ЕСПЧ признал нарушением ограничение свиданий осужденного, приговор которому не вступил в силу

ЕСПЧ признал нарушением ограничение свиданий осужденного, приговор которому не вступил в силу

96
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
http://www.helsinki.hu/wp-content/uploads/ejeb_logo.png

Европейский Суд также указал на недопустимость немотивированного отказа содержащимся под стражей лицам в свиданиях с родственниками

Представитель заявителя в Европейском Суде полагает, что постановление поможет при обжаловании отказа в предоставлении свидания обвиняемым и будет способствовать устранению на законодательном уровне дискриминации, ставящей обвиняемых в худшее положение по сравнению с осужденными относительно права на визиты близких.

28 мая Европейский Суд вынес Постановление по делу «Чалдаев против России», заявитель по которому Артур Чалдаев жаловался на нарушение его прав во время свиданий с родственниками в период нахождения под стражей после вынесения обвинительного приговора и до вступления его в законную силу, а также на недостаточное их количество.

Обстоятельства дела

В начале 2013 г. подозреваемому в совершении вооруженного разбоя Артуру Чалдаеву было предъявлено обвинение. В его отношении избрали меру пресечения в виде подписке о невыезде, которая в дальнейшем была заменена заключением под стражу. 18 мая 2015 г. суд вынес Артуру Чалдаеву обвинительный приговор, назначив наказание в виде 13 лет лишения свободы; осужденный обжаловал приговор.

1 июня судья отказал родителям Чалдаева в предоставлении им свидания с сыном, сославшись на то, что последний раз они виделись 28 мая. В дальнейшем и.о. председателя суда поддержал это решение и отклонил соответствующую жалобу родителей Артура Чалдаева. Через два месяца самому осужденному, находившемуся на тот момент в СИЗО, также отказали во встрече с родителями.

В октябре 2015 г. родители гражданина направили две жалобы в Верховный Суд Республики Мордовия, требуя предоставить им краткосрочное и длительное свидание с сыном. Суд отказался удовлетворять жалобы, ссылаясь на то, что на длительное свидание с близкими могут рассчитывать лишь лица, в отношении которых вступил в силу обвинительный приговор. Суд также отказал им и в предоставлении краткосрочного свидания.

Артур Чалдаев обратился с жалобой в прокуратуру, указав на ограниченное количество краткосрочных свиданий с родственниками. Он также сообщил, что встречи происходили в комнате с разделительной перегородкой, оборудованной телефоном с прослушкой, что мешало полноценному общению. В ответном письме прокуратуры сообщалось, что режим посещения заключенных в СИЗО установлен соответствующими правилами следственного изолятора. Кроме того, в ответе подчеркивалась необходимость наличия перегородки в комнатах для свиданий и прослушки телефонных переговоров.

Впоследствии апелляционный суд оставил в силе обвинительный приговор Чалдаеву. В ноябре 2015 г. его перевели из следственного изолятора в колонию отбывания наказания.

Доводы сторон

В жалобе в Европейский Суд Артур Чалдаев указывал на малое количество свиданий с близкими, которые происходили без физического контакта и прослушивались сотрудниками СИЗО. Он также утверждал, что фактически каждое его свидание с родителями длилось всего лишь час вместо положенных трех. По мнению заявителя, его несправедливо лишили длительных свиданий с родней в период нахождения в СИЗО, ведь право на такие свидания есть даже у лиц, в отношении которых обвинительный приговор вступил в законную силу. По мнению Чалдаева, таким образом были нарушены ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и ст. 14 (запрещение дискриминации) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заявитель требовал 40 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также 143 евро для возмещения судебных и почтовых расходов.

В своих возражениях на жалобу Правительство РФ сослалось на необходимость ограничения частоты и продолжительности посещения СИЗО, являющегося неизбежным следствием помещения под стражу. Российская сторона отметила, что отказ в свидании с заключенным может быть обжалован в суде или прокуратуре, кроме того, она указала что заявителю было предоставлено четыре свидания с родственниками в период его пребывания в следственном изоляторе. Правительство также пояснило, что разделительные перегородки в комнатах для свиданий пресекают передачу запрещенных предметов.

В своем ответе на правительственные возражения Артур Чалдаев указывал на необоснованность и немотивированность судебных отказов в свиданиях с близкими, а также обращал внимание на то, что сотрудники СИЗО способны пресекать передачу запрещенных предметов во время свиданий, а потому перегородки не нужны.

Выводы ЕСПЧ

Изучив материалы дела, Европейский Суд пришел к выводу об обоснованности жалобы заявителя. Со ссылкой на ряд своих решений Суд подчеркнул, что ограничения частоты, продолжительности и форм свиданий заключенных с родными представляют собой вмешательство в охраняемые Конвенцией права.

ЕСПЧ указал на неоднократное выявление нарушений прав содержащихся в СИЗО россиян в связи с запретом посещения их родственниками. Относительно рассматриваемого дела Суд назвал недопустимым предоставление Чалдаеву свиданий с родителями в комнатах с перегородками, поскольку его неблагонадежность и сговор между встречающимися не были доказаны.

Европейский Суд отметил, что отказ в свиданиях выносился без предварительного изучения конкретной ситуации – национальные суды отказывали во встречах заявителя с родителями по формальным основаниям, ограничиваясь ссылкой на соответствующую правовую норму. Относительно прослушки разговоров администрацией СИЗО Суд отметил, что секретность разговоров во время свиданий не может быть обеспечена в принципе в силу присутствия на нем сотрудника изолятора.

Страсбургский суд также согласился с доводами заявителя о дискриминации его прав на свидания с родственниками. Так, отмечается, что лица, содержащиеся до вступления приговора в силу в следственных изоляторах, имеют право на свидания с близкими, равно как и осужденные граждане, в отношении которых обвинительный приговор вступил в силу. Как пояснил Суд, заключенные СИЗО должны также иметь более легкий доступ и к другим формам общения со своими родственниками.

ЕСПЧ выявил нарушение ст. 8 и ст. 14 в совокупности со ст. 8 Конвенции и присудил заявителю 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда. Гражданин получит также 210 евро в возмещение судебных и почтовых расходов.

Представитель заявителя прокомментировала решение ЕСПЧ

В Европейском Суде интересы Артура Чалдаева представляла адвокат АП Республики Мордовия Мария Толмачева, которая полностью поддержала выводы Страсбургского суда.

«Значение данного постановления ЕСПЧ мне, как любому практикующему адвокату по уголовным делам, трудно переоценить. В нашей стране годами складывается порочная практика, когда право на свидания с родственниками лиц, заключенных под стражу, воспринимается властями как вид их поощрения за “хорошее поведение”. Но ведь право на личную и семейную жизнь неотъемлемо для человека», – отметила она.

По словам адвоката, исходя из российского законодательства предоставление свиданий обвиняемым – это полномочие, а не обязанность властей. «Теперь ситуация может коренным образом измениться. Ведь оспаривая в очередной отказ в предоставлении свидания обвиняемому, жизненно важно иметь “под рукой” конкретное решение ЕСПЧ, вынесенное в отношении России», – полагает Мария Толмачева.

По ее мнению, постановление может повлечь соответствующие изменения в законодательство РФ в части устранения дискриминации, ставящей обвиняемых в худшее положение по сравнению с осужденными относительно права на визиты близких. «Данное решение ЕСПЧ повлечет и внесение изменений в ведомственные приказы, регламентирующие обустройство комнаты для свиданий и порядок их проведения», – уверена адвокат.

Источник: advgazeta.ru