Сумасшедший порядок

Сумасшедший порядок

157
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Поправки в закон об ОНК, в соответствии с которыми правозащитники получили право контроля за соответствующими лечебными учреждениями, вступили в силу еще в июле 2018 года. Однако разработку проекта ведомственного приказа, регламентирующего порядок посещения членами ОНК медицинских организаций, оказывающих психиатрическую помощь, а также центров судебной психиатрии Минздрав завершил совсем недавно. На днях текст приказа был опубликован для общественного обсуждения.

В случае принятия документа общественный контроль в психиатрических больницах может превратиться в фикцию. Максимум, что смогут члены общественных наблюдательных комиссий, — оценивать качество ремонта палат, где находятся пациенты.

Проект приказа предусматривает, в частности, что председатель ОНК должен в письменном виде (не по электронной почте) уведомить орган исполнительной власти о намерении посетить медицинское учреждение. После получения уведомления руководитель или уполномоченный заместитель руководителя органа исполнительной власти в течение трех рабочих дней сообщает медикам о предстоящем посещении учреждения членами комиссии.

То есть на процедуру уведомления будет уходить не меньше недели, а то и больше. При этом фактор неожиданности, зарекомендовавший себя как один из самых эффективных при выявлении нарушений прав в учреждениях ФСИН и МВД, утрачивается. Проект приказа полностью исключает внезапные проверки психиатрических лечебниц.

Кроме того, каждый визит в медучреждения члены ОНК будут обязаны согласовывать с председателем. Хотя по закону «Об общественном контроле» двое членов комиссии вправе самостоятельно принять решение о посещении СИЗО, колоний или ИВС, самостоятельно уведомить дежурную часть соответствующего ведомства о проверке и беспрепятственно посетить его — без всяких разрешений на то со стороны руководства учреждений и своего председателя.

Ранее мы с коллегами из ОНК не раз общались с представителями Минздрава на площадках Государственной думы и Общественной палаты, предлагая учесть лучшие практики некоторых силовых ведомств, с которыми членам ОНК приходится изо дня в день взаимодействовать по всей стране. К слову, я предложил взять пример с ведомственных приказов МВД и ФСИН, где существует возможность уведомить о своем визите посредством звонка в дежурную часть города или региона, сообщив фамилии проверяющих незадолго до прохода на территорию режимного объекта.

Проект приказа Минздрава содержит множество туманных формулировок, начиная от «противоэпидемического режима» и до «прав и иных интересов лиц, находящихся и (или) работающих в медицинской организации», которые позволят произвольно ограничить общественный контроль. То есть главный врач может лично запретить посещение ОНК под любым предлогом, ссылаясь на эпидемию ОРЗ или нежелание санитарок видеть членов комиссии. Кроме того, документ предусматривает право врачей в любой момент прервать общение пациентов с членами ОНК. С произвольным прекращением бесед заключенных наши коллеги уже сталкивались в следственных изоляторах.

Документ существенно ограничивает и гарантированное законом право членов ОНК на фото- и видеофиксацию нарушений. Справедливости ради скажу, что такие попытки предпринимают и ФСИН, и МВД. Но чиновники Минздрава пошли дальше. Они полагают, что съемка может осуществляться в строго отведенных местах, которые укажет врач. То есть, если мы с коллегами при проверке обнаружим в одной из палат протечку потолка, а снимать разрешат только в кабинете главврача, то зафиксировать ее мы сможем только чудом. А как можно будет зафиксировать синяки на теле больного, если он находится в палате и врач прикажет ему оставаться именно там и при этом запретит фотографировать членам ОНК в этом помещении?

Регулярно на свет всплывают ужасающие подробности того, как ведут себя некоторые недобросовестные медики за закрытыми дверями психиатрических лечебниц. Летом и осенью прошлого года возникли сразу два громких скандала с избиением пациентов в ПНД — одной из них было 84 года, а второму 72. Регулярно приходят сводки и о возбуждении дел в отношении «черных риелторов» и врачей психбольниц, которые помогают признать недееспособными своих подопечных и впоследствии перепродать их жилье.

А ведь по замыслу законодателей, именно ОНК как один из наиболее хорошо зарекомендовавших институтов общественного контроля должен следить за соблюдением прав и законных интересов пациентов психиатрических лечебниц и противостоять злоупотреблениям на местах.

Автор — ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник:
https://iz.ru/873555/ivan-melnikov/sumasshedshii-poriadok