Исследование: «Влияние тюремной субкультуры на административные практики исполнения наказаний в ИУ Пермского...

Исследование: «Влияние тюремной субкультуры на административные практики исполнения наказаний в ИУ Пермского края. Вопросы обеспечения гражданского равенства»

222
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Общественный совет при начальнике ГУФСИН России по  Пермскому краю

Проект: «Спасти тюремных изгоев. Общественное противодействие дискриминации осуждённых с пониженным социальным статусом в местах заключения Пермского края»

(все материалы доступны по ссылкам в конце статьи)

Аналитический отчёт по исследованию

«Влияние тюремной субкультуры на административные практики исполнения наказаний в ИУ Пермского края. Вопросы обеспечения гражданского равенства»

 

 Пермь 2018

 

Об исследовании

 Актуальность заявленной темы

Основной вопрос развития системы исполнения наказаний должен отражать обусловленность применения функционала учреждений исполнения наказаний требованиями соответствия стандартам соблюдения прав человека, соотноситься с ожиданиями в обществе стабильной и безопасной жизни.

 

Альтернативой эскалации уголовной репрессии, увеличивающей массу осуждённых и затраты на их содержание, должны стать меры воздействия, направленные на минимизацию воспроизводства криминальной субкультуры, особенно в условиях изоляции.

 

Попытки гражданских организаций гуманизации отношений в пенитенциарной сфере отвергаются самой средой, наталкиваются на непроницаемость давно укоренённой и глубоко иерархичной кастовой системы отношений внутри учреждений УИС.

  • С нашей точки зрения, ни одна из указанных общественных потребностей не удовлетворена в той мере, которая позволяла бы судить о системности предпринимаемых усилий и их эффективности.
  • О предмете исследования
  • Предмет проведённого исследования: положение наименее защищённых категорий граждан, групп меньшинств в исправительных учреждениях Пермского края, включая причины возникновения общностей, имеющих признаки группы, их современные характеристики, отношение к ним со стороны других осуждённых, практики “особого” отношения со стороны администрации учреждений, анализ отношения администрации к возможному неравенству.
  • Рабочая гипотеза: нарушение равенства осуждённых по признакам социального статуса, образования, заболеваемости, сексуальной ориентации является обыденной практикой в исправительных учреждениях Пермского края, вследствие допущения сотрудниками и руководством учреждений межгрупповой дифференциации и стратификации.
  • О методике исследования

 

Основные методические средства, использовавшиеся при проведении исследования: документальный анализ, опрос руководителей исправительных учреждений и следственных изоляторов, углублённое интервью персонала, углублённое интервью и анкетирование обвиняемых и осуждённых, проведение фокус-групп, наблюдение в ходе посещений исправительных учреждений членами ОС И ОНК за поведением представителей групп и отношением к ним сотрудников учреждений.

 

В ходе полевой части исследования участники посетили 27 раз 24 учреждения (что составляет 70,5% от общего числа ИУ в Пермском крае), в том числе:

1-6/ 6 следственных изоляторов;

7-8/ 2 исправительных учреждения для женщин, повторно отбывающих наказание;

9/ 1 исправительное учреждение для женщин, впервые отбывающих наказание;

10-11/ 2 мужских исправительных учреждения особого режима;

12/ 1 мужское исправительное учреждение для пожизненно лишённых свободы;

13-16/ 4 мужских исправительных учреждения строгого режима для повторно совершивших преступление;

17-18/ 2 мужских исправительных учреждения строгого режима для впервые совершивших преступление;

19-20/ 2 мужских исправительных учреждения общего режима для повторно совершивших преступление;

21-22/ 2 мужских исправительных учреждения общего режима для впервые совершивших преступление;

23/ 1 мужское исправительное учреждение строгого режима для бывших сотрудников правоохранительных органов.

24/ Пермскую воспитательную колонию.

 

Для проведения социологического исследования были разработаны гайд интервью сотрудников, гайд интервью осуждённых, опросный лист, 4 варианта анкет. Проведено 115 углублённых экспертных интервью, 23 опроса начальников учреждений, в анкетировании приняли участие 615 осуждённых.

 

Условия проведения исследования

 

На проведение названных выше мероприятий было получено разрешение начальника ГУФСИН России по Пермскому краю. Несмотря на это, администрация в ряде ИК фактически противодействовала исследованию.

 

Все полевые исследования проводились группой, состоящей из членов Общественного совета при ГУФСИН России по Пермскому краю и членов Общественной наблюдательной комиссии Пермского края.

 

Все исследовательские мероприятия проводились на принципах добровольного участия, анонимности и неразглашения персональной информации.

 

 

Обобщение, основные выводы и рекомендации

 

Общая характеристика ситуации в местах заключения

 

В Пермском крае расположены 34 исправительных учреждения, в которых на декабрь 2018 года отбывало наказание в виде лишения свободы около 19 000 человек.

 

Исследовательская группа посетила 24 ИУ с учётной численностью содержащихся в них осуждённых - 12 582 человека. Лица с пониженным статусом в среднем составляют 9,7% от общего числа.

 

Таблица 1. «Количество обиженных в ИК Пермского края и процентное соотношение с другими осуждёнными»

 

Учреждения УИС

 

 

 

 

 

СИЗО

1

 

 

 

 

 

 

СИЗO2

 

 

 

 

 

 

CИЗО 3

 

 

 

 

 

 

СИЗО 4

 

 

 

 

 

 

СИЗО 5

 

 

 

 

 

 

СИЗО 6

 

 

 

 

 

 

Количество обвиняемых 862 245 143 148 170 198
Количество «обиженных»

 

 

 

20, или

2,3%

 

 

16, или 6,5%

 

 

5, или 2.9%

 

 

8, или

4%

 

 

 

Учреждения УИС для “по- вторников”

 

 

 

 

ИК

6

общ. реж.

 

 

 

ИК-

11

общ. реж.

 

 

 

ИК

9 стр. реж.

 

 

 

ИК

9

Б-2

бол.

 

 

 

ИК

10 стр. реж.

 

 

 

ИК 13

стр. реж.

 

 

 

ИК 40 стр. реж.

 

 

 

ИК 4

особ. реж.

 

 

 

ИК 35 особ. реж.

 

 

 

Количество осуждённых 562

 

325

 

1778

 

99

 

1525

 

652

 

1206

 

472

 

667

 

Количество «обиженных»

 

 

 

 

 

 

 

30, или 5,6%

 

 

 

 

 

 

20, или 6,2%

 

 

 

 

 

 

150,

или

8,4%

 

 

 

 

 

 

30, или

30.3%

 

 

 

 

 

236, или 15.4%

 

 

 

 

 

100, или

15,3%

 

 

 

 

 

200, или 16,6%

 

 

 

 

 

100, или 21,2%

 

 

 

 

 

80, или

12%

 

 

 

 

 

 

Учреждения УИС для

“первохо-дов»

 

 

ИК

29

общ.реж.

 

 

ИК

38

общ.реж.

 

 

ИК

1

стр. реж.

 

 

ИК 12 стр. реж.

 

 

ИК

 

37

стр. пр.

 

 

 

 

 

 

 

Количество осуждённых 826

 

756

 

1433

 

1494

 

618

 

Количество «обиженных»

 

 

 

 

 

36, или 4,3%

 

 

 

 

40, или

5,29%

 

 

 

100, или 6,9%

 

 

 

 

56, или

3,74%

 

 

 

23, или

3,7%

 

 

 

 

Учреждения для женщин

 

 

 

ИК-32

жен.

 

 

 

ИК-28

жен.

 

 

 

ИК-18

жен.

 

 

 

Количество осужденных

 

650

 

950

 

419

 

 

«Обиженных» в ИК для осуждённых, впервые отбывающих наказание (четыре ИК), — 232 человека из 4509, или 5,1% от общего количества осуждённых в учреждении.

 

«Обиженных» в ИК для осуждённых, повторно отбывающих наказание (семь ИК, кроме ИК-9 и ИК-37), — 789 человек из 5997, или 13,1% от общего количества осуждённых в учреждении.

 

Из таблицы следует также, что совершивших повторные преступления в указанных исправительных колониях 57,5%.

 

Преобладающим контингентом мест заключения, по оценкам участников исследования, являются лица в возрасте 30-40 лет среди заключённых мужчин, 23-35 лет среди заключённых женщин и 16-17 лет среди несовершеннолетних заключённых.

 

Большинство заключённых мужчин имеют среднее образование, до заключения не имели постоянной и/или официальной работы, работа имела физический характер; редко встречаются заключённые с высшим образованием, которые до лишения свободы занимали ответственные/руководящие должности. Большинство заключённых женщин имеют средний уровень образования и до заключения работали в сфере услуг. Заключённых несовершеннолетних эксперты-сотрудники ФСИН условно делят на две группы: подростков из благополучной среды до лишения свободы, осуждённых за распространение наркотических средств (около 40%), и подростков из неблагополучной среды, осуждённых по другим статьям (чаще кражи).

 

Среди заключённых женщин и мужчин заметно увеличение числа повторно осуждённых и лишённых свободы. Среди несовершеннолетних заключённых очень редко встречаются отбывающие наказание в местах заключения дважды и более раз. Вместе с тем, несовершеннолетние часто оказываются неоднократно судимы, при этом предыдущие меры уголовного наказания были не связаны с лишением свободы.

 

Наиболее заметным изменением состава заключённых за последние годы является увеличение числа осуждённых за распространение наркотических средств (ст. 228 УК РФ). В ИУ общего режима увеличилось количество осуждённых за вождение в нетрезвом виде (ст. 264.1 УК РФ).

 

Межгрупповая дифференциация и стратификация в ИУ Пермского края

 

Касты — это группы людей в социальной иерархии, где социальные лифты полностью выключены, поэтому люди не имеют никакой возможности построить карьеру.

 

Стратификация как атрибутивный элемент пенитенциарной субкультуры характерна для всех исправительных учреждений, охваченных исследованием. Полагали бы, что носителями этой субкультуры (активными или вынужденно воспринимающими её неформальные установки) являются все осуждённые в мужских исправительных учреждениях. Вероятно, по этой причине за последние годы группы, на которые делятся осуждённые, претерпели незначительные изменения. Среди основных изменений статусов и их границ информанты отметили сглаживание возможных различий между мастями (кастами) в женских колониях, а также в колонии для несовершеннолетних. Кроме того, меньшую значимость стала иметь статья, за которую осуждён человек. Информанты высказали мнение о том, что численность групп с низким социальным статусом снижается, также становится меньше и численность "красных", сотрудничающих с администрацией.

 

Выявление причин формирования каст в учреждениях уголовно-исполнительной системы не являлось приоритетной задачей данного исследования. Поэтому сошлёмся на мнение российских учёных-пенологов о том, что пенитенциарная субкультура продуцирует деление осуждённых на неформальные категории, отличающиеся друг от друга по степени привилегированности, в связи с чем расслоение осуждённых на «авторитетов», «нейтральных» и «отверженных» следует признать процессом естественным, со всеми вытекающими из данного процесса последствиями. Деление обусловлено борьбой за средства удовлетворения потребностей, объём и количество которых в местах лишения свободы ограничены. Одним из способов победить в этой борьбе является объединение с целью доминирования, в основе которого могут быть заложены различные факторы: землячество, совместные взгляды, убеждения, интересы, прошлая преступная деятельность и т.д.

 

Наибольшее количество групп и статусов внутри исправительных учреждений называли среди колоний, где находятся лица мужского пола старше 18 лет. Среди них выделяются четыре основные группы:

1."блатные" (высший слой);

  1. "мужики" (средний слой);
  2. "козлы/красные/должностные" (средний слой);
  • «шерстяные» (промежуточный слой, ближе к «красным»);
  • «полтинники» (промежуточный слой, ближе к «обиженным»);
  1. "обиженные", внутри этой группы "опущенные" (низший слой).

 

В основных группах могут существовать отношения, связанные с неформальным лидерством и подчинением, соответственно, может прослеживаться степень угнетения, унижения.

 

Следует также сказать о делении на группы в зависимости от вероисповедания (местные мусульманские уммы в ИК-12 и ИК-1), национальности (языковые общности), проживания до осуждения в одном населённом пункте (землячество). Можно также говорить об особых потребностях инвалидов и больных осуждённых. Влияние этих социальных групп на отношения внутри учреждения выражено менее ярко. Осуждённые с пониженным статусом могут находиться в названных группах, не меняя качественно своего неприкасаемого положения (кроме умм), отражая их признаки и особенности. Исключение составляют больные из числа “обиженных” осуждённых. Так, например, санитары могут к ним прикасаться и проводить с ними медицинские манипуляции.

 

Структура ролей в колонии для несовершеннолетних и в женских колониях в целом повторяет структуру, существующую в мужских колониях, где содержатся лица старше 18 лет. Однако, по информации экспертов, в группе несовершеннолетних молодых людей эти статусы более размыты, группы более дробные, поэтому подросткам самим трудно ориентироваться в этих статусах.

 

Ещё более размыты границы статусов среди осуждённых женщин. Так, в женской колонии выделяются:

  • лидеры, бригадиры (высший слой);
  • «семейничающие/хлебки» (средний слой);
  • «грязнули» воровки и одиночки (низший слой).

 

Осуждённые мужчины уточнили, что все находящиеся в заключении заранее знают, кто и с каким статусом поступает в исправительное учреждение. Эта информация приходит из СИЗО или зоны карантина, в которой находится осуждённый. Скрыть свой статус от заключённых практически невозможно.

 

Определение по «мастям» происходит в карантине (вновь этапированный должен «обозначить» – назвать себя – в каком статусе находился в СИЗО); распределение мест в отрядах производится «смотрящим» для «мужиков» и «блатных», «главшпаном» - для «обиженных», комендантом – для «должностных».

 

По информации как сотрудников, так и осуждённых, статус человека в исправительном учреждении для мужчин может меняться только по нисходящей, то есть, в худшую сторону (например, “блатной” или “мужик” - “обиженный”), либо по горизонтали (например, переход "мужик" - "красный/должностной"). Причём наиболее уязвимыми являются низвергнутые из «блатных» в «обиженные».

 

Типологические характеристики каст в ИУ

 

ГРУППА “БЛАТНЫХ”. В лагерной иерархии выделяется немногочисленная на сегодня группа “блатных”. Группа состоит из особо устойчиво-привилегированных осуждённых-авторитетов («воры», «положенцы»; «смотрящие» за зоной, подразделением, общаком, карантином; «порядочные арестанты» – осуждённые, стремящиеся к лидерству), занимающих престижное положение, пользующихся многочисленными неформальными привилегиями. За небольшим исключением, это осуждённые с мировоззренческими установками преступного мира, отрицающие вину и ответственность. Представители группы обладают криминогенными и криминальными знаниями, умениями, в том числе и профессионально-преступными навыками, являются проводниками криминальной субкультуры в исправительных учреждениях. «Авторитет» занимается решением спорных вопросов, «правит» другими заключёнными.

 

В функции касты входит: проверка новичков; контроль за выполнением заключёнными своих обязанностей; распределение, перераспределение заключённых по мастям; урегулирование бытовых, хозяйственных вопросов; контроль за общаком; переговоры с администрацией. Смотрящий следит за тем, чтобы группа жила по понятиям, строго соблюдала правила сообщества. Другие функции зависят от занимаемого места в конкретной тюремной иерархии.

 

Как правило, администрацией исправительных учреждений они характеризуются как осуждённые “отрицательной направленности” (“отрицалово”), что подразумевает негативное отношение к труду, несоблюдение официальных норм и следование субкультурным установкам.

 

После суицида, совершённого Владимиром Вагиным («Володя Вагон») в период проведения настоящего исследования, «воров в законе» в ИУ Пермского края не осталось.

 

В ряде колоний заметно ослабление влияния “блатных” на внутренние отношения. При небольшом их количестве «смотрящие» и даже «положенцы» назначаются (в некоторых ИУ приходилось слышать о выборах “мужиками”) из “правильных мужиков”, которые в условиях достаточно относительного контроля со стороны “блатных” допускают в отношениях с администрацией больше, чем это вытекает из традиций криминального сообщества. Так, в одной из колоний общего режима “положенец” из числа “мужиков” препятствует росту числа “обиженных” и их притеснению.

 

С нашей точки зрения, в тех учреждениях, где место представителя привилегированного слоя не замещается должным образом как со стороны блатных, так и администрации ИУ, усиливается положение неформального лидера касты “обиженных” (см. ниже).

 

С другой стороны, в ряде учреждений несмотря на предпринимаемые меры влияние “блатных” остаётся значительным.

 

ГРУППА “МУЖИКОВ”. Устойчиво-привилегированная большая прослойка осуждённых, которые в основном трудятся на предприятиях исправительных учреждений; средний слой.

 

Осуждённые, как правило, с нейтральной ориентацией поведения. По мнению самих осуждённых, они плохо организованы, у них нет своего «общака», они несамостоятельны в формулировании и выражении своих интересов. Они также включены в конкуренцию за потребности, но не на основе доминирования, а включенности в группу, имеющую доступ к материальным благам  и нематериальным услугам учреждения на основе официальной процедуры поощрения правопослушного поведения.

 

Вместе с тем, они, как правило, разделяют («заражены») субкультурные установки и поэтому придают им устойчивость, таким как существование «обиженных», отчисление в общак. Так, согласно диаграмме 6.8 (см. отчет «Социальный портрет тюремных изгоев») только 2,3% опрошенных со статусом «мужика» считают, что наличие «обиженных» - ненормальное явление, с которым надо бороться. Более трети (34,7%), напротив, соглашаются с мнением о возможности несанкционированного наказания за совершение виновных действий и закономерности этого процесса. Более четверти опрошенных допускают наличие низшей касты в связи с отсутствием иной альтернативы.

 

“Мужики” не являются однородной группой. Среди них следует выделять группы, которые по-разному относятся к  режиму отбывания наказаний, к неформальным правилам, в том числе, как мы видели выше, и к кастовой структуре сообщества осуждённых. Градации подчас имеют значительный характер, чему в немалой степени способствуют конфликтообразующие и критически воспринимаемые факторы, создаваемые самой уголовно-исполнительной системой, в том числе:  несправедливые условия труда (дискриминация в сфере учёта рабочего времени и начисления заработной платы), низкая (затруднена) доступность медицинских услуг и лекарств, ценообразование в магазинах учреждений, манипулирование правовыми нормами и простор для субъективизма в привлечении осуждённых к дисциплинарной ответственности, сложности обжалования неправомерных действий сотрудников, низкая информированность и др.

 

Указанные обстоятельства в совокупности могут оказывать влияние на общий доминирующий настрой в группе и  использоваться лидерами преступной среды для оказания противодействия администрации учреждения, путём подстрекательства к массовому невыходу на работу, отказу от приёма пищи и т.д.

 

ГРУППА “КРАСНЫХ”, “КОЗЛОВ” или «ДОЛЖНОСТНЫХ». Устойчиво-привилегированные  осуждённые, что определяется позицией администрации ИУ. Как правило, положительно характеризующиеся осуждённые, которые являются своеобразными приспособленцами и содействуют администрации учреждения в поддержании порядка. Администрация учреждения может быть уверена, что осуждённый, вступивший в актив, никогда не сможет стать «блатным», так как нарушил одно из основных «понятий», запрещающих сотрудничество с органами власти.

 

Судя по тому, что чаще эту группу осуждённых называют “должностные” (10 лет назад такое название группы не употреблялось), что они проживают в общем отрядном помещении с осуждёнными из других каст, противоречия между этой и всеми остальными группами, существовавшие в 90-е и “нулевые” годы, в значительной мере сгладились. Однако, представить члена этой группы в стенах ОСУС, ПКТ, ЕПКТ достаточно сложно и подчас невозможно из-за неизбежного конфликта с другими осуждёнными и тяжёлых последствий.

 

Как правило, все представители группы состоят на должностях в самой колонии (завхоз, заведующий клубом, заведующий библиотекой и т.п.), что даёт им стабильные средства для оплаты дополнительных услуг и приобретения дополнительных продуктов питания. Следует также сказать, что такой осуждённый получает возможность гасить иски, что является условием для УДО. Кроме того, «должностным» проще получить поощрение за участие или организацию официальных мероприятий, что также оказывает влияние на возможность смягчения наказания. Подобные блага оборачиваются необходимостью постоянно доказывать лояльность к администрации, что непреодолимо разделяет группы осуждённых.

 

“ШЕРСТЬ”, в том числе «шестёрки», «громоотводы», «пристяжь», «фуфлыжники», «крысы», «хозбыки». Неустойчиво-привилегированная, разрозненная группа осуждённых, которая представляет собой определённую «нечисть» в криминальном сообществе; промежуточный слой.

Осуждённые, которых «выкинули в шерсть» за порицаемые в среде осуждённых проступки: например, невозвращение долга или проигрыша в карты, невыполнение взятых на себя обязательств, кража продуктов питания или иных вещей у других осуждённых и т.д. «Хозбыки» – осуждённые, которые работают в жилой зоне исправительного учреждения (электрики, сантехники, рабочие в столовой, клубе, библиотеке и т.п.); рабочие строительной бригады, которые используются при реконструкции зданий, сооружений и ограждений, в том числе из армированной колючей ленты, при установке и ремонте режимных изделий (спальных мест в камерах штрафного изолятора, решёток, дверей, камерных замков и т.д.).

 

ПОЛТИННИКИ”. Неустойчиво-привилегированная, разрозненная и малочисленная группа осуждённых. Её появление в ИУ достаточно новое явление. По-видимому, оно отражает давление рыночных отношений на субкультурные установки (возможность откупиться за “косяк” в условиях постоянной конкуренции за удовлетворение потребностей). С другой стороны, существование группы может указывать на количественные изменения в учреждениях. Например: дефицит осуждённых, способных решить конфликт в соответствии с субкультурными установками, в отдельных учреждениях приводит к различным допущениям, непозволительным в прежнее время. В пользу этого утверждения говорит то, что со статусом могут и не считаться в другом учреждении, где неформальные правила такого рода не применяются.

 

ОБИЖЕННЫЕ”. Устойчиво-непривилегированная группа; низший слой в тюремной иерархии. «Обиженные» являются обобщённым названием низшей касты. Другие названия представителей группы: «отверженные», «опущенные», «петухи» и т.п.

 

С нашей точки зрения, для выводов исследования важны следующие показатели социально-демографических характеристик низшей касты осуждённых (см. диаграммы 1.1-1.12): более молодой, чем в других группах, средний возраст; большая доля лиц с низким уровнем образования; большой процент неработавших, а среди работавших - занятых в сельском хозяйстве; чаще других проживали до осуждения в городах средних размеров и в рабочих посёлках, посёлках городского типа; несколько большая доля выходцев из крестьян; значителен процент ранее отбывавших наказание в ПВК и осуждённых повторно на длительные сроки за преступления против жизни, здоровья и половой неприкосновенности личности.

 

Основаниями для отнесения осуждённого в низшую касту являются:

  • прежде всего, статья, за которую он попадает в места лишения свободы. Среди мужчин — преступления, связанные с половой неприкосновенностью детей и подростков («если не смогут обосновать причину - подставу или заморочку...»), а также преступления против пожилых людей; среди женщин – систематическое избиение ребёнка, убийство ребёнка;
  • физиологические и личностные особенности (нечистоплотность, неприятная внешность, отсутствие волевых качеств и умения защитить себя, слабоумие, «тормозящие»);
  • образ жизни и поведение до заключения или при отбывании предыдущего срока (гомосексуализм, добровольная продажа сексуальных услуг, рассказавшие о случаях своего нетрадиционного сексуального контакта с женщинами, в т.ч. оральный секс; карточные долги, воровство у своих - так называемое «крысятничество»).

 

Обращает на себя внимание, что снижение социального статуса произошло практически у 2/3 опрошенных до 30 лет при первом отбывании наказания. Причём, у 8,3% опрошенных это произошло в первый день попадания в СИЗО, то есть в учреждение, отличающееся строгостью содержания, а ещё 25% опрошенных понизили статус там же спустя некоторое время.

 

В подавляющем большинстве случаев статус приобретается до прибытия в исправительное учреждение. Но есть и так называемые «приостановленные» («тормознутые», находящиеся «под вопросом» или «под конфликтом»), у которых статус временно не определён. Случаи смены «масти» в лагере в основном добровольны (исключение составляют «зафоршмаченные», то есть  замаранные бесчестьем ).

 

В колонии осуждённые, как правило, сами сообщают о своём статусе, а если пытаются скрыть - информация доходит через третьих лиц. При этом попасть в низшую касту можно в течение всего срока пребывания в местах лишения свободы. В исследуемых учреждениях для мужчин отмечена зависимость численного роста осуждённых с низким социальным статусом от количества судимостей (см. таблицу № 1). Так, в учреждениях общего и строгого режимов для осуждённых, впервые отбывающих наказание, доля “обиженных” составляет 4-6%, в учреждениях общего и строгого режимов для повторно отбывающих наказание - 15-16%, а в колониях особого режима «обиженных» насчитывается уже до 21%.

 

Отмечаются факты добровольного получения статуса «обиженного». Причиной может быть нежелание вникать в коллективные проблемы, непосильное для выполнения решение, принятое в результате разбирательства, и желание снять с себя ответственность. Добровольно уходящие в «петухи» встречаются нередко. Предполагается, что иногда таким образом достигается нереализованное в своё время среди «блатных» поднятие в «масти». По-видимому, иначе невозможно объяснить формирование в группе «обиженных» иерархии по аналогии с «блатными» - со своими «смотрящими» по лагерю и отрядам, «казначеем», «торпедами» и т.п.

 

Возможно, это также связано с простотой процедуры (перенос личных вещей в место, где находятся осуждённые из низшей касты), которая в настоящее время по большей части уже не сопровождается изощрённым унижением. Несмотря на то, что в настоящее время ритуалы не распространены, по-видимому, так происходит не во всех зонах и по отношению не ко всем осуждённым. Например, осуждённых по «нехорошим» статьям никто не «опускает» (не насилует), но могут по прибытии в отряд изрядно «отметелить» (избить) перед определением в «петушатник»; в учреждении для принудительного определения в «петухи» могут плеснуть в осуждённого мочой или фекалиями.

 

После определения в «обиженные» осуждённый занимает место в «петушином» кубрике («петушином угле»), вводится в курс «главшпаном» о порядках в отряде, зоне, структурируется в соответствии с лагерной иерархией (в т.ч. и в отношении размещения в отряде, совместного приёма пищи, досуга).

 

Каста имеет свою структуру, что не в последнюю очередь связано с приведёнными выше социально-демографическими характеристиками.

 

В мужских колониях лидером низшей касты является «главшпан». Роль «главшпана» может быть достаточно значимой (такую тенденцию специалисты отметили в мужских исправительных учреждениях строгого режима для повторно отбывающих наказание), она вытекает из его центрального места в группе и соответствующих ему функций посредника во взаимоотношениях с «блатными», администрацией учреждения и внешним миром, распределителя работ среди «обиженных» и надзора за их поведением, получателя и распределителя средств, получаемых от использования труда и иной «рыночной» деятельности. «Главшпан» может, как в ИК-…, официально работать на промзоне, руководя работой осуждённых из своей масти, или, как в ИК-…, не работать официально, сосредоточившись на своих неформальных обязанностях.

 

Выделяются «близкие» «главшпана» (т.е. принимающие совместно с ним пищу, разделяющие быт, т.н. «семейники»), или «старшие». Из их числа выбираются “казначей” (держатель общака) и старшие по отрядам, которые в ряде учреждений образуют «совет при главшпане». Иначе, определяя статус в группе, их называют “первокружниками”. Это осуждённые, перешедшие в число “обиженных” добровольно за нарушение традиций и установок среды. Как правило, выходцы из “блатных”, поэтому они практически никогда не занимаются грязными (непрестижными) работами.

 

Отметим, с нашей точки зрения, важное обстоятельство, связанное с ожиданиями осуждённых с низким статусом от лидера своей касты справедливости в оплате и его арбитражно-защитной деятельности (см. диаграмму 6.3). Представляется, что в этих ожиданиях выражается не только наивное стремление всегда и во всём полагаться на главного, уступая/делегируя ему свои правомочия, но и проявляется реальная функциональная востребованность «главшпана», не замещаемая администрацией исправительного учреждения.

 

“Второкружники” (те, кто «зафоршмачился», был определён за статью, за нетрадиционные отношения с женщинами) работают на территории и в помещениях, в некоторых случаях выполняют и грязную работу.

 

«Третьекружники» - самый низший слой в низшей касте («петухи», «опущенные»). «Опущенными» обозначается слой среди «обиженных», подвергнутых сексуальному насилию, в том числе «по беспределу», или вступающих в сексуальные контакты по собственной инициативе (в т.ч. «пассивные» гомосексуалисты). В подгруппу входят заключённые, над которыми издеваются, кто прошёл через определённые процедуры и ритуалы, кто выполняет самую грязную работу (например, моет туалеты). Определённый в «петухи» должен придерживаться установленных норм и правил: находиться в жилой зоне и столовой в местах, специально отведённых для «петухов», контактировать в быту по возможности только со своей мастью, пользоваться только своими вещами.

 

На наш взгляд, представляет интерес интервью «главшпана» одной из колоний строгого режима для «повторников» о проявлении рыночных отношений в ИУ. Он в частности указал на то, что за мзду можно поменять (выкупить) определённое перемещение вверх внутри касты/масти. Так, называлась сумма в 500 тыс. руб. за поднятие из третьекружников в первокружники, но отмечено, что, тем не менее, с таким за один стол не сядут.

 

Все перечисленные категории низшей касты — от «главшпана» до «петухов» - являются в ИУ «неприкасаемыми» (об этом см. ниже). Неприкасаемость относится в основном ко всему, что связано с приёмом пищи (в обособленном месте в столовой, из определённой посуды), с чаепитием (чифир), курением из одной пачки; в то же время на помывку (баня, душ) вывод совместный.

 

В мужских колониях (особенно это относится к учреждениям строгого режима и так называемым «чёрным» зонам, где повышенное влияние имеют «блатные») «обиженные» представляют собой жёстко структурированную группу (по аналогии с «блатными»), обладающую значительными ресурсами. В том числе:

  • финансовыми. У «обиженных» есть своя «касса», или «общак», который, по словам интервьюируемых, формируется за счёт торгово-посреднических операций, добровольных поступлений, оплаты каких-либо общелагерных работ, производимых «петухами», от «барыжничества» («барыгами» на зоне обычно выступают «петухи»), от «вбросов» на «запретку», обслуживаемую «петухами», от перемещений внутри масти. Пополнение общака носит преимущественно добровольный характер. Администрация в курсе нахождения места «кассы»;
  • организационными. Речь идёт об организации деятельности во всём учреждении, несмотря на режимное ограничение передвижения между локальными зонами;
  • информационными. Главному в группе доступны средства связи, в том числе и с отдалёнными объектами, например, с другими ИУ. Так, в одной из колоний ныне отбывает наказание главный «главшпан» («глав-главшпан») по всем лагерям Пермского края, и «главшпаны» зон находятся с ним на постоянной телефонной связи, согласовывают кадровые вопросы о подборе кандидатур в «главшпаны» учреждений в случае окончания срока у действующих. «Глав-главшпан» решает вопросы, связанные с «гревом» других зон, в т.ч. для облегчения положения «своих» в других лагерях (называлась ИК-…).

 

Практики ограничений, угнетения, насилия

 

Поведение заключённых в отношении представителей низшей касты строго регламентировано негласными законами (в первую очередь, среди заключённых-мужчин). По отношению к "обиженным" нельзя:

  • брать у них в общак. Присвоение имущества «петухов» в принципе невозможно из-за правил, действующих в отношении этой масти, - соблюдается строго и повсеместно;
  • прикасаться к ним руками (брать вещи, подавать руку, бить руками). С «обиженным» недопустим любой двусторонний контакт (чтобы не «законтачиться») – пожатие руки (в принципе не практикуется в учреждении, даже среди своих), передача чего-либо из рук в руки (можно положить на какую-нибудь поверхность) - соблюдается нестрого, в некоторых местах заключения прикосновения не возбраняются и не караются, в особенности при совместной работе;
  • пользоваться их вещами и продуктами. Представителям других мастей запрещено брать у «петухов» поштучно курево, продукты питания (только в закрытой упаковке) - соблюдается по-разному и зависит от режима и конкретной колонии. Так, на особом режиме могут забираемый продукт срезать с разных сторон, поскольку утверждается, что «к особистам масть не липнет» (ИК-…);
  • разговаривать без острой необходимости, то есть с ними ограничивается общение;
  • совместно принимать пищу, курить и пить чай (чифирить) - соблюдается строго;
  • есть из посуды, которой пользуются «обиженные», - соблюдается;
  • есть за одним столом - соблюдается.

 

Как видим, приведённые правила претерпевают некоторую трансформацию, становятся менее жёсткими и обязательными к выполнению. Тем не менее, основные запреты, которые определяют презираемое и униженное положение группы (низкий статус осуждённого, отнесённого к ней), в основе соответствуют ранее существовавшим неформальным правилам и сохраняются в неизменном виде. С нашей точки зрения, это неизбежно обостряет до крайности отношения, связанные с применением уголовной репрессии.

 

Сексуальное насилие в исследуемых мужских колониях в настоящее время не распространено, его отрицают как осуждённые (разных мастей - см. диаграммы 5.4.1 и 5.4.2), так и сотрудники. В качестве причины упоминается строгая ответственность за сексуальное насилие в отношении заключённого - новый срок. В других источниках в качестве причины указывается на «воровской прогон» (указ воров — высшей масти), запрещающий определение в низшую масть через сексуальное насилие.

 

Наряду с этим, анкетные данные показывают значительное количество “опущенных” среди повторно отбывающих наказание, что вряд ли может означать смягчение неформальных правил и изменение отношения к однополой сексуальности как к сексуальной перверсии. Сексуальные контакты между заключёнными реально существуют, но на добровольной почве, в т.ч. и за вознаграждение. При этом сексуальный контакт с пассивным партнёром не влечёт «заполаскивание».

 

С физическим насилием по отношению к "обиженным" ситуация непрозрачна - сами заключённые, как и в предыдущем случае, его преимущественно отрицают, ссылаясь в том числе и на то, что "обиженных" не бьют, так как к ним нельзя прикасаться. Сотрудники исправительных учреждений часто не могли ответить на этот вопрос из-за отсутствия информации у них. Однако в отдельных интервью тема проскальзывала, из чего можно сделать вывод, что практика физического насилия существует, пусть и в менее выраженной форме, чем раньше. Так, были озвучены два возможных сценария "наказания": избиение «обиженного» с помощью подручных средств (биты, палки и пр.) либо ногами, дабы избежать ручного контакта. Возможно ещё указание "блатных" главшпану разобраться с тем или иным заключённым из низшей касты. Анкетирование подтверждает реальность подобного рода действий: на периодическое избиение указывают 6,5% респондентов из числа осуждённых низшей касты и 4% респондентов из числа других осуждённых; на различные тычки, пинки — 6,5% и 6,4% соответственно.

 

В ряде учреждений интервьюеры указывали на существование следующего правила: необоснованное физическое насилие может трактоваться как «беспредел» (за него могут «спросить»). Такие случаи не находят понимания как в среде осуждённых, так и сотрудников – любое насилие должно иметь «обоснованный» характер (возможно, поэтому результаты анкетного опроса недостаточно чёткие); физическое насилие возможно лишь в отношении «стукачей».

 

В соответствии с существующими неформальными правилами, можно обратиться по иерархической линии (к «смотрящему», «положенцу») в случае «беспредела» (например, не расплатились за оговорённые работы), но очевидно, что сделать это можно только через вышестоящего посредника.

 

Осуждённые низшей касты ИК-… называют такое средство притеснения как «закрытие на чёрную локалку».

 

Унизительность положения. Представляется, что главным средством оказания давления на осуждённых с низким статусом являются словесные оскорбления (27,8% и 28,3% - см. там же). Возможны какие-либо презрительные обращения, связанные с личностными особенностями («могут обозвать пробитым, дырявым, п…расом»), и запугивание, то есть действует сама система кастового разделения, не предполагающая отказов под страхом неизбежной расправы, где единственной возможностью спасения является ещё большая изоляция (помещение в безопасное место). Заметим также, что аналогичные  действия весьма распространены и внутри низшей касты, что в целом подтверждает характер выстроенной системы применения насилия.

 

Ожидание улучшения своего положения осуждённые низшей касты связывают с ослаблением постоянного контроля за ними, снижением требований, возможностью достижения компромисса.

 

На перечисленные виды притеснений нельзя официально пожаловаться. Жалобы на других осуждённых не практикуются, поскольку расцениваются как вид «стукачества», а последствием может быть жестокое избиение со стороны других осуждённых. От этого нет другого средства спасения, как только помещение в безопасное место. Лишь небольшой процент принявших участие в опросе осуждённых низшей касты прибегали к помещению в безопасное место. По-видимому, к этой мере защиты осуждённые не относятся как к надёжной. Поэтому их предложение о создании «безопасного места» и отдельного отряда для «обиженных» должно рассматриваться как предложение о выделении дополнительного средства против различного рода притеснений.

 

Выполнение грязной и тяжёлой работы – одна из основных функций «обиженных» в мужской колонии. Они отрабатывают на благоустройстве территории ИУ (ст. 106 УИК РФ) по графику за других заключённых (как правило, за вознаграждение). Это обычно один и тот же круг работ: уборка санузлов, чистка ассенизаторских ям, уборка отрядных помещений, подметание мусора или уборка снега на плацу, грязные сельхозработы и т.п. Там, где «обиженные» отсутствуют (например, ОСУС), их привлекают из других отрядов для уборки «грязных» мест (однако это скрывается и осуждёнными, и администрацией). “Обиженный” за плату продуктами может взяться за стирку чужой одежды, включая нательное бельё.

 

Пример распространённой в одном из учреждений схемы «подряда обиженного»: дневальный (на эту должность заступает кто-либо из «должностных») самостоятельно договаривается с кем-либо из отрядных «обиженных» об уборке (за оговорённую плату), поскольку по установившейся традиции уборка – удел «обиженных». В ОСУСе (где преимущественно находятся «отрицательно настроенные» осуждённые, в т.ч. «положенец» зоны) уборку производит приходящий «петух» по договорённости с главшпаном.

 

Недостаток официально занятых на работах в колонии и отсутствие возможности приобретения на заработанные средства продуктов питания и предметов повседневного спроса создают дополнительную конкуренцию среди “обиженных” (интересно, что сами осуждённые низшей касты говорят о необходимости создания рабочих мест!). Этим, безусловно, пользуются более состоятельные осуждённые и далеко не бескорыстные организаторы неучтённого труда и «серых» схем расчёта. Напротив, при серьёзном объёме занятости осуждённых отмечается размывание границ групповых правил. Так, в ФКУ ИК-… занятость составляет 62%, «обиженные» работают в смешанных бригадах, и поэтому, возможно, правилу “неприкасаемых” здесь следуют далеко не всегда строго.

 

Таким образом, наблюдения показывают, что чем больше уровень безработицы в ИУ, тем выше уровень эксплуатации представителей низшей касты. Спрос на  выполнение платных услуг больше, конкуренция выше, размер оплаты услуг снижается. Чем больше сфера государственного регулирования, тем меньше форм и способов проявления пенитенциарной субкультуры.

 

Уместно отметить, что каким бы ни был уровень занятости, осуждённые низшей касты обеспечивают возможность паразитарного существования «блатных». Однако, даже при этом главным выгодоприобретателем являются главшпан и его ближайшее окружение. По признанию главшпана одной из колоний, он находясь в заключении содержит семью — жену и троих детей.

 

О бесплатных работах. Указанные выше работы могут осуществляться бесплатно. На это указали более трети осуждённых низшей касты, принявших участие в анкетировании (см. диаграммы 5.7.1 и 5.7.2). Эти осуждённые чаще, чем прочие, бесплатно выполняют работы по уборке локальных зон и плаца, то есть бесплатно занимаются благоустройством территории колонии, а значит, можно говорить о заинтересованности в этом сотрудников учреждения.

 

Обращает на себя внимание, что «обиженные», формулируя свои предложения по улучшению их положения, пишут об обеспечении представителей низших слоёв сигаретами и чаем за выполнение какой-либо работы, призывают «поделиться общим» (см. диаграмму 6.2).

 

Объём эксплуатации при этом в учреждениях разный и зависит от различных обстоятельств. Так, например, видим: во дворе подметают (убирают снег) осуждённые. Подходим, узнаём фамилии. Заходим в отряд, смотрим график работ по благоустройству территории - там другие фамилии. В отрядном помещении видим троих человек, спрашиваем кто такие, чем занимаются (отряд рабочий, поэтому в бараке никого нет, все в «промке» на работах, кроме дневальных, инвалидов и этих троих осуждённых). Получаем ответ, что они уборщики, «помогают» дневальному. В бухгалтерии получаем информацию о том, что «у нас нет никаких уборщиков» (по 106-й УИК).

 

Отношение осуждённых низшей касты к своему положению. В основном опрошенные осуждённые низшей касты осознают своё унизительное положение и тяготятся им, готовы сделать всё возможное для избавления от существующей ситуации. В их высказываниях сформулирована мысль о желательности рассмотрения вопроса, касающегося перехода из низшей касты в средний слой. С другой стороны, часть осуждённых отмечает в качестве положительных моментов, сопровождающих положение «обиженных», отсутствие необходимости делить свои посылки с остальными, сокращение количества побоев, индивидуальное пользование посудой, сокращение общения с остальными заключёнными, контакт с администрацией.

 

Роль администрации учреждения

Влияние администрации на желательность отношений в исправительном учреждении, на межгрупповые отношения и отношения внутри группы очень велико, даже в тех случаях, когда оно не является доминирующим.

 

По итогам серии интервью было выявлено три типа отношения к кастовой системе со стороны представителей администрации:

  • незнание о кастовой системе (реальное, когда сотрудник говорит о том, что нормативные обязанности не содержат такого требования и, соответственно, он не обязан принимать её в расчёт; или скрываемое, так как существование системы оказывает влияние на весь уклад жизни и работы в колонии) и - как следствие - достаточно индифферентное отношение к ней;
  • знание о кастовой системе и её принятие (чаще всего, в мужской колонии и СИЗО);
  • знание о кастовой системе и борьба с ней (в подростковой колонии, реже – в мужской колонии).

 

Несомненно, подход руководства исправительных учреждений к существующей групповой стратификации достаточно противоречив, что вытекает из разных целей в отношении разных групп осуждённых.

 

Так, по отношению к «блатным» обычной практикой является признание их злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказаний, привлечение к дисциплинарной ответственности за отказ от работы и другие нарушения режима, помещение в ШИЗО, ПКТ и ЕПКТ. Конечно, речь идёт о распространённом во всех учреждениях способе «отсечения», то есть изоляции “авторитетных” осуждённых от основной массы в целях «пресечения пагубного влияния» на неё. Вместе с тем, способ имеет значительные недостатки. Он не устраняет параллельного существования системы неформального управления зоной криминальным лидером, в том числе по причинам, указанным ниже. Кроме того, эти и другие меры могут нарушать принцип недопущения принудительной деперсонализации и приводить к тяжким последствиям.

 

С другой стороны, администрация в мужских колониях выступает некоей третьей стороной в вопросах своеобразного «общественного» договора между различными группами осуждённых и в целом не вмешивается в отношения вокруг низшей масти заключённых.

 

Вопрос о специальном учёте потребностей различных категорий граждан не стоит перед персоналом учреждений. Никаких ведомственных распорядительных документов на этот счёт не существует. Поэтому сотрудник должен ориентироваться на единый порядок исполнения и отбывания лишения свободы, который, тем не менее, на практике претерпевает различные трансформации.

 

Так, в ходе исследования удалось установить, что говорить о большей распространённости дисциплинарных взысканий по отношению к "обиженным" нельзя - подобные меры в равной мере накладываются администрацией независимо от касты заключённого. Вместе с тем, отмечалось, что по отношению к "обиженным" данные меры (карцер, ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ), напротив, стараются не применять, т.к. эти осуждённые являются в колонии единственной рабочей силой, выполняющей чёрную работу. Кроме того, уплотнение жизненного пространства, характерное для помещений камерного типа, может спровоцировать всплеск насилия по отношению к осуждённым с низким статусом, чего сотрудники учреждений стараются избегать. Так, в ОСУС ФКУ ИК-… «положенец» указывал на равенство среди осуждённых, находящихся здесь, и нерушимость такого порядка. В другом исправительном учреждении строгого режима эксперты зафиксировали содержание осуждённых с низким статусом, признанных злостными нарушителями установленного порядка, в запираемой камере, отделённой коридором от общего отрядного помещения строгих условий содержания (ОСУС), где они и должны находиться. Как отмечалось выше, осуждённых с низким статусом могут приводить в ОСУС специально для уборки помещений. В целом можно говорить, что применение дисциплинарного взыскания является показателем отношения сотрудников, администрации к правообъектной неполноценности осуждённых из касты “обиженных”, отчего правоприменение становится странным, если не сказать больше.

 

Наблюдения позволяют нам утверждать, что кастовость широко используется в ряде учреждений при организации труда. Кастовый характер труда позволяет администрации выходить за рамки законодательства, не учитывать и не ориентироваться на него. Тюремная кастовость служит как некое основание для определённой легимитизации незаконных отношений среди привлекаемых к труду осуждённых, в то время как тюремная иерархия используется администрацией для управления трудовыми процессами, а зачастую - для системных и массовых злоупотреблений, связанных с неоплачиваемым трудом, выполнением нелегальных работ («левых заказов») и так далее.

 

В ряде учреждений полученная в результате опроса информация свидетельствует о стремлении администрации обеспечить равный доступ всех осуждённых к услугам здравоохранения и консультациям психолога (в УИС нет клинических психологов), к социальному обеспечению, к получению общего и профессионального образования, что является требованием уголовно-исполнительного законодательства (см. диаграмму 6.5 и комментарий на стр. 78). В других учреждениях картина иная, если не сказать удручающая.

 

Может ли сотрудник учреждения надёжно защитить осуждённого от злоупотреблений со стороны более агрессивных членов сообщества? Как уже указывалось, помещение в безопасное место (то есть, помещение в камеру на 90 дней) является средством, к которому нечасто прибегают осуждённые низшей касты, так как это связано с дополнительными ограничениями и непонятными перспективами. Так, в одном из ИУ строгого режима осуждённый в течение 2-х лет намеренно нарушает режим отбывания наказаний, чтобы оставаться в одиночной камере. Тем не менее отмечалось, что в экстренных ситуациях администрация может непосредственно помочь разрешить конфликт. Часто же приходилось слышать об умении сотрудников предупреждать экстренные ситуации, что на деле означает возможность решения сложившейся проблемы через лидера группы. Считается, что последний должен знать и уметь решать поставленные перед ним задачи, улаживать спорные вопросы без лишнего шума и огласки, к чему его и подталкивают. Достигнутые, таким образом, договорённости поддерживают стабильность оперативной обстановки. Но баланс интересов является достаточно шатким, так как всегда влечёт существование неконтролируемой администрацией территории, сферы отношений. В этой ситуации странным становится само требование соблюдения режима всеми осуждёнными.

 

Примером может служить негативная ситуация, которая сложилась в колонии ФКУ ИК-... Так, по информации опрошенных, администрация не только не вмешивается в конфликты осуждённых, но и не имеет в целом никакой власти и авторитета перед осуждёнными. Кроме того, администрация не в состоянии справиться с произволом внутри колонии, не способна влиять на внутреннюю структуру в исправительном учреждении, поэтому фактически она (администрация) поддерживает сложившийся порядок.

 

Для администрации мужских колоний отчасти удобно существование системы статусов/мастей среди заключённых. Более того, администрация в действующую систему практически встроена. Сотрудники СИЗО и сами осуждённые подчёркивали удобство включённости администрации в структуру отношений в колонии, в первую очередь для осуществления правопорядка на территории исправительных учреждений и для охраны наименее защищённых слоёв осуждённых. Заметим, что в интервью сотрудники назвали группу «обиженных» самой сложной, неудобной и конфликтной в работе. Для некоторых сотрудников исправительных учреждений такая группа, напротив, является удобной, поскольку позволяет содержать территорию в чистоте.

 

Фактически же, всё перечисленное выше свидетельствует о несостоятельности администрации в плане контроля ситуации и поддержания правопорядка в учреждении исходя из принципа “верховенства закона”.

 

Вряд ли такое противоречие устраивает сотрудников учреждений, поскольку оно провоцирует постоянное внутреннее напряжение, усугубляемое вполне объяснимой  рефлексией.

 

Когда речь заходит о борьбе с данной системой, реакция сотрудников на это разная. В подростковой колонии однозначно стараются бороться с кастовой системой и не допускать её существования в жёстком виде. В мужских колониях и СИЗО пока говорят о невозможности искоренения данной субкультуры и влияния на неё. Так, из предложений, которые бы могли помочь ликвидировать кастовую систему в мужской колонии, прозвучали следующие:

  • разделение по камерам согласно статьям УК;
  • разделение по камерам в соответствии с физическими данными;
  • усиление ответственности за нарушение графика выполнения работ в соответствии со ст. 106 УИК;
  • увеличение количества персонала учреждений;
  • разделение между собой в разные колонии тех, кто выполняет основную грязную работу, и тех, кто уклоняется от выполнения хозработ;
  • не засчитывать время нахождения в местах для отбывания дисциплинарных наказаний в срок отбытия наказания.

 

Выводы

 

Для оценки ситуации использовались понятия «дискриминация», «нарушение запрета дискриминации», содержание конституционного принципа равенства.

 

Самое распространённое понятие дискриминации — это неравное обращение с равными, основанное на каком-либо признаке. Для того, чтобы понять какой признак позволяет по-разному относиться к равным людям, выделяют четыре трактовки:

  1. тенденция к дискриминации (отдаётся предпочтение при официально равных возможностях);
  2. явно отрицательное обращение (оказывают предпочтение вследствие случайных или систематических причин);
  3. систематически отрицательное обращение (систематически оказывают предпочтение или отказывают по какой-то конкретной причине);
  4. сетевой эффект (систематически оказывают предпочтение неважно по какой причине).

 

Преднамеренная дискриминация предполагает, что властное лицо умышленно относится к кому-либо хуже по причине расы, цвета кожи, религии, национальности, возраста и т.д. В этом случае даже при формально нейтральных действиях властное лицо негативно влияет на группу, защищённую законом.

 

Положение о защите прав человека основывается на принципе отрицания дискриминации («недискриминации»). Запрет дискриминации содержится в целом ряде международных документов, включая специальные декларации. В том числе: в разделе VII Заключительного акта совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, в Конвенции ООН «О ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации в отношении женщин», в Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений, в статьях 9, 14 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод. Россия как государство, ратифицировавшее перечисленные документы, обязана уважать и обеспечивать всем людям, находящимся на её территории и в пределах её юрисдикции, возможность обеспечения прав человека без каких-либо различий, таких как раса, цвет кожи, пол, язык, религия, политические и иные взгляды, национальное или социальное положение, собственность, рождение или иной статус.

 

Названный запрет является всеобщим, объектом выступают все люди, независимо от действующих запретов или ограничений фундаментальных прав, установленных решениями судов.

 

Конституция содержит ряд норм, повторяющих международные принципы (ст. 19). Равноправие понимается как равенство возможностей, равное должно регулироваться равными способами. Недопустимы какие-либо необоснованные различия между гражданами, если только такие различия не связаны со спецификой отдельных сфер правоотношений либо с особенностями правового статуса той или иной категории граждан.

 

Конституционный принцип равенства можно выразить через:

  1. равный объём прав и свобод, закреплённый в Конституции и законах;
  2. равенство обязанностей;
  3. равные для всех основания юридической ответственности при одинаковом уровне поведения субъектов.

 

Применение закона в одинаковом объёме или масштабе к людям, находящимся по существу в неодинаковых жизненных условиях, приводит в итоге к различным ситуациям. Поэтому для достижения подлинного правового равенства необходимы гарантии реализации равенства прав, равная защита закона, применение которой является позитивной обязанностью государства. Выполнение этих обязательств связывается с исправлением последствий, вызванных длительной дискриминационной практикой, либо устранением ограниченных возможностей людей в реализации их прав, например, по причине инвалидности, отсутствия гражданства, принадлежности к уязвимым группам населения.

 

Это тем более важно, когда мы говорим о людях, отбывающих наказание в местах лишения свободы, которым властно предписана мера необходимого поведения, обеспечивающаяся принудительным воздействием. В местах лишения свободы человек в ещё большей степени зависит от специальных гарантий правовой защиты, от проявлений дискриминации по признаку самоидентификации, происхождения, социального статуса и др. В ст. 6 Международных стандартных правил ООН обращения с заключёнными указывается на необходимость разработки механизмов и организационных средств для устранения в пенитенциарных учреждениях отношений, основанных на предубеждениях, предпочтениях, предрассудках или фанатизме. Нормы, предполагающие ответственность за нарушение равноправия, содержатся в двадцати федеральных законах, однако уголовно-исполнительное законодательство прямого запрета дискриминации не содержит. Представляется, что это негативно влияет на профильную направленность правоприменения.

 

Учитывая сказанное выше, мы считаем, что в исправительных учреждениях Пермского края, явившихся объектом исследования и наблюдения, грубо попирается принцип недискриминации и нарушается запрет дискриминации по признакам социального статуса. Дискриминация является неотъемлемым элементом функционирования учреждений, что вытекает из допускаемых деления на группы осуждённых и фактической кастовости отношений в учреждениях, основанной на угнетении части осуждённых. Администрации, сотрудники учреждений при работе с группами умышленно или без умысла, в целях усиления своего влияния, обеспечения порядка в быту, недопущения конфликтов как внутри групп, так и между ними, выстраивают/допускают особое отношение к каждой из них в отдельности, улучшая или ухудшая положение других. Данное отношение и приводит к неравенству и нарушению прав человека.

 

Судя по признакам системности и сетевого эффекта, устойчивости неравного объёма прав, обязанностей и юридической ответственности, основным представляется утверждение о доминировании в ИУ форм преднамеренной дискриминации.

 

При этом следует говорить о разной степени состояния неравенства и об отличиях в проявлении конкретных форм кастовости и притеснений осуждённых низкого статуса в разных учреждениях, в зависимости от реально сложившейся ситуации в каждом из них. Вместе с тем, на наш взгляд, достаточно чётко проявляется тенденция усиления неравенства в колониях для повторно отбывающих наказания мужчин.

 

Анализ полученных данных убеждает в том, что у администрации (сотрудников) учреждений отсутствует единая позиция относительно урегулирования (нормализации) политики в указанной сфере. В этом смысле показательна полученная информация о весьма неравномерном допуске осуждённых к услугам, предоставляемым учреждениями в соответствии с уголовно-исполнительным законодательством. Отношение к возможности равного пользования жизненно важными социальными институтами действительно является важным показателем невозможности поддержания адекватного уровня жизни и является на местах характеристикой нарушения запрета дискриминации, то есть исключения и ограничения человека в пользовании правами по признакам социального статуса. Подобная картина в сочетании с отсутствием специальных программ и мер по выравниванию положения уязвимых групп указывает на признаки косвенной дискриминации.

 

Рекомендации

 

  • С нашей точки зрения, повышению профессионального восприятия проблемы могут служить следующие меры:
  • запрет дискриминации должен найти отражение в уголовно-исполнительном законодательстве, подзаконных актах, методических рекомендациях по организации служебной деятельности и формированию воспитательной среды в ИУ;
  • тема запрета дискриминации должна быть одной из основных при профессиональной и кадровой подготовке персонала учреждений, в связи с чем предлагается дополнить программы обучения такими дисциплинами, как криминопенология, пенитенциарная психология, спецкурсом о роли, влиянии и способах борьбы с проявлением пенитенциарной субкультуры в исправительных учреждениях;
  • желательна специализация сотрудника ИУ на вопросах равноправия.

 

  • Направить меры на преодоление профессиональной деформации среди сотрудников с опытом работы в системе УИС как возможных носителей укоренившейся в их сознании лагерной субкультуры, в том числе:
  • изменить системы оценки деятельности учреждений уголовно-исполнительной системы. Приоритетным направлением должно быть создание условий и порядка отбывания наказаний осуждёнными на недискриминационной основе;
  • устранить недостатки в подборе кадров на службу в органах уголовно-исполнительной системы.

 

  • Создавать одинаковые для всех осуждённых условия и требования в рамках ИУ:
  • изучить возможности и принять исчерпывающие меры превенции попадания в низшую касту в СИЗО и на входе в исправительное учреждение;
  • должны быть изучены особые потребности групп меньшинств, созданы возможности их трансляции и закрепления в воспитательных программах и планах работы учреждений для выравнивания положения групп. Так, в частности, должна быть разработана программа, предлагающая практические мероприятия для изменений реальных отношений в ИУ на недискриминационной основе, поощряющая участие в мероприятиях учреждения осуждённых с пониженной самооценкой и т.п. Полагаем, что частью этой программы должна стать пропагандистская борьба с предрассудками и стигматизацией. Программа, с нашей точки зрения, должна быть ориентирована на минимизацию мест, обслуживание которых может истолковываться унизительно, автоматизацию их обслуживания, материальное стимулирование этих работ, выделение специальных средств на повышение правовой защиты и психологической поддержки осуждённых с низким статусом и т.п.;
  • для вновь поступивших в колонию осуждённых в карантинном помещении предусмотреть систему мер по контролю за их поведением (установление связей с отдельными осуждёнными, получение информации о поведении и т.п.);
  • по примеру одной из ИК, организовать (в виде эксперимента) обособленное содержание лиц с пониженным социальным статусом (в отдельном отряде с нахождением там же мест приёма пищи, санузла, душевой (бани);
  • осуществлять комплектование бригад, смен, отрядов прежде всего с учётом не только личностей осуждённых, но и их неформального авторитета (статуса), а также исходя из трудовых и коллективистских способностей того или иного осуждённого;
  • исключить применение бесплатного труда. Обеспечить необходимое количество ставок по должности «уборщик производственных и жилых помещений» в штатном расписании колоний с учётом их реальных потребностей;
  • предпринимать действия, направленные на нейтрализацию лидеров и активных членов группировок осуждённых отрицательной направленности, в том числе: пресекать действия неформальных лидеров по управлению микрогруппами осуждённых, включая разрешение различных конфликтов, возникающих между ними. Создавать условия для отказа данными лицами от насаждения в преступной среде неформальных правил поведения. Например: применять замещающие активность лидеров формы организации правовой, социальной и иной помощи осуждённым с низким статусом.

 

Общественный совет при начальнике ГУФСИН России по  Пермскому краю

 Влияние тюремной субкультуры на административные практики исполнения наказаний в ИУ. Вопросы обеспечения гражданского равенства”

/материалы исследования/

 Пермь 2018 г.

  

I/ Отчет о результатах экспертного опроса

 Содержание:

 Общие сведения

Глава I. Общая характеристика ситуации в местах заключения

Глава II. Формирование каст среди осужденных. Низшая каста

2.1 Специфика формирования каст в местах заключения

2.2.Низшая каста и ее формирование

Глава III. Дискриминационные практики

Глава IV. Роль администрации учреждения

 

Общие сведения

 

Метод экспертного опроса представляет собой глубинное интервью, проводимое с респондентом, обладающим высокой информированностью в определенной предметной отрасли. Цель такой беседы: раскрыть все специфические нюансы изучаемого события или предмета.

Целью данного исследования является изучение ситуации для разработки механизма противодействия прямой и непрямой дискриминации заключенных с пониженным социальным статусом в местах принудительного содержания Пермского края.

В ходе данного экспертного опроса было проведено 115 интервью с работниками исправительных учреждений и заключенными из различных каст:

  • работники ИУ уровня заместителя начальника по воспитательной работе, начальника отряда;
  • осужденные из мужских ИУ;
  • подозреваемые, содержащиеся в СИЗО ;
  • осужденные из ПВК;
  • осужденные из женских ИК.

Интервью проводилось в свободной форме по разработанному гайду (сценарию). На основе записей было произведено транскрибирование речи экспертов. Данный отчет составлен на сведения полученных от экспертов и в формате интерпретаций транскриптов интервью.

Глава I. Общая характеристика ситуации в местах заключения

 

К данному блоку относятся следующие вопросы гайда (сценария) интервью:

  • Расскажите вкратце о контингенте с которым вы работаете. Много ли впервые осужденных, много ли повторных? Какие возрастные когорты в большей мере представлены? Какие социальные статусы до осуждения чаще были у людей (чем занимались)?
  • Заметны ли какие изменения в контингенте, попадающем к вам в последние годы? (изменились ли и как изменились социально-психологические характеристики, возрастные группы, стало больше/меньше впервые осужденных)

 

Относительно возраста эксперты-сотрудники ФСИН отмечают, что чаще среди заключенных встречаются представители молодежи и лица средних лет. Так, среди мужчин эксперты выделяют возрастную когорту 30-40 лет, среди женщин – 25-35 лет, среди несовершеннолетних – 16-17 лет. Эксперты-заключенные также указывают, что основной долей осужденных являются представители молодежи в возрасте от 18 до 40 лет.

Характеризуя контингент по уровню образования, занятости и занимаемой должности до попадания в места заключения, эксперты отмечали, что среди осужденных мужчин часто встречаются работники физического труда, неофициально устроенные и/или без постоянного места работы, у многих получено только среднее образование; однако встречаются лица с высшим образованием и руководящими должностями в прошлом. Большая масса осужденных, по словам экспертов, вела асоциальный образ жизни. Осужденные женщины в большинстве случаев имеют среднее профессиональное образование и являлись работниками сферы услуг (продавцы, уборщицы, риэлторы, бухгалтеры), в том числе нелегально трудоустроенными. Среди несовершеннолетних заключенных эксперты-сотрудники ФСИН выделяют две группы по социальному статусу до судимости и заключения. Первая группа: подростки из социально благополучной среды (хорошая семья, учеба, хобби), не связанные ранее с криминальной средой и отбывающие наказание чаще всего за распространение наркотических средств. Вторая группа: подростки из социально неблагополучной среды (неблагополучные семьи, детские дома, интернаты), отбывающие наказание по различным статьям.

 «[Мужчины в большей степени представлены в возрасте] от 30 до 40 лет. У половины есть высшее образование, кто-то был директором, среднееобразование, есть сотрудники пожарной части, которые должности занимали» (СИЗО -6,  сотрудник).

«Средний возраст лет 25-35 лет, это женщины. С высшим[образованием] – очень мало, я бы сказал, 9%,10-15%, в среднем так; в основном без образования. Профессии: риелтор, уборщицы» (СИЗО-5, сотрудник).

 «[Строительный] техникум я закончила, бухгалтер. Кассир-продавец в «Вивате», то есть в Перми здесь есть такая организация «Правильные люди», ну и они как бы, ну, не официально, мы там по договору работали; устраивалась я в «Норман», «Виват», там много было» (СИЗО-5, осужденная).

 «Окончила школу, поступила в институт, не закончила.[Училась] на менеджера. <…> Я и бухгалтером работала в магазине, у нас были свои магазины» (ИК-32, осужденная 3).

 

Эксперты-сотрудники ФСИН говорят об увеличении доли «повторников» – тех, кто осужден повторно. Эксперты связывают данную тенденцию со сложностями при адаптации к жизни после освобождения.  При этом среди несовершеннолетних «повторники» встречаются редко в связи с небольшим временным промежутком, в течение которого подросток может, совершив преступление, попасть в пенитенциарное учреждение для несовершеннолетних; также это может быть связано с наличием условных сроков у осужденных несовершеннолетних до лишения их свободы, т.е. особенностями судопроизводства в отношении несовершеннолетних. Среди женщин категория «повторников» представлена выходцами из социально неблагополучной среды (лица без определенного места жительства, работы, образования, родственников и семьи), а также употребляющими / распространяющими наркотические вещества.

«Они[подростки], как правило, к нам заезжают в 16-17 лет, это первые сроки. До 18 они уже повторно заезжают, может быть, на другие изоляторы, уже взрослые» (СИЗО -5, Сотрудник).

 «Есть ребята, которые судимы и по 5, и по 7 раз. Но отбывают они наказание в первый раз, то есть у них условные были раньше» (ПВК, Психолог).

«Рецидивисты, как правило, это те лица которые при освобождении не нашли свое место и у них не получилось трудоустроиться, были проблемы социально-бытовые – с жильем, например» (ИК-35, сотрудник).

 

На вопрос о национальном и религиозном составе заключенных эксперты отвечают, что в основном встречаются русские, татары, цыгане, таджики; православные и мусульмане.

Касательно мастей/каст среди заключенных выделяются «мужики» / «работяги», «активисты» / «красные» / «хозяйственники» / «должностные» / «краснопузые», «блатные», «обиженные», «опущенные» среди мужчин. Среди женщин – «семейные»/«хлебки», «одиночные», «чепушилы», «крысы», «грязнульки», «чмошки», «убогие». Среди подростков – «отверженные», «опущенные», «обиженные», «неприкасаемые».

В вопросе об изменении состава заключенных все эксперты-сотрудники ФСИН указывают на тенденцию увеличения доли заключенных, отбывающих наказание за распространение наркотических средств по статье 228 УК РФ (до половины от общего числа). Внутри этой тенденции эксперты отмечают следующее явление. Увеличилась и продолжает увеличиваться доля несовершеннолетних, осужденных по статье 228 УК РФ. При этом эти несовершеннолетние до лишения свободы находились в социально благополучной среде, а причину, по которой подростки вовлекаются в незаконную деятельность, эксперты связывают с получением дохода от распространения наркотических средств. Так подростки становятся дешевой рабочей силой в руках преступников.

«Процентов 40 – интеллигентные мальчики, которые вдалеке от этой криминальной среды, просто хотели заработать деньги в свои 16 лет, большие. Это преступление связано с незаконным оборотом наркотиков. То есть, они ищут объявление в интернете, где им предлагают заработок, они соглашаются, и, вот, ездят, раскладывают вот эти закладочки, на всё. Работает 2-3 недели, может быть, месяц даже работают. Всё, и потом их [сдают «свои», и задерживают работники правоохранительных органов]» (СИЗО -5, сотрудник).

Помимо этих изменений эксперты отмечают сокращение доли детей-сирот среди заключенных; снижение доли несовершеннолетних, отбывающих наказание за убийство; среди несовершеннолетних заключенных широко распространены отбывающие наказание за кражи (мотив эксперты также связывают с желанием получить материальную выгоду); сокращение общей численности заключенных, но при этом увеличение доли «повторников», и снижение доли впервые осужденных. Также распространены несовершеннолетние, осужденные по статьям 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), 162 УК РФ (разбой); заключенные женщины, осужденные за тяжкие преступления против личности, которые совершаются часто в алкогольном опьянении, и по статье 157 УК РФ (неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей). Часть экспертов отметила омоложение контингента, а также сокращение доли обиженных по сравнению с 90-ми и 00-ми до 10% в среднем сейчас.

Отметим дополнительно условное выделение типов колоний в зависимости от наиболее влиятельного элемента структуры: 1. черные колонии,  которые контролируются «блатными»; 2. красные, подконтрольные администрации; 3. серые, в которых большую роль играют «мужики».

Глава II. Формирование каст среди осужденных. Низшая каста

 

2.1 Специфика формирования каст в местах заключения

 

Для понимания того, каким образом происходит определение в ту или иную касту, в ходе интервью ставился ряд вопросов.

  • Какие неформальные группы/касты вы могли бы выделить среди осужденных? Как можно вкратце охарактеризовать представителей каждой касты? Какова доля этих каст в общей массе осужденных (можно в процентах)?
  • Как люди попадают в данные касты? Те, кто первый раз в местах лишения свободы – как происходит определение в касту? Те, кто уже не первый раз – каким образом подтверждают свой статус? Удаётся ли им скрыть свой предыдущий статус в местах лишения свободы, чтобы попасть в другую касту?
  • Что происходит после того, как человека определили в какую-либо касту? Что он должен делать/не делать? Каковы становятся его основные признаки, по которым другие могут определить – из какой касты этот человек?
  • Осужденные, получившие статус в СИЗО , должны ли как-то подтверждать его на зоне, может ли статус измениться на зоне, на этапе? Почему может произойти изменение статуса? Изменение статуса восходящее и нисходящее – какие варианты возможны?
  • За последние годы (например 5-10 лет) появились/исчезли какие-то статусы? Границы статусов стали более чёткими или напротив размытыми? Изменились ли доли каст в общей массе осужденных (кого стало больше, кого меньше)?

 

Наибольшее количество групп и статусов внутри исправительных учреждений называли среди колоний, где находятся мужчины старше 18 лет. Среди них выделяется четыре основные группы:

  • "Блатные" - лица наделенные особым статусом, которые как правило не выполняют никаких работ, являются лидерами в группе. В группе блатных выделяется: Смотрящий/Вор (обладает авторитетом и высоким уровнем полномочий), Бродяга (человек, стремящийся стать "вором") и Положенец (контролирует определенную территорию колонии, следит за соблюдением "порядка").
  • "Мужики" - наиболее многочисленная группа. Подразделяются на "правильных мужиков" (не работают как и блатные) и мужиков (осужденные, выполняющие обычную физическую работу, соблюдают правила преступного мира, но не относятся к нему). По мнению опрошенных с мнением этой группы необходимо считаться. Данная группа не имеет особой внутренней структуры, лидера, отдельного «общака». Основная цель представителей данной категории заключенных  - отбыть свой срок, по возможности, выйти  по УДО.

Слабо организована (не имеет четких лидеров, своего общака), предпочитающая особо ни во что не вмешиваться (ИК-13, осужденный).

Это своего рода средний класс в местах заключения.  Хотят освободиться (ИК-10, психолог)

  • "Козлы" (или «красные», «должностные») лица, сотрудничающие с администрацией и в определенной степени социально отвергаемые, небольшая по численности группа, не имеет особенных прав.
  • "Обиженные" и "опущенные". Между ними также проводится различие, однако статус этой группы наиболее низкий. "Обиженные"- это общая категория для низшей касты. Сюда входят наиболее физически слабые заключенные, с физическими и интеллектуальными изъянами, лица не соблюдающие личную гигиену. Внутри низшей касты также выделяются "опущенные". Данная каста состоит из лиц, в отношении которых осуществлялось сексуальное насилие, а также из тех, кто проявляет гомосексуальность, либо ворует у других заключенных. В отношении "опущенных" представителям других каст (мастей) запрещено совершать многие действия: здороваться за руку, курить одну сигарету, есть из их посуды и даже прикасаться к ней. Выполняют, как правило, грязную работу, отказаться от которой не могут.

В целом наиболее многочисленной группой являются "мужики", не многочисленной - группа "блатных".

Основная масса осуждённых – «мужики»: «серая» масса

Какие статусы здесь у людей есть, блатные, не блатные, это да? Здесь есть очень мало ярко выраженных лидеров отрицательной направленности. В основном, здесь сидят с разрядом "мужики". С низким социальным статусом здесь тоже не много  (СИЗО- 5,сотрудник).

Считается, что обиженные от предложенного отказаться не могут (допускают отказ и уход в «обижон», потом, то есть через 90 суток, как-то регулируют этот вопрос). При этом физическое насилие не допускается, но есть моральное, психологическое и материальное давление. Этого оказывается достаточно (ИК-29, фокус – группа 6 сотрудников).

 

Структура ролей в колонии для несовершеннолетних и в женских колониях в целом повторяет структуру, существующую в мужских колониях, где содержатся лица старше 18 лет. Однако, по информации экспертов, в группе несовершеннолетних мальчиков эти статусы более размыты. Более того, многие статусы неправильно понимаются и трактуются осужденными в силу возраста, поэтому распространение неформальных групп всячески пресекается воспитателями. Один из сотрудников указал, что у несовершеннолетних более 30 категорий осужденных, в которых у воспитанников часто происходит путаница.

Как и в любой группе, роли между участниками разделяются: есть те, кто выполняет роль лидера, есть те, кого называют "обиженные". Проявляется разделение также в том, какую работу выполняют осужденные. Грязную работу выполняют низшие касты. Один из сотрудников указал, что кастовость очень ярко выражена в детских колониях, тогда как осужденные подростки, напротив, говорили о том, что они все находятся на равных.

Они есть [касты], но они недопонимают всей этой сути [подростки], ссылаясь, видимо, когда в СИЗО  сидели либо в КПП, когда с осужденными взрослыми встречаются. Они начинают вкручивать себе в голову непонятные понятия, которые они не понимают в силу своего возраста (ПВК, сотрудник).

Раньше было 33 [группы], ну, такое было, как бы, мнение, что 33. Сейчас ещё больше стало. У них вообще всё напутано с этим. Они сами даже порой не могут разобраться (СИЗО -5,сотрудник).

 

Еще более размыты границы статусов среди осужденных женщин. Здесь основой для разделения является наличие ресурсов: денег, физической силы и т.д. Осужденные могут платить друг другу, чтобы не выполнять определенные виды хозяйственных работ, то есть осуществляют наем. Тем не менее есть осужденные, которые выполняют роль лидера, например, являются бригадирами. К слою середняков относятся "семейничающие" или "хлебки", женщины, которые общаются между собой, выстраивают дружеские отношения. Внутри низшего слоя есть те женщины, которые не следят за своим внешним видом, их называют "грязнули". К нижнему слою причисляют (так же как и в мужских колониях) тех, кто ворует. По своей групповой активности к низшему слою относятся и одиночки, которые не общаются с остальными осужденными. По своей характеристике они схожи с группой "обиженных" в мужских колониях.

Да, конечно, кто физически развитее, командуют, а кто нет, те – его исполнители (СИЗО -5, сотрудник).

Это больше подходит мужчинам [наличие каст], не нам. У нас нет никаких понятий (ИК-32, осужденная).

Если она грязнуля, она будет мыть только туалет. Если она грязнулька, мы ей будем говорить: «Иди мойся, от тебя воняет»[...] (ИК-32, осужденная).

У нас есть такое понятие, как найм. Мы нанимаем из своих же людей. Например, женщина хочет курить или у нее нет чая, она за сигареты или чай может помыть полы (ИК-32, осужденная).

 

Объективно сотрудники исправительных учреждений понимают, что на создание групп внутри колонии или СИЗО они повлиять не могут, а способны лишь применять дисциплинарные взыскания за нарушения дисциплины и порядка.

Если сталкивались с мужчинами, да, у них там иерархия вот эта идет, но её не может не быть, я так считаю, потому что если не будет вот этой иерархии, будет хаос в учреждении, не будет порядка. И у них то же самое (СИЗО -5, сотрудник).

 

Осужденные уточнили, что все находящиеся заключенные заранее знают, кто и с каким статусом поступает. Эта информация приходит из СИЗО или из зоны карантина, в которой находится осужденный. Статус определяется исходя из статьи, за которую привлечен заключенный, уровня физического развития, а также из образа жизни осужденного до попадания в исправительное учреждение. Таким образом, скрыть свой статус новому человеку крайне сложно. Сокрытие статуса может повлечь серьезные проблемы. При попадании в колонию повторно осужденный должен аргументировать ("обосновать") свой ранее полученный статус, в случае если он не сможет этого сделать, его статус может понизиться.

Да, бывает такое [скрывают статус]. И частенько бывало. Ну, как правило, у них всё выясняется очень быстро. Или он сам где-то обмолвится…(СИЗО -5, сотрудник).

Ну, убить – нет, но потом гораздо тяжелей всё жить, всю тяжелую работу будут на них сваливать. Они вообще упадут вниз по этой социальной лестнице и буду постоянно под гнетом (СИЗО -5, сотрудник).

Объявленный вновь прибывшим осужденным статус проверяется путем созвона со смотрящим за учреждением (ИК-29, фокус – группа 6 сотрудников).

 

Для каждой касты/масти существуют свои правила, в рамках которых протекает жизнь заключенных. Например, осужденный из касты "мужик", рассчитывающие на УДО (условно досрочное освобождение) могут работать, остальные могут не трудоустраиваться. Представители касты «обиженные» выполняют грязную работу, которую им поручают в обход графика работ. Представители различных каст находятся в разных физических пространствах.

По мнению многих как сотрудников, так и осужденных, статус человека в исправительном учреждении может меняться только по нисходящей, либо по горизонтали (например, переход "мужик"-"красный"). Переход по нисходящей возможен в большей степени при совершении кражи, при сокрытии своего статуса, а также при запрещенном взаимодействии с обиженными. При этом информанты подчеркивали, что изменение статуса вверх по вертикали практически невозможно.

У «обиженного» точно статус повыситься не может, ни за какие деньги (ИК-35, осужденный).

 

Тем не менее, некоторые из осужденных отмечали, что в последнее время коммерческие отношения среди заключенных распространяются все сильнее и в отдельных колониях появились факты повышения своего статуса за деньги. Такие осужденные называются «полтинники».

Хотя, в одной колонии («Красный берег») были «полтинники», те, которые смогли повысить свой статус, откупились (ИК-35, осужденный).

Судя по ответам опрошенных, в женских колониях, а также в колониях для несовершеннолетних, возможные различия между заключенными несколько сглаживаются. Кроме того, среди подростков становится меньше выражена так называемая идеология АУЕ. В целом меньшую значимость имеет статья, за которую осужден человек.

Да, но сейчас у нас уже такой контингент остался, что это уже дети 21 века, не 20. 20 век уже отошёл, там были более сложные дети. Сейчас они уже у нас, можно сказать, такого и не придерживаются (СИЗО  5, сотрудник)

У нас уже АУЕшников нет, детей, и уже давненько не было (СИЗО -5, сотрудник)

Отмечается наличие лидеров и социально отвергаемых личностей, однако наличие формальных статусов, каст - отрицается, в особенности среди детей и женщин. Информанты говорили о том, что, по сравнению с прошлыми годами, разница между статусами все меньше. У низших и высших каст постепенно появляются относительно равные права, что выражается в первую очередь в хозяйственной деятельности, в которой задействованы все. При этом утверждается, что грязную работу можно попросить выполнить за деньги, то есть фактически осуществить найм. Тем не менее данные о равенстве не соответствуют информации от некоторых осужденных, которые упоминали о наличии различий в полномочиях и правах среди заключенных.

Если честно, у нас воспитательная колония, и у нас нет как такового… Да, есть кто-то более сильные, более слабые, более ведомые ребята. Но такой стратификации у нас нет, у нас все ребята едят из одной посуды (ПВК, психолог).

 

Участники опроса говорили о моральном давлении в случае воровства, но об отсутствии физического наказания по отношению к заключенным как со стороны других осужденных, так и со стороны персонала.

Ну, никогда какого-то унижения нету, ну, нету, ну, по крайней мере, у меня как у бригадира. Я всегда стремилась к такому, что бы все были самостоятельные и все уважали друг друга. Вот и все  (ИК-32, осужденная).

 

Информанты высказали мнение о том, что численность групп с низким социальным статусом становится меньше, также становится меньше и численность "красных", сотрудничающих с администрацией.

Блатных, наверное, стало меньше, и с низким социальным статусом стало меньше. Сейчас, в основном, которые ничего не нужно им, просто приходят и отбывают(СИЗО -6, сотрудник).

 

2.2.Низшая каста и ее формирование

 

К данному блоку относились следующие вопросы гайда интервью:

  • Статус «обиженных» и «опущенных» - это в какой-то мере различающиеся статусы или это разные наименования одного и того же статуса?
  • Какие люди чаще попадают в эту касту? (Влияет ли социальный статус до зоны, возрастная когорта, какие-то личные качества и социально-психологические характеристики, национальность, вероисповедание) Вообще какие параметры человека/личности более значимы при попадании в низшую касту? Лица с ВИЧ-статусом, больные туберкулезом, гепатитом В, чаще попадают в эту касту или это не зависит от заболевания?
  • Какое значение имеет статья, по которой осужден человек при попадании в низшую касту? Есть ли статьи, осужденные по которым автоматически становятся «обиженными» (и какие это статьи)?
  • Внутри низшей касты есть какое-то разделение статусов? Что это за статусы?На чём основано это внутреннее разделение?
  • Каковы обстоятельства попадания в низшую касту? Что человек может сделать, чтобы его определили в эту касту? Можно ли создать какой-то конкретный список причин, по которым люди попадают в разряд «обиженных» (попробуем его составить)? Какие из этих причин наиболее распространены, какие наименее?
  • Чаще определение в низшую касту происходит первично (сразу как человек попал в СИЗО ) или на протяжении отбывания им наказания?
  • Есть ли какие-либо ритуалы, переводящие в низшую касту по разным причинам? Что собой представляют эти ритуалы? Какие ритуалы более распространены, какие менее?
  • Есть ли добровольно переходящие в эту касту люди? Чаще всего кто это по социальным характеристикам? Они проходят какие-то ритуалы или сами объявляют о своём статусе?
  • Есть ли какое-то снисхождение к каким-либо группам (например, впервые попавшим в места лишения свободы, инвалидам, плохо говорящим по-русски, имеющим хронические заболевания)? В чем оно может проявляться?
  • После того, как человека определили в низшую касту, что он должен сделать? Что остальные должны сделать по отношению к нему? Как реагирует на это администрация учреждения?
  • Существует ли практика, когда сотрудники администрации учреждения, способствуют своими действиями, чтобы какого-нибудь осужденного «опустили» (например, подсадка в определенные камеры/бараки, договоренность со «смотрящими» или «блатными»)? Слышали ли вы о таком (может быть в каких-нибудь других учреждениях, регионах)? Какие причины могут быть для того, чтобы сотрудники администрации учреждения так поступали?
  • Могут ли «опускать» кого-нибудь по «заказу» с воли? Насколько распространена такая практика? Как можно с ней бороться?

 

В по оценкам как сотрудников исправительных учреждений, так и осужденных «обиженные» является обобщенным названием низшей касты

«Обиженные» общее название всех в касте. Среди сотрудников используется понятие «обиженный» (ИК, сотрудники).

 

Внутри касты также есть своя структура, по аналогии с «блатной» со своим лидером (главшпан), приближенными (совет при главшпане, казначей) и «общаком». Есть работающие на территории и в помещениях, есть те («петухи»), кто моет туалеты. Все перечисленные группы являются «неприкасаемыми».

У них свой главшпан, свои блатные из числа таких же обиженных. У них также идут поборы за телефоны, также у них поборы в общее и т.д. <…> Тоже самое все происходит, что у черных блатных, что у этих обиженных, аналогичное это зеркальное отражение (ИК-13, осужденный).

 

«Опущенные» составляют отдельный слой среди «обиженных», куда входят осужденные, над которыми издеваются, кто уже прошел через определенные процедуры и ритуалы.

Если он с кем-то покурит или что-то еще сделает, или поесть из одной чашки, ложки, и потом за него скажут, что он на воле что-то делал плохое, и он пойдет туда, в обиженные. А этот может сразу к нему идти, кто с ним курил или ел (ПВК, воспитанник).

Главшпан одной из ИК (строгий режим для повторно осуждённых) обозначил следующую иерархическую структуру внутри касты обиженных:

 

  1. «Первокружники» - к этой категории относятся те, кто попал в «петухи» добровольно или по какой-либо «заморочке» в предыдущем учреждении; из этой среды назначается «главшпан» и «казначей» (держатель общака); предполагается, что это верхушка данной «масти»
  2. «Второкружники» - те, кто «зафоршмачился», был определен за статью, за нетрадиционные отношения с женщинами
  3. «Третьекружники» (так называемые «пробитые») - насильно или по собственной инициативе подвергнутые сексуальному насилию (в т.ч. «пассивные» гомосексуалисты)

Вертикальное перемещение внутри «масти» возможно за деньги. В одной из ИК называлась сумма 500 тыс. рублей за поднятие из «третьекружников» в «первокружники».

В количественном выражении общее число «обиженных» относительно невелико. Так по информации от воспитанника ПВК из отряда численностью 40 человек таковых насчитывается трое. В женской колонии это соотношение составляет примерно 75:5. В мужских колониях доля этой группы в общей структуре осужденных может составлять от 4-5 в ИУ общего режима для впервые отбывающих наказание до 30% в исправительных учреждениях для рецидивистов.

Среди несовершеннолетних граница низшей касты размывается, с одной стороны, из-за неточного понимания оснований и негласных норм распределения на группы заключенных, а с другой стороны, благодаря более жесткому контролю со стороны сотрудников колоний, которые пресекают попытки дискриминации отдельных групп воспитанников.

У нас в каждом отряде висит график уборки территории. Бывает, видишь, что он моет один и тот же… где ваш график уборки территории? Все равно с этим пытаемся бороться, пресекать такие мероприятия (ПВК, психолог)

 

Несовершеннолетние отдельно выделяют слой ограниченных.

Ну, обиженные, так скажем, у детей, у детей – это уже крайнее понятие. У них есть понятие ограниченные. Если совершает неправильный поступок и совершает его сознательно, да, его могут ограничить в чем-то, но он не обиженный будет считаться, он так же будет сидеть за столом, так же будет есть, так же будет спать, со всеми вместе находиться в камере. Но к нему будут относиться, как к ограниченному (СИЗО -6, сотрудник).

 

В женской колонии, в сравнении с мужской, разделение на стратификационные группы выражено менее ярко. Выделяются так называемые «одиночки» и те, кто «семейничает» (называют друг друга «хлебка», «посемейница»). Здесь практикуется выполнение «грязной работы» как заработок (за чай или сигареты). По свидетельствам заключенных чаще такую работу выполняют «одиночки».

У нас есть такое понятие, как найм. Мы нанимаем из своих же людей. Например, женщина хочет курить или у нее нет чая, она за сигареты или чай может помыть полы (ИК-32, осужденная)

 

Основанием для попадания в низшую касту может быть, прежде всего статья, по которой человек находится в местах заключения (в основном связанные с половой неприкосновенностью и преступлениями против стариков), наличие такого статуса после предыдущего срока и образ жизни

Есть целый перечень статей, в соответствии с которыми осужденный автоматически приобретает статус «обиженного» + уже сидевший и имеющий этот статус + образ жизни (ИК-29, сотрудник)

Обычно статья, за которую находятся.

 

Для женской колонии «нехорошими статьями» являются те, которые связаны с систематическим избиением ребенка, убийство ребенка.

Есть статьи, которые скрываются администрацией – систематическое избиение своего ребенка, за убийство ребенка, потому что мы можем таких побить, унижать. Ребенок – это святое. В колонии бить никто не будет, но постоянно будут говориться гадости в ее адрес (ИК-32, осужденная).

 

При этом, некоторые из информантов отмечали, что в последнее время значение статьи при отнесении заключенного к группе «обиженных» снижается.

Сейчас уже нет. Сейчас у нас и со 131 и со 132 статьями они сидят в общей массе и нормально. И к ним нормально относятся, и они (СИЗО -5, сотрудник)

 

Как сотрудники, так и сами осужденные отмечали, что определенную роль играют личностные характеристики человека, его физические данные, чистоплотность.

 В основном, слабые, которые выглядят не очень, которые за собой не следят, личную гигиену не соблюдают. Такие часто (СИЗО -6, сотрудник)

Я говорю, что-либо чисто гигиенические моменты, даже внешне он бывает неприятен, неопрятен, а есть такие, которые даже и за свои поступки отвечают перед другими ребятами (ВПК, психолог).

Мыть кухню не каждая пойдет, есть грязнульки, по-нашему. Если она грязнуля, она будет мыть только туалет (ИК-32, осужденная).

 

Психолог колонии для несовершеннолетних выделил также такие психологические характеристики потенциального «обиженного», как отсутствие волевых качеств, умения ответить, защитить себя.

Иногда в «петухи» с большей долей вероятности попадают осуждённые из «глубинки», в случае отсутствия серьезной физической силы, умственных навыков, «тормозящие» (ИК-13, осужденный).

 

В низший слой попадают также гомосексуалисты, те, кто добровольно продает сексуальные услуги («рабочие петухи»).

«Смотрящие» могут принудительно перевести в обиженные также за серьезные нарушения неписанных традиций и правил, воровство у своих, так называемое «крысятничество» или карточные долги.

Состояние здоровья, национальность, вероисповедание прямыми факторами для отнесения к низшей касте не являются.

Вне попадания в низшую касту находятся люди с явными нарушениями интеллекта. Такие заключенные воспринимаются как больные и не несут ответственности за свои действия.

Которые умственно отсталые к ним отношение другое, как к больным людям. Они не могут полностью осознавать то, что они делают, поэтому к ним так не относятся (СИЗО -5, сотрудник)

 

Преимущественно отнесение заключенного к низшей касте происходит еще в СИЗО, с учетом образа жизни, особенностей личности, или в предыдущий срок пребывания в местах лишения свободы. В колонии, осужденные, как правило, сами сообщают об этом, а если пытаются скрыть, информация доходит от третьих лиц.

Там они сами как-то узнают между собой, в ходе бесед, когда общаются (СИЗО -6, сотрудник)

Не сообщают. Думают, вдруг повезет. Есть случаи (СИЗО -6, сотрудник)

Могут в СИЗО сказать ему, если он сидел там с мужчинами. Там его спрашивают, он: да, да. Когда приезжаешь в колонию, говоришь сразу же, что ты делал (ВПК, воспитанник)

Кто в СИЗО был, потом и на взрослую, и по колониям приезжают, рассказывают(ВПК, психолог)

 

Попасть в «обиженные» возможно в течение всего срока нахождения в исправительном учреждении за какие-либо проступки.

Есть такие, кто получают статус «обиженного» добровольно.  Причиной может быть нежелание вникать в коллективные проблемы, разбирательства, выплачивать карточные долги.

Добровольно ушедшие в «обиженные» тоже бывают, чаще всего те, кому надоели «заморочки» за всё «людское» (общее, коллективное) (ИК-29, осужденный)

Принадлежность к низшей касте оправдывает поведение осужденного не по правилам, поэтому отношение к нему снисходительное. Обиженный не несет ответственности за долг, крысятничество и др (ИК-29, сотрудник).

Например, если в карты проиграл, может сам уйти, чтоб не отвечать по долгам. Спроса тогда с него не будет (ИК-35, осужденный).

Иногда в обиженные сами идут, чтобы к ним не лезли или чтобы списались карточные долги (ИК-4, психолог).

 

Ритуал добровольного перехода в статус «обиженного» сводится к самостоятельному переносу вещей на место, определенное для «обиженных». Как правило, это проходное место у дверей.

Может добровольно скрутить матрас и уйти спать к «обиженным»,

 

По свидетельству сотрудников колоний, установленного порядка в отношении «обиженных» придерживаются все заключенные. Общение сводится к минимуму, сторонятся, не прикасаются к ним и к их вещам.

Фактов, когда сотрудники администрации исправительных заведений, намеренно способствовали своими действиями, чтобы кого-то из осужденных «опустили», в ходе проведенных интервью не отмечено. Напротив, говорили о том, что сотрудники стараются пресечь попытки дискриминации отдельных осужденных, особенно в колонии для несовершеннолетних.

Кроме того, группа «обиженных» является для сотрудников администрации исправительных учреждений самой сложной, неудобной и конфликтной в работе.

Поведение, так сказать, обиженных, в разы хуже, чем поведение других, потому что, как говорят, им уже нечего бояться, и всё самое страшное, что могло с ними произойти, уже произошло. И, как правило, с ними всегда больше проблем у администрации, с этой кастой. Хоть они и среди своих бесправные, перед администрацией они очень любят показать свои права. Потому что там не могут, и у них остаётся один выход – перед администрацией самоутверждаться (СИЗО, сотрудник)

 

Отмечены факты, когда именно «обиженные» занимаются передачей с внешней территории запрещенных предметов и вещей (телефоны, наркотики, алкоголь). В частности, об этом свидетельствовал осужденный одной из ИК.

Это петухи единственная каста осужденных, у которых есть выход на запретку. На КСП делают забросы со свободы и только они способны эти забросы забрать (ИК, осужденный).

Обиженные, выходящая на биржу кспэшников без всяких инспекторов лазают, там целая гора опила, там за этой горой ни одна вышка не работает. Вот на этом опиле они постоянно собирают пакеты: айфоны, наркотики, зарядки, водка в полтарашках и все это заносится в зону и продается без всяких проблем (ИК, осужденный).

 

В некоторых случаях «обиженные» становятся удобным контингентом для администрации, так как выполняют всю работу по уборке территории, а другие это делать отказываются.

Занимаются уборкой. Мы даже просим в СИЗО, чтобы нам таких послали, а иначе кто будет делать такую работу (КП-23, сотрудник).

 

Глава III. Дискриминационные практики

 

Для понимания того, какие действия производятся заключенными по отношению к представителям низших каст, в ходе интервью ставился ряд вопросов.

  • Как себя ведут представители остальных каст по отношению к «обиженным»? Какие виды дискриминации по отношению к этой касте применяются со стороны других осужденных? Чего нельзя делать представителям других каст по отношению к «обиженным»? А какие привилегии есть у касты «обиженных» по отношению к другим кастам?
  • Если каста называется «неприкасаемые», то как определить какие всё-таки прикосновения возможны, допустимы?
  • Поговорим подробнее о некоторых видах дискриминации. Сексуальное насилие: насколько распространено? Обязаны ли «обиженные» предоставлять сексуальные услуги другим кастам, представителям своей касты? Насколько распространена проституция среди «обиженных»? (надо попробовать отделить сексуальное насилие от добровольных сексуальных услуг за подарки/деньги – что более распространено, как изменилось их соотношение за последние годы). Каково отношение к лицам с ВИЧ-статусом или больным гепатитом В, если они находятся в касте «обиженных», насколько допустимы сексуальные контакты с ними? Администрация учреждения принимает какие-то меры для борьбы с сексуальным насилием (и что конкретно делает)?
  • Физическое насилие: насколько распространено (избиения, пинки, что-то еще)? Насколько обоснованным бывает физическое насилие со стороны других заключенных и должно ли оно быть обосновано? А внутри касты насколько распространено физическое насилие? В чем могут быть его причины? Есть какие-то другие виды издевательств над «обиженными», связанные с причинением физической боли (со стороны других каст, со стороны своей касты, со стороны охраны/администрации)?Администрация учреждения принимает какие-то меры для борьбы с физическим насилием (и что конкретно делает)?
  • Дисциплинарные взыскания: к представителям низшей касты чаще или реже других применяются дисциплинарные взыскания? Бывает так, что они берут вину на себя вместо кого-нибудь из другой касты (могут ли получать что-то взамен)? Администрация учреждения принимает какие-то меры для борьбы с взятием чужой вины на себя (и что конкретно делает)?
  • Присвоение имущества и денежных средств: бывает ли такое, что у представителя низшей касты что-то присваивает себе представитель другой касты? Как обосновываются такие присвоения? А внутри низшей касты насколько распространена практика присвоения чужого имущества и денежных средств (и как обосновывается)? Администрация учреждения принимает какие-то меры для борьбы с присвоением чужого имущества (и что конкретно делает)?
  • Грязная и тяжелая работа: насколько распространена? Отрабатывают «обиженные» нормы за других (могут ли получать что-то взамен)? Действительно ли, что некоторые виды работ выполняют только «обиженные» (и что это за работы)? Что будет если властью администрации такой вид работы заставить выполнять человека из другой касты?
  • Существуют ли какие-то правовые последствия для тех, кто осуществил какие-либо дискриминационные действия в отношении другого осужденного (из низшей касты, из другой касты)? Вообще бывают жалобы от осужденных, на дискриминацию их сокамерниками? Какие правовые последствия у этих жалоб? А какие последствия для самих жалующихся?
  • Другие виды дискриминации (если назвали – попробовать разобрать: насколько распространено, применяется ли в отношении других каст, как борются)

 

Прежде всего, стоит отметить, что не все сотрудники исправительных учреждений признают наличие дискриминационных практик: они либо не знают о них, либо «закрывают на них глаза», либо в исправительном учреждении есть свои особенности. Так, психолог подростковой воспитательной колонии говорит о том, что далеко не все попавшие к ним подростки знакомы с кастовым делением, и администрация старается оградить их от этого.

Стараемся, чтобы не попал во взрослую колонию. Чтобы избежал этого знакомства.<…>У нас все сидят вместе в столовой, никаких меточек на посуде, как во взрослой колонии, нет. Все сидят, если в зале у нас были в актовом, где мероприятия проходят, тоже 2 ряда, садятся, как попало. Кто как хочет, по отрядам, естественно. Толерантно это все как-то у нас (ПВК, сотрудник)

Да нет у нас такого, только если в мужских лесных колониях вам спрашивать (ИПК-32, сотрудник)

 

В женской же колонии, по словам всех осужденных и сотрудников, совсем нет жесткой кастовой системы (в отличие от мужских колоний), соответственно, основания для предвзятого отношения к другому заключенному, если и возникают, то по другим причинам.

Может, раньше это и было, практиковалось, скрывалось от администрации это. Сейчас администрация не даст обижать кого-либо, даже если виновата, администрация не дает. И администрация все равно узнает и ничего хорошего не будет от того, что кто-то обижает наших слабых (ИК-32, осужденная)

Это все в мужской колонии. И то Вам там не всё расскажут (ИК-32, осужденная)

Здесь такого нет в принципе сейчас. Это все как-то по рассказам каким-то старым. Нет такого, все как-то сами по себе живут. Все самостоятельные, никто ими не командует, никто не унижает их (ИК-32, осужденная)

 

Тем не менее, с терминологией кастовой системы знакомы и женщины, и подростки:

Нет у нас таких ограничений, как у мужских. Это как крыса, это обиженный, это еще что-то там, это вор в законе, положенец (ИК-32, осужденная)

Бывает такое, что читаешь в тестах… Если в тестах читаешь вопрос: если вас обидели... Раздается смешок такой легкий… (ПВК, сотрудник)

 

Поведение по отношению к «обиженным» в мужских колониях регулируется негласными законами. Существует ряд действий, которые НЕ следует предпринимать по отношению к «обиженным», чтобы самим не стать таким:

  • Ничего не брать у «обиженных» в «общак».

У «обиженных» ничего не реквизируется в «общак», какой бы щедрый «кабанчик» ни получался «обиженным», он может подлежать лишь распределению среди ему подобных (ИК-29, осужденный)

  • Не прикасаться к «обиженному» руками: не брать его вещи, не подавать руки, бить (если понадобится) только ногами.

Установленного неписанного порядка, в том числе отношения к обиженным придерживаются все осужденные, то есть общение сводится к минимуму, сторонятся и не прикасаются к ним и к их вещам, предметам (ИК-29, осужденный)

С «обиженным» недопустим любой двусторонний контакт (чтобы не «опарафиниться») – пожатие руки, передача чего-либо в руки (можно или положить на какую-либо поверхность, или швырнуть), в случае «парафина» могут «спросить» с нарушителя; в случае мелкого наказания бить рукой нельзя (можно лишь пнуть, дать пинка) (ИК-29, осужденный)

  • Не разговаривать с «обиженным» при отсутствии острой необходимости. Тем более, не курить и не пить чай.

Не рекомендуется без необходимости разговаривать с «обиженным» (ИК-29, осужденный)

Если с ними будут чай пить, курить, тоже попадут (СИЗО 6, сотрудник)

 

В некоторых исправительных учреждениях ограничение в отношении поведения с низшими кастами менее жесткие. Так, в ИК-13, по словам осужденных, представителям других мастей разрешается брать у т.н. «петухов» сигареты и продукты питания, но только в закрытой упаковке (не поштучно). Но при этом им также запрещено принимать пищу совместно с низшей кастой, чифирить. Т.е. неприкасаемость низших каст относится в первую очередь ко всему, что связано с приемом пищи: низшие касты питаются в столовой в обособленном месте из определенной посуды, с ними нельзя курить из одной упаковки, чифирить. Однако на помывку (баня, душ) вывод совместный (об этой практике сообщили в ИК-13, в ИК-12, напротив, «обиженные» и прочие масти моются отдельно).

Опрошенные сотрудники отмечают, что правило неприкосновенности «обиженных» в последнее время соблюдается менее жестко, нет категоричности. Однако практически повсеместно строго придерживаются правила неприкосновенности еды и сигарет "обиженных".

В принципе, это не такой уж строгий порядок, чтобы его затронул и все-  на тебе крест поставили, нет (ИК-12, сотрудник).

Запрета касаться «обиженных» нет, можно и тело трогать, и вещи, но сигареты после них не берут. Если «неприкасаемый» дотронется до сигареты, то ее сражу же отдают ему, не ругаются (ИК-35, осужденный).

 

Если «обиженный» серьезно в чем-то провинился или с его участием произошел конфликт, то решение по данному конфликту выносится на общее совещание с «людьми» (остальными).

В основном «движение» идет внутри одной масти в каждой «локалке», какие-либо «непонятки» выносятся на решение «людей», в т.ч. и т.н. «беспредел» в отношении «обиженного» (ИК-29, осужденный)

 

Кроме того, есть свидетельства от экспертов, что в отношении «обиженных» необязательно честное поведение (хотя где-то их защищает «пахан», когда происходят несправедливости). А один из сотрудников СИЗО говорит, что по отношению к «обиженным» испытывают презрение и используют словесные унижения.

В то же время в отношениях с «обиженными» необязательна честность, необходимая при общении с представителями других «мастей» (ИК-29, осужденный)

Презирают их, унижают. И словесно (СИЗО 6, сотрудник)

 

Сами же обиженные отрицают подобные практики, утверждая, что они были распространены раньше, а сейчас преимущественно отсутствуют: "Опять, ну тоже еще в 2000х годах, до 2005, может там было такое. На данное время – нет" (ИК-10, осужденный).

 

С другой стороны, подобная принадлежность к низшей касте даёт и некоторые преимущества. Поскольку вещи «обиженного» не рекомендуется трогать, то он их не сдает в «общак», пользуется сам, а также не несет ответственность за воровство и долги. Также присвоение имущества «обиженного» невозможно из-за данных правил.

В настоящее время осужденные из низшей касты могут получать посылки, переводы, принадлежность к низшей касте оправдывает поведение осужденного не по правилам, поэтому отношение к нему снисходительное (обиженный не несет ответственности за долг, крысятничество и др.) (ИК-29, сотрудник)

 

У самих «обиженных» внутри их касты есть собственная «касса» (общак), которая формируется за счет поступлений, в частности от «барыжничества», от «вбросов» на «запретку», обслуживаемой «петухами», перемещений внутри «масти». Пополнение общака носит преимущественно добровольный характер. Администрация в курсе местонахождения «кассы».

 

Сексуальное насилие в исследуемых мужских колониях в настоящее время не распространено. Один из сотрудников СИЗО  признал, что такие случаи бывают, но очень редко, и всё зависит от того, какие люди окажутся сокамерниками «обиженного».

Это редко, не каждый будет делать. Если нормальные, адекватные, то они не будут этого делать, а если ненормальные…(СИЗО  6, сотрудник)

 

В целом сексуальные контакты в колониях существуют, но на добровольной основе (в том числе, за вознаграждение, если осужденный предпочитает данный вид заработка, а не работу на промзоне или уборку в отряде).

В настоящее время сексуальное насилие в отношении «обиженных» и предоставление ими сексуальных услуг (в т.ч. возмездных) не распространено; в последний раз сексуальное насилие в отношении «обиженного» произошло несколько лет назад, причем жертва насилия «закрылся» в безопасном месте (ИК-29, осужденный)

В зоне в настоящее время нет «рабочих петухов», недавно освободился. Сексуальные услуги предоставляются только добровольно, за вознаграждение. В колонии неизвестны случаи предоставления сексуальных услуг ВИЧ инфицированными или больными гепатитом, то же относится к больным сифилисом и т.п (ИК-29, сотрудник)

Кого я знаю, кто этим занимался, но он сознательно на это шел (ИК-10, осужденный).

Они за это платят и сами плату за это просят. Я на это смотрю сквозь пальцы, это местная проституция (ИК-13, осужденный).

 

Аналогично и в женских колониях: сексуальные контакты существуют и являются следствием эмоциональных взаимоотношений, а не насильственных действий.

Что касается сексуальной жизни здесь, то я не буду утверждать, что ее нет, я просто не вникаю в такие вещи (ИК-32, осужденная)

Сейчас везде это распространено. Ну как бы нормально, что. Ну, первый раз, конечно, мне дико было. Ну а сейчас как бы нормально (СИЗО 5, осужденная)

Ну, это видимо в природе есть, его видимо никто не отменит, никогда. И здесь говорить, это плохо или хорошо. Здесь есть, наверное, причины для этого (ИК-32, сотрудник)

 

Относительно  физического насилия сами заключенные говорят о том, что по отношению к «обиженным» это не практикуется из соображений прикосновения к «обиженным». Однако, сотрудники учреждений не всегда могут ответить на этот вопрос, т.к. не знают, что именно может происходить в камере.

Насильственные действия физического характера практикуются крайне редко (ИК-29, осужденный)

Не знаю, как у них происходит. В камере, возможно, есть (СИЗО 6, сотрудник)

 

При этом отдельные информанты из числа заключенных описывали следующую практику физического наказания в отношении "обиженных": осужденные из числа "блатных" могут вызвать "главшпана" и дать ему указание наказать того или иного заключенного из низшей касты. Отмечалось, что осужденным из других каст нельзя бить представителей низшей касты руками, поэтому для физического насилия используются подручные средства.

Блатные из ряда мужиков, им нельзя рукоприкладством заниматься в адрес обиженных. Соответственно, они могут их бить либо палками, либо любыми подручными средствами. Но в большей степени вопрос решается так – вызывается главшпан и ему дают указание: вот этот накосячил, надо его проучить (ИК-13, осужденный).

 

Поскольку у женщин нет разделения на касты, вопрос о физическом насилии ставился в целом. И так же, как и в случае с мужскими колониями, женщины говорят о редких случаях физического насилия.

Крайне редко. Раньше это было, сейчас крайне редко. Бывает, конечно, поругались и начинается (ИК-32, осужденная)

 

Сами «обиженные», принявшие участие в исследовании, также отрицают случаи необоснованного физического насилия по отношению к себе со стороны представителей других каст.

Дисциплинарные взыскания от представителей администрации (карцер, ШИЗО и т.п.) накладываются одинаково вне зависимости от «касты» и «масти». Напротив, по отношению к «обиженным» стараются этих взысканий не накладывать.

Наложение дисциплинарных взысканий возможно к представителям всех «мастей» (ИК-29, осужденный)

Дисциплинарные взыскания стараются не применять (ИК-29, сотрудник)

Обычно дисциплинарные взыскания к представителям «обиженных» не применяются(ИК-29, осужденный)

 

Скорее всего, это связано с их функционалом в качестве рабсилы для «черной» работы, т.к. в случае взыскания придется искать замену. Более того, один из сотрудников СИЗО сказал даже о поощрениях в отношении «обиженных». При этом следит за дисциплиной и за тем, чтобы «обиженных» не трогали, «главшпан».

Обычно поощрения к ним применяются, потому что они выполняют работы по благоустройству отряда, моют, прибирают(СИЗО 6, сотрудник).

 

Выполнение грязной и тяжелой работы – одна из основных функций «обиженных» в мужской колонии. Они отрабатывают дежурства по графику за других заключенных (за вознаграждение). Это, как правило, один и тот же круг работ: уборка санузлов, грязные сельхозработы, чистка ассенизаторских ям и т.п.

Распространенная практика в учреждении: «обиженные» выполняют самую грязную работу (уборка санузлов, «отхожих» мест в «локалках», столовых) (ИК-29, осужденный)

Всю грязную работу повсеместно выполняют «обиженные». Плата за выполнение работы существует в виде сигарет, чая, конфет и т.п. Осужденные из других мастей должны отказаться от выполнения этих работ (ИК-29, сотрудник)

Они стирают, например, это про колонию имеется в виду. Ему могут дать сигареты за то, что он постирал(СИЗО 6, сотрудник)

У них есть свой определённый круг работ, которые они… Чистят ямы ассенизаторские (СИЗО  5, сотрудник).

Они занимаются тем, что они у нас устанавливают запретку, натягивают колючую проволоку, запретные полосы вспахивают и т.д. Мужик туда просто не пойдет работать (ИК-13, осуджденный).

В каждом отряде есть уборщик, который получает за это зарплату. Как правило, из числа «обиженных», но на добровольной основе, официально и за зарплату (ИК-35, сотрудник).

 

Один из экспертов отметил, что там, где «обиженные» отсутствуют (например, СУС), их привлекают из других отрядов для уборки «грязных» мест (однако это скрывается и осуждёнными, и администрацией).

Т.е. практика распространена следующая: дневальный (на эту должность заступает кто-либо из «должностных») самостоятельно договаривается с кем-либо из отрядных «обиженных» об уборке (за оговоренную плату). В СУСе (где преимущественно находятся «отрицательно настроенные», в т.ч. «положенец» зоны) уборку производит приходящий «обиженный» по договоренности с «главшпаном».

Также один из воспитанников ПВК отметил, что выполнение грязных работ – это одна из основных функций и «наказаний» «обиженного». При этом чаще всего «обиженный» сам выбирает себе такую роль и она его устраивает.

Да, в чем-то он одинок, в чем-то он отличается от другой массы, а чем-то нет. Кому-то нравится быть таким, кому-то не нравится. Они сами выбирают свою судьбу (ПВК, осужденный)

 

Есть круг работ, которые, напротив, «обиженному» не позволят выполнять:

Им пищу нельзя раздавать, они не будут раздавать, потому что есть никто не будет, потому что у него есть причина (СИЗО  5, сотрудник)

 

В женских колониях все работы выполняются строго по графику, составленному администрацией. Неприятную работу можно поручить за вознаграждение любому желающему заработать.

Она не разбирает, кто там выше, кто там ниже, там без разницы.  Дежурство подошло, допустим, мое, вот я дежурю (СИЗО 5, осужденная)

Туалет, например, в выходной день должны все помыть. У уборщиц с понедельника по пятницу рабочий день, суббота и воскресенье выходной. У нас есть такое понятие, как найм. Мы нанимаем из своих же людей. Например, женщина хочет курить или у нее нет чая, она за сигареты или чай может помыть полы. Но это тоже, кому не стремно (ИК-32, осужденная)

 

В подростковой колонии также следуют графику, однако «обиженных» могут в любой момент «попросить» сходить прибраться в туалете, если там грязно.

Грязно в туалете, он пойдет и подберет там все: туалетную бумагу, фантики и выбросит в мусорку.  А так, убирает сам каждый свой объект (ПВК, осужденный)

 

Что касается наличия жалоб от осужденных на сокамерников, то как осужденные, так и сотрудники говорят о том, что жалобы происходят очень редко, это непринято. Чаще всего осужденные сами решают свои внутренние вопросы и конфликты.

Жалобы в принципе не практикуются, т.к. любая жалоба – проявление слабости (а «сиделец» сам за себя отвечает); еще хуже обращение к администрации («стукачество»).«Стукач», «сука» (скрытый «стукач») жестоко преследуются; «сука», лишившийся «крыши» администрации в силу каких-либо обстоятельств, неминуемо попадает в разряд «обиженных»(ИК-29, осужденный)

Таких жалоб нет. Случаи, когда «обиженный» отказался от выполнения работ происходят, но очень редко. Как правило, последний закрывается в отдельную камеру «обижон» в силу угроз безопасности, а по истечение 90 суток (установлено УИК) как-то разрешают эту ситуацию (ИК-29, сотрудник)

 

Заключенные отмечали, что последствием жалоб (как вид «стукачества») может быть жестокое избиение со стороны других осужденных.

Из других видов притеснения «обиженных» один из заключенных называет стирку личных вещей других заключенных.

Из практикуемых видов унижения: стирка личных вещей других осуждённых (в обязательном порядке) (ИК-29, осужденный)

 

Также в СИЗО существует практика, когда «обиженный» не имеет права занимать койку. Он должен сидеть у выхода, у туалета (у самого непрестижного места), не занимая при этом кровать.

Возле выхода будет, возле туалета. Там не будет, наверное, на кровати лежать (СИЗО 6, сотрудник)

 

Как вид унижений, притеснений, участники исследования из числа заключенных также называли презрительные обращения, связанные с личностными особенностями: «Пробитого» могут обозвать «дырявым», «п…расом» (ИК-13, осужденный).

 

Стоит отметить, что предвзятое отношение возникает не только к «обиженным», но и к людям, которые не следят за собой, не моются и не стирают вещи. О такой группе чаще вспоминали в женских колониях, поскольку это единственная неформальная группа среди женщин, к которой относятся с пренебрежением.

Но есть, опять же, такая категория людей, не знаю как объяснить, я не сяду с ней чай пить, из одной посуды не буду есть. Все равно, значит, существует какая-то градация. Но мы ее этим не гнобим (ИК-32, осужденная)

Это по отношению к людям, которые не смотрят за собой, не моются, к ним тоже относятся. Они и не с низким социальным статусом, но к ним относятся плохо, презирающе (СИЗО  6, сотрудник)

Конфликтов и дискриминации на расовой, национальной или религиозной почве в ходе исследования почти не зафиксировано. Такие случаи бывают, но очень редко, по словам одной из осужденных.

Бывает в зоне. Но меня это не касалось как бы, я не знаю. Но бывало всякое, происходили такие ситуации. Мы их решали. Как бы администрация сразу решает. Например, вот чеченов  не любили в зонах. Женщин чеченов да, ну как бы не любили их. Но начальник отряда у нас, начальник отряда старается как-то решить эту проблему. Или перевести ее в отряд другой, допустим (СИЗО 5, осужденная).

Межнациональной розни у них нет (ПВК, сотрудник).

  

Глава IV. Роль администрации учреждения

 

Участие администрации в кастовой системе выяснялось с помощью следующих вопросов:

  • Как вы считаете, существует ли необходимость в ликвидации, либо какой-то трансформации кастовой системы среди осужденных в местах лишения свободы? Какие изменения в ней необходимы? Что необходимо для этого сделать законодателям, а что может делать уже сейчас (или делает) администрация учреждений?
  • Администрация как-то вмешивается в отношения вокруг низшей касты заключенных? Какие действия предпринимаются? Какие цели при этом администрация перед собой ставит?
  • В целом можно говорить о том, что для администрации удобно существование саморегулирующейся кастовой системы среди заключенных? Если да, то в чём удобство? Если нет, что предпринимается для того, чтоб эту систему изменить?
  • Есть ли у вас какие-либо предложения, направленные на снижение уровня неформальной дискриминации в среде осужденных?

 

По итогам серии интервью было выявлено три типа отношения к кастовой системе со стороны представителей администрации:

  • незнание о кастовой системе (реальное или скрываемое);
  • знание о кастовой системе и её принятие (чаще всего в мужской колонии и СИЗО);
  • знание о кастовой системе и борьба с ней (в подростковой колонии, реже – в мужской колонии).

Кроме того, следует отметить, что сами сотрудники исправительных учреждений, вне зависимости от того, знают или не знают они о конкретных делениях внутри колонии (отряда), относятся, по их словам, ко всем заключенным одинаково.

Я одинаково отношусь ко всем заключенным. Их личные отношения меня не интересуют (ИПК-32, сотрудник)

Нет, ко всем относятся одинаково! Не зависимо от категории. Все в рамках закона. У нас есть ПКТ как вид наказания, и само помещение камерного типа у нас имеется, но ПКТ маленькое, потому что осужденных со строгим видом режима не много (ИК-35, сотрудник)

 

Этот факт подтверждает и осужденные подростковой колонии: сотрудники просят относиться ко всем одинаково, непредвзято.

Все сотрудники относятся к каждому из воспитанников одинаково (ПВК, осужденный)

Да, говорят, что надо к нему относиться, как ко всем, общаться нормально. Все, поговорим, мы все понимаем (ПВК, осужденный)

Однако по данным одного из осужденных в ИК-12 преобладает положительное отношение к представителям касты «мужик»:

  Администрация ну, все равно больше поддерживает мужиков. Больше этих, льгот (ИК-12, осужденный)

 

Администрация в мужских колониях в целом не вмешивается в отношения вокруг низшей масти заключенных.

Администрация не вмешивается во внутренние процессы, происходящие в «мастях» (ИК-29, осужденный)

Всеми процессами «рулят» «порядочные арестанты»; администрация учреждения процессы контролирует слабо, соответственно, ее влияние на «движение» в зоне минимально (ИК-29, осужденный)

 

Но в экстренных ситуациях может помочь разрешить конфликт:

Осужденному из каст в случае затруднений может оказываться содействие (ИК-29, сотрудник)

 

Также отмечали, что в случае необходимости физически слабым, инвалидам оказывается помощь, в том числе медицинская.

По информации опрошенных в одной из колонии строгого режима для повторно отбывающих наказание, администрация не только не вмешивается в конфликты осужденных, но и не имеет в целом никакой власти и авторитета перед осужденными.

Я честно скажу, судя по тому, что здесь практически администрации нет. Панибратское не со всеми, если бы мы с вами сидели за одним столом и был бы я вольным, я бы не разговаривал с Вами на Вы, я бы разговаривал как старые добрые товарищи. Здесь примерно тоже самое: «Эй, слышь, ты куда пошел? Эй, слышь, дай сигарету» (ИК, осужденный)

 

В женской колонии №32 отмечали непосредственное участие администрации в жизни осужденных и контроль за их деятельностью:

Тут не вмешивается. Тут по-другому: администрация контролирует отношения осужденных между собой (ИК-32, осужденная)

 

Для администрации мужских колоний отчасти удобно существование системы статусов/мастей среди заключенных. Так, интервьюер, проводивший беседы в ИК-29, после общения с осужденными сделал вывод, что администрация в действующую систему практически встроена. А сотрудники СИЗО говорят о порядке в отрядах заключенных при существовании кастовой системы, поэтому признают, что эта система помогает им.

Поскольку на администрации лежит ответственность по наведению и поддержанию порядка в учреждении, выполнении производственного плана (при содействии «активистов»), этой категории вполне выгоден установившийся порядок (ИК-29, осужденный)

Оно не может не помогать. Это, вот, как, я не знаю, у стада должен быть пастух, здесь так же должен быть человек, который должен организовывать их. Если его не будет, будет, ну, порядка не будет. У них будут конфликты между собой (СИЗО 5, сотрудник)

 

Некоторые осужденные также подчеркивали удобство включенности администрации в структуру отношений в колонии, в первую очередь, для наименее защищенных слоев осужденных.

 Мне кажется, это нормально. Потому что когда какой-то контроль теряется, это с моей точки зрения, когда контроль теряется, начинает по нынешним вот этим, типа новых русских этих зеков, или как их назвать. Они каждый начинает на себя одеяло тянуть (ИК-10, осужденный)

 

Когда речь заходит о борьбе с данной системой, реакция сотрудников на это разная. В подростковой колонии однозначно стараются бороться с кастовой системой и не допускать её существования в жестком виде.

Мы здесь стараемся это ломать. И они сюда приезжают, мы в карантине беседы с ними проводим различные в течение 2 недель, рассказываем, что от них требуется. Ребята, срок у тебя такой-то, УДО тогда-то, цель твоя – поскорее освободиться. Что нужно для этого? Объясняем, что активное участие в воспитательных мероприятиях, получение поощрения тем самым, гашение взысканий, если они имеются, хорошая учеба в школе, в училище. Все, от вас больше ничего не требуется, выполнение режимных требований (ПВК, сотрудник)

У нас вся работа направлена, у нас есть программа непринятия криминальной субкультуры, мы стараемся, чтобы они все вместе были, чтобы не было такого. Я понимаю, что всякое в жизни бывает. У нас нет криминальной субкультуры (ПВК, сотрудник)

 

В мужских колониях и СИЗО пока говорят о невозможности искоренения данной субкультуры и влияния на неё, признавая при этом, что лучше с ней бороться, чтобы избегать каких-либо нарушений.

Сделать в нынешней ситуации ничего невозможно (ИК-29, сотрудник).

Не поддерживает. Администрация не может на это повлиять. Они могут говорить администрации, что они, нет у них ничего, никаких каст, иерархий, что если они живут там. На самом деле внутри у них она всё равно будет (СИЗО 5, сотрудник).

Это же не наши привилегии, не мы распределяли, у кого что, как. Это у них там должно быть, свои обычаи, свои понятия. Лучше, конечно, с этим бороться, чтобы меньше было таких случаев (СИЗО 6, сотрудник).

 

В ситуации с 13-й колонией администрация, по-видимому, не в состоянии справиться с произволом внутри колонии, не способна влиять на внутреннюю структуру в исправительном учреждении, поэтому фактически она (администрация) поддерживает сложившийся порядок:

То есть бежать к администрации смысла нет. Бежать с жалобой к администрации это равносильно тому, что самому сознательно прийти и голову на плаху положить. Потому, что в случае выхода жалобы от любого осужденного в первую очередь тянут блатных сразу же. Вот он на тебя жалуется, почему он на тебя жалуется? Решите эту проблему (ИК-13, осужденный)

 

Из предложений, которые бы могли помочь ликвидировать кастовую систему в мужской колонии, прозвучали следующие:

  • Разделение по камерам согласно статьи правонарушения.

Я бы сделал, постатейно расселял, не так, что всех в одну массу посадили, и выживай там, как хочешь (СИЗО  6, сотрудник).

  • Разделение по камерам по физическим данным.

По физическим данным так же. А то, конечно, когда попадают первый раз в такой большой коллектив, например, в колонию, тяжело (СИЗО 6, сотрудник).

  • Усиление ответственности за нарушения в соблюдении графика выполнения работ.

Усилить ответственность за отказ о выполнения распоряжений (ИК-29, сотрудник).

У нас в каждом отряде висит график уборки территории. Бывает, видишь, что он моет один и тот же… где ваш график уборки территории? Все равно с этим пытаемся бороться, пресекать такие мероприятия (ПВК, психолог)

  • Увеличение количества персонала учреждений.

Расширить персонал учреждений (ИК-29, сотрудник)

  • Разделить между собой в разные колонии тех, кто не выполняет хозяйственные работы (блатные и мужики), и тех, кто выполняет основную грязную работу (низшая каста).

Есть масса, которая ничего не хочет делать, убрать из них тех, кто выполняет их работу (ИК-12, сотрудник).

Социальный портрет тюремных изгоев

Материалы исследования

Аналитический отчет Спасти тюремных изгоев