Во ФСИН прокомментировали «ампутацию» ноги Кокорина

Во ФСИН прокомментировали «ампутацию» ноги Кокорина

214
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
фото: Наталья Мущинкина

На прошлой неделе футбольный мир всколыхнула новость о том, что находящемуся в СИЗО «Бутырка» футболисту «Зенита» Александру Кокорину могут ампутировать ногу. Во ФСИН на это ответили довольно резко и с издевкой. Кокорин, по словам тюремных медиков, вроде как за решеткой просто лодырничает и набирает вес, из-за чего и возникли проблемы с ногой. Как все-таки будут лечить конечность футболиста в «Бутырке» и пустят ли к нему после скандала докторов клуба «Зенит»?

Об этом наш разговор с заместителем директора ФСИН России Валерием МАКСИМЕНКО.

— Валерий Александрович, на прошлой неделе все бурно обсуждали больную ногу арестованного футболиста Александра Кокорина. Его адвокаты сообщили, что тюремные врачи практически изуродовали ему конечность, грозит чуть ли не ампутация по халатности медиков «Бутырки». А вы на это ответили с недоброй иронией...

— Вам не нравится Кокорин? Вы не любите «Зенит»?

— Почему не люблю «Зенит»?

— Но вы же не болельщик «Зенита»? Хотя сейчас это очень модно — болеть за питерский клуб.

— Я родился в Москве, здесь есть свои футбольные клубы, со своей историей. Сам я с детства болельщик ЦСКА.

— Тогда все ясно, московские болельщики не любят «Зенит», отсюда и такая ваша жесткая реакция на Александра Кокорина.

— Нет, конечно же. Скажу больше, эти два клуба, ЦСКА и «Зенит», связаны, пожалуй, как никакие другие в нашем чемпионате. Целый ряд великих игроков, выступавших в них, наоборот, объединяет две болельщицкие аудитории, это Валерий Брошин, и Владислав Радимов, и Юрий Жирков, и Сергей Семак. И, пожалуй, самое главное — это тренер, великий Павел Садырин. Именно он, бывший игрок и капитан «Зенита», возглавив после питерского «дубля» основную команду, впервые за всю историю нашего чемпионата привел «Зенит» к победе в первенстве СССР. Это было в 1984 году... А в 1989 году, после ухода из питерского клуба, он возглавил ЦСКА и вывел команду из первой лиги в высшую, а в 1991 году сделал «золотой дубль», последний в истории СССР. ЦСКА тогда выиграл и чемпионат, и Кубок страны.

Так вот, все болельщики армейцев имя Садырина практически обожествляют, я вам скажу больше — тогда и многие болельщики «Зенита» не поддержали коллективного демарша своей команды против тренера, переживали за него, и желали победы армейскому клубу, и радовались новым достижениям Павла Федоровича. Поэтому никакой нелюбви здесь нет. Есть здоровая конкуренция и уважительное, с достоинством отношение.

— Так, а что все-таки с Кокориным? Не покалечат его врачи в «Бутырке»?

— Нет, конечно же. Кстати говоря, сам Александр Кокорин ведет себя по-мужски, с достоинством, не жалуется, стойко переносит те тяготы и лишения, которые выпали на его долю... И никто не слышал от него никаких жалоб ни на условия содержания, ни на врачей.

И лишь богатая фантазия и неимоверно глубокий внутренний мир его адвокатов смогли нарисовать ту впечатляющую картину, оценив которую можно прийти в ужас, особенно удались слова про «не дай бог ногу отрежут»... Ну что здесь сказать? Пусть это останется на совести тех защитников, которые достались футболисту.

Поймите, нападающий «Зенита» — игрок, выступавший за сборную России, и его ноги — это достояние даже не клуба, а всего российского футбола. Неужели вы думаете, что кто-то разрешит нашим врачам в «Бутырке» что-либо делать с его ногами? Категорически нет! Да, у него была достаточно сложная операция. Сейчас идет процесс восстановления и реабилитации. В тюремной больнице нет таких высоконаучных и технологичных возможностей, которые, к примеру, создал в свое время Валерий Васильевич Лобановский в Конча-Заспе для киевлян. И специалистов высочайшего уровня в области травматологии и ортопедии нет.

Конечно, для полного восстановления футболиста требуются совсем другие условия, чем есть в СИЗО. А наши врачи выполняли лишь самые простые процедуры, которые ему были предписаны раньше.

— Отчего же стало болеть колено?

— Колено Александра может болеть и из-за перенесенной ранее операции, как реакция на перемену погоды, на снег, на дождь, на фоне ушиба в настоящее время, если он стукнулся о стул, стол или кровать, в результате инфекции (в том числе и пищевой) или от детренированности, что скорее всего, потому что ноги его привыкли к колоссальным нагрузкам и они ему необходимы... А их отсутствие может привести к возникновению дискомфорта и даже болевым ощущениям... Что же касается покраснения кожных покровов, то это достаточно распространенная местная реакция на физиотерапевтические процедуры, которая не вызывает совершенно никаких опасений.

— Сколько ему таких процедур сделали и сколько еще предстоит?

— Две сделано. Пока на этом все.

— А можно как-то еще помочь футболисту?

— В этой ситуации, но опять же только с согласия Александра, необходим осмотр хирурга, травматолога и сдать кровь на острофазовые показатели с целью исключения воспалительного процесса в коленном суставе. Это мы ему и порекомендуем, но повторяю: полное его восстановление возможно лишь под контролем специалистов и при индивидуально разработанной программе реабилитации.

— Он действительно сильно поправился?

— Не сильно. Набрал несколько килограммов, что нормально при малоподвижном образе жизни.

— А почему не пустили к Кокорину доктора «Зенита»?

— А кто вам сказал, что не пустили? Не было ни одного обращения во ФСИН с просьбой допустить конкретных специалистов «Зенита». Нам что, самим звонить в футбольный клуб, спрашивать, не желает ли кто из их докторов прийти? Это было бы странно, согласитесь. Если же такое обращение поступит, то, конечно, врача «Зенита» пропустим.

 

Источник: МК