддержания сил берут с собой, например, маленькие шоколадные батончики. Однако это тоже запрещено, и если у заключенного обнаружат еду, его отправят в ШИЗО. Вместе с тем, если осужденный из-за нехватки сил не сможет выполнить норму выработки, его также поместят в ШИЗО.

6. Нельзя носить шарф

Несмотря на то, что в соответствии с каторжной концепцией развития ГУЛАГа большая часть колоний находится в суровых климатических условиях, ПВР не предусматривает в качестве элемента зимней одежды шарф. А лагерный ватник или бушлат не способны защитить от пронизывающего ветра — даже с поднятым воротником и застегнутый на все пуговицы. Осужденные надевают шарф, чтобы не заболеть, и получают за это взыскание.

7.  Можно здороваться с сотрудниками

ПВР предписывают заключенным здороваться с сотрудником ФСИН, но не указывают, сколько раз в день это следует делать.

В колониях обязанность заключенных здороваться с ФСИН-овцами активно используется сотрудниками колонии для выполнения нормы по выявлению нарушений. Зачастую сотрудник, который не набрал за время обхода требуемого количества актов, просто, проходя мимо локального участка отряда, наугад указывает на осужденных, говоря, что они с ним не поздоровались. Доказать обратное невозможно. Невнятно прописанная процедура приветствия часто приводит неопытных заключенных в замешательство, чем злоупотребляют сотрудники ФСИН. Например, когда работник учреждения проходит мимо осужденного, последний, как и предписано, здоровается с ним. Через некоторое время, сотрудник снова проходит мимо. Осужденный, минуту назад выразивший свое приветствие, молчит, зарабатывая тем самым нарушение и ШИЗО. Бывают и провокации: сотрудник специально ходит туда-сюда мимо заключенного. Тот каждый раз здоровается. Сотрудник делает вид, что ему это надоело, и разрешает не здороваться с ним. При очередном проходе, осужденный молчит, а сотрудник снимает нарушение на видеорегистратор и отправляет осужденного в ШИЗО.

8. Нельзя самостоятельное передвигаться по территории колонии

Пожилым заключенным или людям с физической инвалидностью трудно жить в ритме, который диктуют ПВР. Они не успевают поесть в столовой, одеться, построиться и вместе с отрядом вернуться в локальный участок. Завхоз или прикрепленный дневальный тоже не в состоянии уследить за каждым заключенным. Поэтому оставшемуся без сопровождения осужденному приходится идти в отряд самостоятельно. С учетом того, что ходить по территории лагеря в одиночку и без пропуска, дающего на это право, запрещено, на этого заключенного составляется акт о нарушении.

9. Нельзя сушить одежду и полотенца на самодельных вешалках

В СИЗО нет специально оборудованных мест для сушки вещей, а стирать одежду и полотенца приходится довольно часто. Поэтому заключенные из подручных материалов (распущенных свитеров или скрученных полосок из простыней) сооружают сушилки (веревки между верхними ярусами шконок, веревки от решетки на окне камеры). Сотрудники во время обысков все эти приспособления изымают.

10. Нельзя занавешивать прикроватную бирку

В соответствии с ПВР, практически все вещи и используемые осужденными предметы обихода должны быть подписаны (табуретки, пищевые отсеки, роба, головные уборы, обувь и т.д.). Одна бирка — с фотографией осужденного, статьями УК, началом и концом срока наказания — обязательно прикрепляется к кровати. Сотрудники отделов безопасности из числа младшего личного состава (от ефрейтора до старшего прапорщика) используют пункт ПВР для получения требуемого начальником ИК количества актов о правонарушениях, а также для обоснования наказания неугодных осужденных. На практике это выглядит так: когда осужденных нет в бараке, представитель администрации заходит в спальные помещения, выбирает кровать с прикрепленной к ней биркой, набрасывает на нее висящее рядом полотенце и документирует «выявленное» им нарушение на видеорегистратор. Вернувшись в дежурную часть, он распечатывает скриншот с видеофайла и прикладывает его к акту о нарушении. Наказание за такое «нарушение» – помещение в ШИЗО от 3 до 15 суток.

11. Нельзя пользоваться стеклянной посудой

Вся стеклянная посуда запрещена. Ее нельзя купить и получить в передаче.

12. Нельзя готовить еду в пищевках (помещения в бараке для приема пищи: в нем располагаются т.н. индивидуальные пищевые отсеки (ящики для хранения личных продуктов), холодильники, чайники, столы и стулья).

Нельзя готовить еду (жарить, варить) в бараках — даже во время, которое выделено специально для приема пищи.

13. Нельзя иметь при себе часы (в СИЗО)

Часы заключенные могут иметь только в колонии. По мнению сотрудников ФСИН, человек, находясь в СИЗО, или во время этапирования не должен знать время и дату. Официально этот запрет связан с тем, что отсутствие часов затруднит организацию побегов. Однако фактически заключенные получают аналогичную информацию из разрешенных источников – телевизора и радио.

14. Нельзя иметь в камере СИЗО переносной радиоприемник

Необъяснимый с точки зрения логики запрет, поскольку слушать радио и смотреть телевизор заключенным разрешено. Телевизор в камере разрешен, радиоприемник – нет.

15. Нельзя пользоваться и иметь при себе индивидуальные предметы для личной гигиены — металлические пилки для ногтей и кусачки (в СИЗО)

Еще один нелепый запрет, не позволяющий заключенным соблюдать правила личной гигиены. Многие, чтобы подстричь ногти, разбирают головки от одноразовых бритвенных станков, вынимая из них лезвия – «мойки». Желание поддерживать свой внешний вид в норме может привести к составлению акта за обнаруженное лезвие и карцер.

16. Нельзя заниматься в камерах спортом

Запрет нелепый и незаконный, поскольку ограничивает право граждан на охрану здоровья, относящееся к одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения прав.

Сегодня органы следствия не стремятся расследовать уголовные дела и передавать их в суды быстро. Поэтому обвиняемые могут находиться в СИЗО годами. Пространство в камерах ограничено, двигаться заключенный много не может, и это отражается на его здоровье. Положенные ежедневные часовые прогулки зачастую не предоставляются, да и этого времени недостаточно для поддержания организма. Поэтому многие заключенные, чтобы сохранить физическую форму, занимаются спортом прямо в камере, используя для этого пол, решетку, кровати. Эти занятия фиксируются на камеры видеонаблюдения, установленные в каждой камере. Эти кадры позже могут вменяться заключенному как доказательства того, что он нарушил режим.

Иногда, чтобы сохранить здоровье и разнообразить досуг, заключенные собирают из подручных средств спортивный инвентарь. В СИЗО – наполняют водой пластиковые бутылки, перевязывая их веревками, связанными из распоротых на полоски простыней – получается гиря. В ИК- вытачивают на промке полноценные гантели. Однако все это делать запрещено, самодельный инвентарь изымают, и если в СИЗО все, как правило, изъятием и ограничивается, то в колонии заключенные попадают в ШИЗО.

17. Нельзя иметь при себе цветное постельное белье и полотенца

Никак не объясняемый сотрудниками ФСИН запрет, который строго соблюдается. Цветные вещи изымаются при обыске и не допускаются в посылках и передачах.

18. Запрещены цветные гелевые ручки

В СИЗО время тянется медленно, заключенные занимают его, как могут. Кто-то, например, рисует – как правило, цветными гелевыми ручками, поскольку они наиболее дешевые. Цветные гелевые стержни запрещены ПВР, поскольку некоторые заключенные, как правило, из категории, тех, кто придерживается воровских понятий, использует их в качестве красящего вещества при нанесении на тело татуировок. Делать татуировки в ИУ также запрещено.

19. Нельзя иметь при себе личные книги

Заключенным разрешено пользоваться только литературой из библиотеки колонии.

20. Нельзя хранить в прикроватной тумбочке необходимые лекарства, витамины и предметы личной гигиены (бритвенный станок, пену или гель для бритья и т.д.)

В тумбочке можно хранить строго ограниченный перечень вещей: зубную щетку, зубную пасту, одно мыло, расческу, шариковую ручку, тетрадь, возможно, что-то еще — на усмотрение руководства учреждения (список разрешенных вещей приклеивается на дверце тумбочки с внутренней стороны). Остальное хранится в каптерке. Каптерку может открывать только завхоз отряда или дневальный отряда. Как минимум, каптерка открывается утром и вечером, а также, возможно, несколько раз в течении дня по специальному графику. Если завхозу дано указание от сотрудников ФСИН проучить отряд за какой-либо проступок (тихо поздоровались с начальником), то каптерка будет открываться как можно реже. Хозяин тумбочки, в которой сотрудники колонии обнаружили «недопустимые предметы», рискует получить взыскание.

21. Запрещены средства гигиены, в составе которых есть спирт: средства для бритья, лосьоны после бритья, влажные гигиенические салфетки.

В колонии трудно соблюдать личную гигиену, у заключенных возникает потребность в средствах подручной дезинфекции, которыми можно обработать руки перед едой, обеззаразить рану. Однако в российских колониях эти средства запрещены, несмотря на то, что извлечь содержащийся в них спирт в условиях ИУ сложно.

Автор: Денис Тимохин

источникhttps://zekovnet.ru/v-sizo-i-v-kolonii-tebe-ne-polozheno/