Валентин Гефтер: О презумпции добросовестности общественного контроля в местах не столь отдаленных

Валентин Гефтер: О презумпции добросовестности общественного контроля в местах не столь отдаленных

168
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Эти заметки вызваны время от времени слышимым из подконтрольных ведомств, что они озабочены угрозам безопасности и управляемости их учреждений со стороны членов наблюдательных комиссий и прочих общественников. В первую очередь, при посещениях все еще закрытых для постороннего взгляда мест принудительного содержания, информация о происходящем в которых, может стать известной не по инициативе самого ведомства, а без их ведома.

 

Такого рода, пусть и безличные, упреки, касаются и самих наблюдателей, и того, что законом им дозволено информировать об увиденном не только «по начальству», но и всех, кто озабочен ситуацией в местах принудительного содержания. Так, от чиновников можно услышать, что лицам с двойным гражданством или представителям организаций – иностранных агентов вход в учреждения должен быть ограничен, а то и запрещен. В том же ведомстве при обсуждении порядка посещения их учреждений членами ОНК рассуждают о том, что главная опасность таких визитов — якобы в бесконтрольном распространении информации о нарушениях прав содержащихся там лиц. Особенно, это было заметно при обсуждении порядка фиксации визуальной информации — возможно потому, что в материалах съемки без сомнений увидеть возможных виновников беззакония в лице сотрудников учреждения.

Не стану доказывать, почему эти опасения явно избыточны, по крайней мере, как правило, а не «эксцесс исполнителя», что бывает и с нашим братом, но гораздо чаще и трагичнее проявляется в действиях должностных лиц  в случае их неподконтрольности.

 

Поражает обоснование такого рода утверждений государственных служащих с заведомо обвинительным уклоном в отношении общественных наблюдателей. Получается, что последние все еще воспринимаются представителями государства не как союзники по защите прав людей, находящихся под неустанным надзором охранителей безопасности, а как потенциальные враги отечества. На словах все за общественный контроль, но только со стороны проверенных и благонамеренных граждан с правильной биографией и отсутствием желания информировать публику без согласования с теми, кого они подозревают в нарушениях закона. И для того, чтобы огородить себя и ведомство от якобы огульной критики и разоблачений некоторых должностных лиц, чья вина еще не доказана в законном порядке, радетели такой превентивной безопасности хотят установить ограничительный порядок контроля за своими сотрудниками для огромного числа нормальных наблюдателей.

 

Принцип «лишь бы чего не вышло» касается не только некорректных действий якобы затесавшихся в среду общественных наблюдателей людей из криминальных сообществ с их вполне определенным интересом проникновения в места, где им есть чем поживиться.

В духе времени, среди общественников уже ищут критиканов и экстремистов, необъективно настроенных к системе только из-за того, что в ней отбывают наказание их родственники, даже если нельзя исключить, что признают многие правоохранители, вследствие несправедливого решения суда и недобросовестности следствия.

 

И сторонникам «держать и не пущать» не приходит в голову, что формальными ограничениями и жестким отсевом желающих независимо и пусть даже пристрастно, но задаром и без злого умысла поработать «включенными наблюдателями» никогда и никому еще не помогали. Ведь, в наше время возможности любителей проследить за тем. Что происходит в закрытых от постороннего глаза учреждениях (не обязательно с целью защиты прав содержащихся там людей!) мало чем ограничены. Можно, будучи гражданами РФ и не получая денег из-за рубежа, связываться с зонами или не только мониторить работу УИС дистанционно, но и обрушивать ее сайты или троллить конкретных сотрудников, которые не угодили кому-то, а то и причастны к нарушениям законности или пристрастном отношении к своим «подопечным» в неволе.

 

И не проще ли помочь обществу и своей же системе стать более информированными о происходящем за закрытыми дверями наиболее опасных для прав человека учреждений, чем бороться с якобы чуждыми недоброжелателями. Которых, очевидно, гораздо меньше, чем людей с активной гражданской позицией, настроенных на защиту общественных интересов. Но старая традиция поиска «врагов народа», с целью предупредить маловероятные, но заведомо опасные поползновения «со стороны» с желанием, во что бы ни стало навредить установленным порядкам – не изживаема и не уходит в прошлое.

 

Подозрительность и бдительность по-прежнему впереди стараний облегчить жизнь тем, кто получил сполна за свои ошибки, грехи и преступления, а то и потому, что не соответствует правилу «жить как все». И самое вредное для правозащитного дела, что такие подозрения и нападки распространяются на тех, кто хочет защитить слабых и уязвимых. Нас обвиняют в меркантильности, стремлении любой ценой сделать карьеру на чужом горе, тщеславии, наконец.

 

Неубедительно и незаслуженно. И даже обидно – за себя и за державу.

 

Валентин Гефтер, тоже независимый наблюдатель