«Человек здесь ничто». В какую сумму обходится арестованный родственник

«Человек здесь ничто». В какую сумму обходится арестованный родственник

179
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Поселок Харп. Колония особого режима ИК-18 `Полярная сова`. На снимке: охранники колонии.

Количество заключенных в российских СИЗО достигло исторического минимума, отчиталось в октябре пресс-бюро ФСИН. Сейчас за решеткой 98 301 человек. Если не каждому, то большинству из них родственники передают продукты и средства гигиены, которых не хватает в камере. Снижение числа заключенных торговая система ФСИН компенсирует ростом цен в своем магазине – еда и средства личной гигиены там в два раза дороже, чем в обычных торговых сетях. Но родственники покупают – выбора нет.

В комнате приема передач
В комнате приема передач

Впервые интернет-магазины пришли в систему ФСИН как частный бизнес-проект – создатель «СизоМаг» Николай Моторный объем рынка интернет-торговли с системой ФСИН оценивал в 100 млрд рублей. Частный бизнес успешно работал с 2010 по 2014 год, а с 2015-го интернет-торговлю забрал себе ведомственный ФГУП «Калужское». Потом появились и другие.

ФГУПы, созданные при ФСИН, контролируют более половины поставок всех товаров в учреждения исправительной системы. По данным совместного расследования «Новой газеты» и «Трансперенси интернешнл – Россия», за восемь лет из 288 810 770 179 рублей внутреннего товарооборота предприятий и учреждений ФСИН 156,4 миллиарда рублей пришлись на долю ведомственных госпредприятий.

Источником заработка для ФГУПа, который занимается торговлей, благодаря закрытости системы, становятся не только сами заключенные, но и их родственники на воле.

«Чего вы тут добиваетесь?!»

– Женщина, идите в задницу! Вы достали тут качать права! А если магазин на обед закроется? – сразу несколько женщин кричат на Ирину Милушкину, маму арестованного Артема Милушкина. Артем – известный в Пскове политический активист, с января 2019 года он арестован по делу о торговле наркотиками в крупном размере. Его жена Лия – бывший координатор псковской «Открытки» – по этому же делу сидит под домашним арестом с двумя сыновьями. Когда оба супруга лишены возможности работать, кормить их вместе с детьми приходится родственникам и друзьям.

Конфликт разгорается в тесном закутке для оформления передач в псковское СИЗО-1. Слева – маленькое окошко для посылок, справа – рассохшаяся дверь ФСИН-магазина. На деревянном столе механические весы, рядом бабушка наскоро разворачивает шоколадные конфеты. Она очень старается сделать все быстро – очередь же – но руки дрожат, не слушаются, и конфеты чуть не падают на пол. Хмурый мужчина в военной форме подхватывает сладкое на лету и помогает старушке упаковать в пакет.

Рядом продолжается перепалка.

– После вскрытия упаковки хранить от 0 до +6 градусов! Читайте правила! Температурный режим должен быть от 6 до 25 градусов после вскрытия! – сотрудница следственного изолятора тычет пальцем в этикетку банки с консервами, которую принесла Ирина.

– У вас про вскрытие ничего в правилах не написано, вот, смотрите: «Категорически запрещается принимать продукты, подлежащие хранению при температуре менее 6°», – Милушкина цитирует висящий на стене перечень разрешенных продуктов. – А режим у меня на продукте – от 0 до 25 градусов как раз! Я следую вашим правилам, но вы меняете их на ходу!

Ирина Милушкина в магазине при СИЗО
Ирина Милушкина в магазине при СИЗО

Ирина Милушкина пришла сюда полтора часа назад, чтобы оформить передачу. Пока писала заявление, разговорилась с сотрудницей УФСИН, и та рассказала ей, где можно недорого купить военные сухпайки. Такой товар для заключенных – на вес золота: во-первых, может храниться не в холодильнике, во-вторых, питательный. Ирина и купила сразу несколько пайков, но когда вернулась, давшей совет сотрудницы уже не было, а ее сменщица отказалась регистрировать мясные продукты из набора – не те температурные условия.

Ирина Владимировна уже плачет и рассказывает: ей говорили, что раньше эти самые мясные сухпайки брали у всех. Она просит вызвать начальство и обращается к очереди за поддержкой, но вместо этого сталкивается с агрессией – здесь каждый за себя и портить отношения с сотрудниками никто не рискует.

– Достали со своими дебильными выяснениями! Идите отсюда и не задерживайте очередь! Чего вы тут добиваетесь, сказано, что нельзя! Покупайте здесь в магазине, как все! Ненормальная нашлась! – кричат озлобленные люди.

«Из других магазинов не берут»

ФСИН-магазин, он же ФГУП «Промсервис» ФСИН России ОСП Псковское, – единственное место, где можно купить товары, которые не будут вскрывать и досматривать, не забракуют за «не те» условия хранения и гарантированно примут. Вот только цены здесь сильно выше, чем в обычных магазинах. Килограмм окорочков копченой курицы стоит 672 рубля, пол-литра молока – 77 рублей, 100 пакетиков чая – 495 рублей, 140 граммов плавленого сыра – 138 рублей, 300 граммов джема – 150 рублей. Гель для душа обойдется в 190 рублей, зубная паста – в 120 рублей.

Цены ФСИН-магазина
Цены ФСИН-магазина

В ста метрах от СИЗО в соседней «Пятерочке» килограмм копченых окорочков стоит 320 рублей, зубная паста Colgate – 47 рублей, тот же самый плавленый сыр Hochland – 78 рублей за 140 граммов, литр молока – 45 рублей, гель для душа – 124 рубля, Джем «Махеев» – 90 рублей за 400 граммов, 100 пакетов чая Greenfield – 199 рублей.

– Это все из-за нового поставщика, – делятся работники СИЗО с родственниками заключенных. – Новосибирский какой-то тендер выиграл недавно и цены поднял. Куда только антимонопольная служба смотрит?

Цены в обычном магазине по соседству
Цены в обычном магазине по соседству

Пришедшие за передачами рассказывают, что еще два месяца назад килограмм копченой курицы стоил 371 рубль, а питьевой йогурт можно было купить за 30 рублей вместо 69 сегодняшних.

– А что делать? Из других магазинов многое не берут – гель для душа заставили выложить, крем для бритья не взяли. Накупила тут на пять тысяч. Такая одна передача. На следующей неделе снова надо нести, – говорит чья-то мама. Здесь не принято представляться даже по имени.

– Доча, у меня тут на 8375 рублей, – кивает на свои пакеты бабушка и, будто извиняюсь, поясняет: он сладкое у меня любит.

За месяц заключенному можно передать не более 30 килограммов (сюда входят, и еда, и шампуни, и одежда, и даже вода), и родственники обычно делят их на 4–5 раз. Каждый такой поход в СИЗО – трата нервов и времени. Магазин псковского СИЗО работает шесть дней в неделю с 10 до 16 часов с перерывом на обед, в воскресенье – выходной. Периодически он закрывается на прием товара.

Очередь с передачами
Очередь с передачами

«Зенит» вне конкуренции?

На сайте ФГУП «Промсервис» ФСИН России опубликовано «Положение о закупке товаров, работ, услуг для нужд предприятия». Из него следует, что товары и услуги «Промсервис» приобретает на конкурентных торгах или у единственного поставщика. Какими будут закупки в каждом конкретном случае, решает сам заказчик.

Магазин в СИЗО
Магазин в СИЗО

В «Положении» оговариваются случаи, когда «Промсервис» может выбрать неконкурентную закупку, например, если расходы на поиск, проведение переговоров и отбор поставщиков могут быть несопоставимо большими по сравнению с ценой приобретаемой продукции, в случае срочной потребности или если стоимость закупки менее 100 000 рублей. Также неконкурентными могут быть закупки у ФСИН и подведомственных организаций и когда товары нужны для обеспечения ФСИН при условии, что их производят учреждения уголовно-исполнительной системы.

Данные для конкурентной закупки должны публиковаться на официальном сайте ФГУП «Промсервис» ФСИН России (соответствующий раздел сайта сейчас пустует) и на сайте Госзакупок. А извещение и документы для закупки у единственного поставщика, согласно «Положению», на сайтах не выкладываются. Закупок для псковского ФСИН-магазина, который входит в структуру «Промсервиса», на сайте Госзакупок не обнаружилось.

Чек за покупку
Чек за покупку

Нового поставщика удалось вычислить по чекам, которые выдает псковский ФСИН-магазин – ООО ТД «Зенит». Поставщик зарегистрирован в Новосибирске с уставным капиталом в 10 000 рублей. Спектр деятельности «Зенита» очень широк – среди заявленных видов деятельности в ЕГРЮЛ есть и торговля сигаретами, и строительство домов, и продажа цветов и продуктов, и рекламные услуги, и инженерные изыскания. «Зенит» уже заключил 54 госконтракта на сумму 11 831 333 рублей, в основном – с больницами и университетами. В базе данных Rusprofile.ru нет ни одного госконтракта с учреждениями ФСИН России ТД «Зенит».

«Человек здесь ничто»

В тот день мясное из армейского сухпайка у Ирины Милушкиной так и не приняли. Ей пришлось покупать ту самую курицу по 672 рубля за килограмм во ФСИН-магазине – два небольших окорочка обошлись в 867 рублей.

Псковский следственный изолятор
Псковский следственный изолятор

– Весь мой бюджет съели сухпайки. Мне рассказывали, что у остальных принимают. У меня нет, мы на особом счету? Мне кажется, что все регламенты на стенах не в счёт, часто действуют какие-то неписаные правила. Те консервы можно даже после вскрытия хранить 24 часа, там 250 граммов в одной пачке – их бы быстро съели. Человек здесь ничто, как и те, кто у них в застенках. Всё только через магазин, и никого не волнует, что у тебя денег нет. Вот, у меня после сухпайков денег больше не оставалось, не знаю, что будут делать с этими двумя окорочками одиннадцать сидельцев, – вздыхает Ирина Милушкина. Каждую свою передачу она старается рассчитать на одиннадцать человек – именно столько сокамерников у ее сына Артема. – Там иначе не принято, надо делиться со всеми.

В очереди удивляются: у других заключенных по пять-шесть человек в камере. Но соглашаются, что носить надо на всех, иначе не поймут.

Ирина Милушкина за один поход оставляет во ФСИН-магазине около двух тысяч рублей, еще тысяча рублей уходит на магазины «с воли»: вдруг повезет и в этот раз продукты возьмут? Дороже всего обходится мясное: под правила хранения в СИЗО подходят только сырокопченые колбасы, чья цена за килограмм сопоставима со стоимостью курицы в тюремном магазине.

– Сырокопченую им есть неудобно – как банан грызть, что ли? А делить как на всех? – переживает Милушкина. – А хочется ведь чем-то существенным покормить: мясное обязательно же, овощи, фрукты, молочку, вкусняшки к чаю стараюсь. Денег не хватает совсем, но это мой сын, я верю, что он невиновен, и не брошу его!

Она ходит в СИЗО два раза в неделю, за месяц набегает больше 20 тысяч рублей. Для многих жителей Пскова это целая зарплата за месяц. Но Ирина не жалуется: боится подвести сына и его семью.

Стол, где взвешивают передачи
Стол, где взвешивают передачи

У Артема Милушкина и его жены Лии одно на двоих уголовное дело, основанное на показаниях наркозависимого полицейского агента. Семье арестованных Милушкиных помогают псковские активисты. Они объединились в «Группу помощи задержанным» и через нее периодически объявляют сбор денег и продуктов для Лии и двух мальчишек. В последний раз принесли ребятам 50 килограммов продуктов.

– Мы на связи с родственниками и адвокатами Милушкиных. В какой-то момент и те, и другие сообщили, что помощь не повредит. Объявили сбор – и люди откликнулись. Что удивило: с пакетами пришли и люди, публично оправдывающие следственные действия по делу Милушкиных. Люди поддерживают друг друга, это хорошо и правильно. Что такое жить в нищете – в нашей прекрасной стране понятно всем, – рассказывает участник «Группы помощи задержанным», правозащитник Владимир Жилинский.

Адвокат Лии Милушкиной Татьяна Мартынова отмечает, что в случае, когда арестованы оба родителя, но один находится дома, обеспечение семьи берут на себя их родственники, никаких пособий от государства не предусмотрено – кормить будут только в СИЗО. Именно поэтому суд всегда учитывает материальные возможности близких.

– Очень радует, что в Пскове есть люди, которые помогают семье, где папа и мама сейчас не могут зарабатывать сами. У Артема и Лии Милушкиных сейчас тяжелые времена, и им важно ощущать поддержку, – говорит Мартынова.

Ситуацию с ценами во ФСИН-магазине она называет «плохой, но предсказуемой» и советует родственникам обращаться в УФАС.

– Почему у ФСИН-магазина особые условия, понятно: они монополисты, а у людей, там содержащихся, нет выбора. Но такое ценообразование вызывает вопросы, тут, вероятно, должны включаться и проверять надзорные органы, – рассуждает адвокат Мартынова.

Тенгиз Адамия
Тенгиз Адамия

Член Общественной наблюдательной комиссии Тенгиз Адамия посещал псковский ФСИН-магазин в сентябре 2019 года. Тогда он увидел там пустые прилавки, но в руководстве СИЗО-1 объяснили, что это связано со сменой поставщика. Сотрудники ФСИН заверили наблюдающих, что меняют организацию, чтобы избежать ценовой монополии и необоснованного роста цен.

– Судя по тому, что вы рассказываете, поставщика сменили явно не ради заботы об интересах заключенных и их родственников. Такие факты, безусловно, требуют тщательной проверки. Возможно, такие цены в сочетании с особыми условиями существования ФСИН-магазина могут быть следствием недобросовестной схемы. Кому это выгодно? Можно только догадываться. Я убежден в одном: у родственников и друзей заключенных должна быть возможность делать им передачи и не разоряться на этом. Вы говорите о курице за 670 рублей, но она и 370 рублей (которые, как рассказывают, были раньше) не должна стоить! – считает Адамия.

«Везде одни и те же кривые схемы»

Эксперт «Руси сидящей», бывший сотрудник спецслужб Денис Тимохин признает, что правила почти во всех СИЗО и исправительных колониях меняются на ходу: одна смена может принять передачу из «Магнита» или «Пятерочки», другая откажется. При этом, по его словам, товары из ФСИН-магазина чаще всего некачественные: в тушенке почти нет мяса, шоколад – второсортный, зато цены – заоблачные.

Денис Тимохин
Денис Тимохин

– У всех одно и то же: госзакупки, единственный поставщик, либо без конкурса, либо на определенном этапе лишние отсекаются, и госконтракт заключается с одним нужным человеком. Схемы все известны и повторяются. Товары покупаются задорого у того, кого нужно. Если поставщик не единственный, то есть несколько запасных схем. Например, перед торгами сумма занижается, поставщик обещается поставить продукты по дешевой цене, выигрывает тендер, а потом в рамках дополнительного соглашения увеличивает и цену, и объемы. Есть много левых схем, благодаря которым выигрывает тот, кому нужно выиграть. Практически в любой закупке мы увидим кривизну, которую можно объяснить только одним: бабки распиливают. Они для этого и созданы были, – убежден Тимохин.

Он говорит, что жаловаться в этой ситуации в УФАС – все равно что писать президенту Путину: ответят, что все регламенты соблюдены и нарушений нет.

– Людей загоняют в рамки, у них нет в этой ситуации выбора. Подадут они иск, придет в суд представитель УФСИН, посмотрит, кто истец, и тут же тому прилетит. И все исковые требования тут же будут отозваны, – уверен он. – Пока не будет политической воли из Кремля или администрации президента разобраться с коммерцией во ФСИНе и телеграммы в суды, Следственный комитет и прокуратуры, чтобы они правильно рассматривали дела, ничего не изменится».

Владимир Осечкин
Владимир Осечкин

Владимир Осечкин, основатель Gulagu.net, считает, что в 2013–2014 годах в центральном аппарате ФСИН возникло «организованное преступное сообщество, в которое входили заместитель директора ФСИН Олег Коршунов (осужден на 7 лет за хищение более 263 млн бюджетных рублей, предназначавшихся для закупки обуви заключенным в июле 2019 года. – СР) – главный финансист тюремной системы при директоре службы Геннадии Корниенко» и ряд других высокопоставленных генералов.

– Эта мафия разрушила до основания всю независимую интернет-торговлю, разорила проект Николая Моторного «СизоМаг», который торговал при столичных СИЗО через интернет продуктами питания по доступным ценам и при этом около 100 миллионов рублей – 15% от оборота – перечислял ежегодно в ФСИН, – напоминает Осечкин. – На место предпринимателей, работавших прозрачно и официально, Коршунов и сообщники привели внутритюремный ФГУП-фантом под странным названием «Калужское», который по сути рейдерски захватил налаженный предпринимателями бизнес. И уже через год, согласно отчётам, вместо 100 миллионов рублей в бюджет в качестве прибыли ФГУП перечислил в 50 раз меньше. При этом выросли сроки доставки продуктов питания в 3–4 раза и на 40–50% выросли цены. К сожалению, торговля продуктами питания и предметами первой необходимости стала одним из источников доходов для мафии и коррумпированного генералитета, бюджету РФ был причинён вред в размере более 500 миллионов рублей за эти годы, а родственникам приходится переплачивать в 2–3 раза, чтобы накормить своих заключённых чем-то, кроме тюремной низкокачественной баланды.

Источник:https://www.severreal.org/a/30232223.html