Десять лет спустя

Десять лет спустя

87
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
http://www.helsinki.hu/wp-content/uploads/ejeb_logo.png

16 ноября 2009 года С.Л. Магнитский, руководитель отдела налогов и аудита фирмы Firestone Duncan, связанной с фондом Hermitage Capital Management (глава фонда — У. Браудер), скончался в следственном изоляторе «Матросская тишина» от острого панкреатита, причём защитники Магнитского отмечали отсутствие адекватной медицинской помощи.

Без малого через десять лет (а с учётом положенного трёхмесячного срока для обжалования решения будет ровно десять лет), 27 августа 2019 года, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес решение по жалобе вдовы и матери покойного.

Суд не стал оспаривать обоснованность ареста Магнитского, но пришёл к выводу, что условия его тюремного содержания, закончившегося смертью, есть «нарушение ст. 2 Конвенции (о правах человека. — М. С.) в связи с неспособностью властей защитить право Магнитского на жизнь и обеспечить эффективное расследование обстоятельств его смерти». И присудил компенсационную выплату в размере €34 тыс.

То, что со смертью Магнитского было не всё ладно и его можно было если не спасти (бывают случаи, когда медицина бессильна), то оказать достаточную помощь, позволяющую сказать: «Мы сделали всё что могли», — этого никто всерьёз не отрицает. Сама серия отставок, последовавших после 16 ноября, — своих постов лишились 20 высших руководителей ФСИН и 16 начальников тюрем, а также глава управления по борьбе с налоговыми преступлениями ГУВД Москвы — была косвенным признанием со стороны российских властей в том, что основания для претензий имелись.

Да и вообще, смерть в тюрьме человека, обвиняемого по важному делу, могущему многих затронуть, всегда порождает толки в духе кн. В.И. Шуйского: «Да в добрый час, как дядю моего, в глухой тюрьме тихонько задавили». Что для власти отнюдь не желательно. Совсем недавняя смерть в американской тюрьме суперэлитного сводника Дж. Эпштейна, знавшего слишком много об изысканных наклонностях крайне высокопоставленных лиц, вызывает в памяти переписку народовольцев, готовивших покушение на Александра III: «Беспокоюсь за моего адресата, если он тово, то и меня могут тоже тово, а это нежелательно, ибо поволоку за собой много народа очень дельного». Вот Эпштейн, благодаря своевременной кончине, и не поволок. А равно и Магнитский.

Кто в случае с Магнитским принадлежал к «народу очень дельному» — вопрос сложный. Иные даже указывают на очень дельного человека Браудера, которому излишняя разговорчивость Магнитского, разрабатывавшего для дельца надёжные схемы, была бы совсем нежелательна. Но ЕСПЧ, согласно своему статуту, не рассматривает дело по существу — не будем и мы.

Другое дело, что суд вынес свой вердикт без особого энтузиазма.

Хотя есть дела, рассматриваемые в первоочередном порядке, данное дело к ним не отнесли и раскачивались почти десять лет.

Жалобы А.А. Навального в Страсбурге удовлетворяют куда быстрее. Кстати, закон Магнитского был принят в США уже в 2012 году, тоже не очень быстро, но всё же три года — не десять. Все международные организации и знатные политики, как, например, тогдашний лондонский мэр Борис Джонсон, назвавший Магнитского «мучеником, растоптанным коррумпированной системой», отметились ещё в начале 2010-х годов, а неспешный страсбургский суд вынес решение только сейчас, когда о Магнитском стали забывать. Случай, когда надо, конечно, но завтра, завтра, не сегодня.

Назначенная сумма тоже относительно невелика. А.А. Навальный обещал школоте, что каждый всего лишь задержанный получит в Страсбурге €10 тыс., — а тут не задержанный, но умерший. Положим, наш борец соврёт — недорого возьмёт, да и тех €10 тыс. никто не видел, но вот реальные суммы, присуждённые ЕСПЧ.

Задержанному на Болотной площади 6 мая 2012 года и осуждённому на 15 суток Е. Фрумкину ЕСПЧ назначил €25 тыс. компенсации. Трём активистам-гомосексуалистам — даже не задержанным, им только было отказано в регистрации тематических движений — присудили €42,5 тыс.

Близким же Магнитского — €34 тыс. Если тут есть соразмерность, то очень своеобразная.

Больше это похоже на формулу «нате и отвяжитесь». Похоже, ЕСПЧ не очень хотелось вдаваться в это сильно неоднозначное дело. Такое нежелание связываться с Браудером даже можно понять.

источникhttps://russian.rt.com/opinion/662949-sokolov-espch-magnitskii