Второй раз в истории национальный суд обратился в ЕСПЧ за консультацией

Второй раз в истории национальный суд обратился в ЕСПЧ за консультацией

106
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://pravo.ru/store/images/4/57675.jpg
Председатель Палаты адвокатов Республики Армения Ара Зограбян в комментарии «АГ» назвал правомерным факт обращения КС РА в Европейский Суд и пояснил, что дело связано с обвинением бывшего президента в преступлении по статье, которой не существовало на момент совершения вмененных ему деяний. По мнению одного из экспертов «АГ», запрос Конституционного Суд Республики Армения должен рассматриваться в контексте политических событий в стране. Он добавил, что так как это только второй запрос консультативного заключения, ЕСПЧ может использовать эту возможность для развития данной практики. Другой эксперт полагает, что это событие крайне значимо не только для правовой системы Армении, но и для функционирования всей системы Совета Европы.

9 августа ЕСПЧ сообщил, что Конституционный Суд Республики Армения обратился в Европейский Суд с просьбой предоставить консультативное заключение относительно ст. 300.1 УК РА, предусматривающей уголовную ответственность за свержение конституционного строя.

Основание для обращения о проверке нормы уголовного закона

Из процедурного решения КС Республики Армения следует, что необходимость предоставления вышеуказанного заключения продиктована двумя запросами в КС РА. Одно из них направила судья, в чьем производстве находится уголовное дело против бывшего президента Армении Роберта Кочаряна, второй исходил от самого подсудимого. Роберту Кочаряну предъявлены обвинения по ч. 1 ст. 300.1 УК Республики Армения в свержении конституционного строя.

В этой связи Конституционный Суд РА приостановил производство по уголовному делу в отношении экс-главы государства и обратился в ЕСПЧ с вопросами о конституционности ст. 300.1 Уголовного кодекса РА.

В своем обращении КС РА задал Страсбургскому суду четыре вопроса. Так, его интересует, предъявляются ли те же качественные требования (определенность, доступность, предсказуемость, стабильность) к понятию «закон», устанавливающему преступление по смыслу ст. 7 Конвенции, и понятию «закон», употребляемому в иных статьях Конвенции (например, в ст. 8–11). Если нет, то по каким стандартам они разграничиваются?

ЕСПЧ также необходимо будет ответить, может ли уголовный закон, устанавливающий преступление и содержащий ссылку на определенные положения нормативных правовых актов с более высокой юридической силой и абстрактностью, соответствовать требованиям определенности, доступности, предсказуемости, стабильности.

Последний вопрос сводится к тому, какие стандарты предусмотрены для сопоставления действующего на момент совершения преступления уголовного закона и измененного после этого уголовного закона – раскрытия их содержательных (существенных) сходств или различий в соответствии с принципом запрета ретроактивного применения уголовного закона (ч. 1 ст. 7 Конвенции)?

Стоит отметить, что это второй случай в истории, когда государство запрашивает мнение Европейского Суда в порядке, предусмотренном Протоколом № 16 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Первый такой запрос в ЕСПЧ поступил в октябре 2018 г. от Кассационного суда Франции, который в апреле этого года получил заключение Страсбургского суда относительно прав, связанных с суррогатным материнством.

Национальный суд также направил соответствующий запрос в Венецианскую комиссию

Отметим, что КС Республики Армения направил аналогичный запрос и в Европейскую комиссию за демократию через право. Венецианской комиссии предстоит разобраться, содержат ли преступления «против конституционного строя», предусмотренные в уголовных законах ее государств-членов, ссылки на конституции или их конкретные статьи. Комиссия также должна ответить, в каких в уголовных законах ее государств-членов описываются термины («конституционный строй», «свержение конституционного строя», «присвоение власти») и имеются ли судебные толкования этих терминов.

В запросе КС РА в Комиссию имеются и такие вопросы: «Каковы европейские стандарты требования определенности, предъявляемого устанавливающему преступление закону? Предусмотрено ли законодательствами государств – членов Венецианской комиссии преступление, сходное по своему содержанию с преступлением, предусмотренным ст. 300.1 УК АР? Если да, то какой опыт с точки зрения правовой определенности является наилучшим?».

Председатель Палаты адвокатов Республики Армения Ара Зограбян прокомментировал факт обращения КС в ЕСПЧ

В комментарии «АГ» председатель Палаты адвокатов Республики Армения Ара Зограбян сообщил, что ч. 1 ст. 300.1 УК АР закрепляет: «Свержение конституционного строя Армении – фактическое устранение норм, закрепленных в ст. 1–5 и ч. 1 ст. 6 Конституции, посредством прекращения их действия в правовой системе в этот период». По его словам, согласно законодательству РА, данное деяние является умышленным и квалифицируется как особо тяжкое преступление, поскольку карается лишением свободы на срок от 10 до 15 лет.

«В рамках расследуемого в Специальной следственной службе РА уголовного дела о событиях 1 марта 2008 г. второму президенту Армении Роберту Кочаряну предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 300.1 УК РА. По версии следствия, он по предварительному сговору с другими лицами сверг конституционный строй Республики Армения. Статья 300.1 УК РА была принята Национальным Собранием РА в 2009 г., т.е. после событий 1 марта 2008 г. и совершения так называемых преступных действий, приписываемых Роберту Кочаряну и другим обвиняемым по делу», – пояснил Ара Зограбян.

Председатель Палаты адвокатов Республики Армения обратил внимание на то, что ст. 72 Конституции РА определяет принцип законности при установлении преступлений и назначении наказаний. Согласно ей, «никто не может быть осужден за такое действие или бездействие, которое в момент совершения не являлось преступлением». В этой связи он полагает, что в рамках дела, в первую очередь, необходимо найти ответы на два вопроса. Первый из них таков: «1 марта 2008 г. (в момент совершения так называемых преступных действий, приписываемых обвиняемым) ст. 300.1 УК РА в правовом поле Армении не существовало, может ли в этом случае следовать уголовная ответственность по данной статье?». Второй вопрос касается того, что Роберт Кочарян на момент предъявления ему обвинения является президентом в отставке, который пользуется должностным иммунитетом, – может ли в данном случае на него возлагаться уголовная ответственность?

Ара Зограбян назвал правомерным факт обращения КС АР в Европейский Суд и воздержался от прогнозов относительно содержания консультативного заключения ЕСПЧ, предложив дождаться его вынесения.

Эксперты «АГ» также прокомментировали факт обращения армянского КС в Страсбургский суд

Глава международной практики Международной правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев считает, что запрос Конституционного Суда Республики Армения должен рассматриваться в контексте политических событий в стране. «Этот запрос консультативного заключения по Протоколу № 16 Конвенции (Россия его не ратифицировала) относится к событиям президентских выборов 2008 г. Честность тех выборов была очень спорной, было множество достоверных свидетельств подтасовок результатов и других грубых нарушений. Мирные протесты на площади Свободы против результатов выборов были разогнаны силой и в нарушение Конвенции (Постановление ЕСПЧ “Мушег Сагателян против Армении”)», – пояснил он.

По словам эксперта, сам КС РА подтвердил результаты выборов 2008 г., Роберт Кочарян добился установления во власти своего «преемника» Сержа Саргсяна, а Никол Пашинян был осужден за организацию массовых беспорядков. «С тех пор все поменялось, и Никол Пашинян стал премьер-министром с широким политическим мандатом, а Роберт Кочарян – обвиняемым. Теперь КС Армении, оказавшись в очень деликатной политической ситуации, пытается решить вопрос конституционности преследования Кочаряна руками ЕСПЧ, чтобы потом ответить армянскому обществу “это не мы сами так придумали, это Страсбург разрешил (или запретил) судить Кочаряна”», – полагает Кирилл Коротеев.

По его мнению, проблема заключается в том, что одни вопросы, которые КС Армении ставит для консультативного заключения, достаточно абстрактны, а ответы на другие – очевидны при даже поверхностном прочтении практики Суда. «Поэтому риск отклонения запроса без рассмотрения коллегией из 5 судей ЕСПЧ высок, но поскольку это только второй запрос консультативного заключения (после Кассационного суда Франции по делу о суррогатном материнстве), то ЕСПЧ может использовать такую возможность для развития этой практики», – предположил эксперт.

В свою очередь партнер АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева назвала событие крайне значимым не только для правовой системы Армении, но и для функционирования всей системы Совета Европы. «Получив подобный запрос, ЕСПЧ в составе 5 судей решит вопрос о возможности его передачи в Большую палату Суда, а после будет подготовлено мотивированное заключение консультативного характера, которое будет передано инициатору запроса», – пояснила эксперт.

По мнению адвоката, практика направления консультативных запросов в ЕСПЧ является очень позитивной. Она не только способствует гармонизации правовых систем, но и демонстрирует политическую волю государства на сотрудничество с Советом Европы и поддержание Европейского правопорядка. «Нельзя не отметить и то, что не столь обширная практика реализации полномочий государств – участников Конвенции по Протоколу № 16, а также положения самого протокола указывают на то, что направление запроса возможно только по наиболее сложным и значимым правовым вопросам. Консультативные заключения по запросам высших судов позволят обозначить вектор развития правоприменительной практики ЕСПЧ по вопросам, пока еще не поднятым в его постановлениях по жалобам, а, следовательно, при должном внимании к заключениям со стороны национальных властей – избежать нарушений прав человека и новых жалоб», – заключила Надежда Ермолаева.