ЕСПЧ присудил россиянину 27 тыс. евро, признав факт его пыток в ОВД

ЕСПЧ присудил россиянину 27 тыс. евро, признав факт его пыток в ОВД

458
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://pp.userapi.com/c824202/v824202285/44d6c/-lG_MAyiTXM.jpg
Один из представителей заявителя в Европейском Суде в комментарии «АГ» отметил важность того, что в постановлении выявлено не только процессуальное, но и материальное нарушение ст. 3 Европейской Конвенции. Другой отметил, что его доверитель стал жертвой провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов, и только ЕСПЧ восстановил справедливость.

5 марта Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Габбазов против России» по жалобе осужденного за разбой и грабеж на оказание на него давления со стороны работников правоохранительных органов с целью получения признательных показаний.

Утром 16 июня 2007 г. правоохранительные органы задержали Азата Габбазова и К. по подозрению в разбое, их доставили в районное отделение ОУР ОВД г. Москвы. По сообщению заявителя, следующей ночью два оперативника избили его и потребовали сознаться в причастности к преступлению. Избиение происходило в присутствии следователя, угрожавшего ему тюремным заключением. Несмотря на это, задержанный отказался давать признательные показания, в то же время запуганный К. написал явку с повинной. После побоев оперативники угрожали Габбазову физической расправой, если он пожалуется на них.

Только на утро следующего дня был составлен протокол о задержании Азата Габбазова, подписавшего его в отсутствие адвоката. В тот же день по требованию дежурного сотрудника ОВД он был осмотрен врачом, который зафиксировал многочисленные синяки, ссадины и ушибы у задержанного. Тогда же его перевели в ИВС, а впоследствии суд заключил Габбазова под стражу.

Через два месяца он подал жалобу в управление внутренней безопасности МВД г. Москвы на действия сотрудников милиции. В ходе проверки следователи районного СО СК по г. Москве не стали опрашивать Азата Габбазова, ограничившись получением письменных объяснений оперативников, которые заявили, что не оказывали какого-либо физического или психологического давления на гражданина. По результатам доследственной проверки в возбуждении уголовного дела было отказано за недоказанностью событий преступления. Кроме того, следствие отметило, что в действиях оперативников отсутствовали и элементы состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий) УК РФ.

Несмотря на то что впоследствии жалоба заявителя возвращалась на дополнительное расследование, уголовное дело в отношении милиционеров так и не было возбуждено. Обжалование постановлений следователей об отказе в возбуждении уголовного дела в судебном порядке не увенчалось успехом. Суды ссылались на неподтвержденность доводов заявителя и полноту проведенной доследственной проверки.

В конце 2007 г. суд признал Азата Габбазова виновным в совершении разбоя и грабежа, приговорив его к 8 годам лишения свободы. В ходе всего судебного разбирательства он продолжал отрицать вину и утверждал об оказании на него давления. К. в свою очередь отказался от признательных показаний, ссылаясь на их принудительный характер. Апелляция и кассация оставили обвинительный приговор в силе.

В своей жалобе в Европейский Суд Азат Габбазов указывал на нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Он жаловался на пытки и бесчеловечное обращение со стороны милиционеров, осуществляемые ими по указке или попустительстве следователя, а также на отсутствие эффективного расследования государством указанного инцидента. Заявитель требовал компенсации морального и материального вреда на сумму 100 тыс. евро и 4,1 тыс. евро для покрытия судебных расходов.

В возражениях на жалобу Правительство РФ указывало на необоснованность доводов заявителя и на незначительный характер его травм. Государство-ответчик отметило, что Азат Габбазов не жаловался на насилие со стороны милиционеров ни больничному врачу, ни работникам СИЗО, ни следователю или суду, вынесшему определение о помещении его под стражу. Правительство также представило пояснения сотрудников правоохранительных органов, обвиненных в применении насилия, которые продолжают трудиться в МВД и отрицают какую-либо причастность к инциденту.

Кроме того, российская сторона указала, что жалоба на незаконные действия милиционеров была подана лишь через два месяца после спорного инцидента, что повлекло невозможность ее эффективной проверки и установления факта несомненной ответственности государства за полученные Габбазовым травмы.

В отзыве на возражения российских властей заявитель, в частности, отметил, что государство-ответчик не объяснило источник происхождения его травм.

Изучив обстоятельства дела, Европейский Суд указал, что травмы заявителя могли возникнуть в результате его избиения сотрудниками милиции, что, в свою очередь, свидетельствует о достоверности его утверждений о жестоком обращении в ОВД. Сам факт допроса в ночное время по подозрению в преступлении, без регистрации задержания и в отсутствие защитника, также подтверждал его уязвимость.

Суд пришел к выводу о том, что несвоевременная подача Азатом Габбазовым жалобы на оказание давления могла быть продиктована его запугиванием сотрудниками правоохранительных органов. ЕСПЧ отметил, что расследование инцидента могло быть проведено сразу после того, как были зафиксированы травмы заявителя.

Также Европейский Суд обратил внимание, что СК РФ отклонил доводы заявителя о жестоком обращении, не опросив ни его, ни К. об обстоятельствах предполагаемого избиения и отказавшись от проведения судебно-медицинской экспертизы. Как указал Суд, ведомство сделало свои выводы на основе доследственной проверки, которая сама по себе недостаточна для эффективного расследования достоверных сообщений о жестоком обращении со стороны правоохранителей. Кроме того, ЕСПЧ отметил, что национальные суды фактически отказались оценивать соответствие расследования инцидента требованиям ст. 3 Конвенции.

С учетом изложенного Европейский Суд пришел к выводу о нарушении ст. 3 Конвенции в ее материальном и процессуальном аспектах. В связи с этим Суд присудил заявителю 25 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 2 тыс. евро в виде возмещения его судебных расходов.

В Европейском Суде интересы заявителя представляли ульяновский юрист ООО «ЭПС» Олег Борисов и адвокат АП г. Москвы Сергей Золотов, которые в комментарии «АГ» выразили свое полное удовлетворение решением ЕСПЧ и присужденной их доверителю компенсацией.

Олег Борисов отметил важность того, что Суд признал не только процессуальное нарушение ст. 3 Конвенции, но и нарушение ее материально-правовой составляющей (сам факт пыток). «Как правило, по аналогичным делам наиболее сложно доказать именно факт пыток, так как у заявителя отсутствуют ресурсы и возможности, имеющиеся у противоположной стороны – органов следствия, – пояснил юрист. – Решение ЕСПЧ по нашему делу соответствует его современной практике последних лет».

Он также указал на значимость того, что Европейский Суд применил в деле правило «презумпции виновности властей» при решении вопроса о том, применялись ли к заявителю пытки: «ЕСПЧ получил от нас достаточные доказательства того, что заявителю во время его нахождения под контролем полиции были причинены телесные повреждения, а правительство не смогло объяснить их происхождение».

Олег Борисов добавил, что не питает особых иллюзий о том, что постановление Суда как-то повлияет на правоприменительную практику. «Ежегодно ЕСПЧ выносит десятки решений о нарушениях ст. 3 Конвенции российскими властями, но у нас до сих пор нет даже специальной статьи в Уголовном кодексе, предусматривающей ответственность именно за пытки, – пояснил юрист. – Применяемая сейчас ст. 286 УК РФ в статистических данных вуалирует пытки среди других проступков представителей власти».

Адвокат Сергей Золотов пояснил, что его доверитель на всех стадиях уголовного процесса по делу последовательно утверждал об оказании давления на него оперативниками и следователем, а также о своей невиновности. Он также отметил, что, исходя из анализа материалов уголовного дела, его подзащитный стал жертвой провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов. «Российские суды в очередной раз рассмотрели доводы жалобы гражданина о давлении на него под критическим углом, однако ЕСПЧ восстановил справедливость», – заключил он.