КС: Помещение подростков в спецучреждения следует расценивать как лишение свободы

КС: Помещение подростков в спецучреждения следует расценивать как лишение свободы

41
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Адвокаты положительно оценили постановление Конституционного Суда и сошлись во мнении, что его выводы скорректируют правоприменительную практику. При этом один из них с сожалением отметил, что КС пришлось разъяснять очевидное.

29 ноября Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 38-П по жалобе гражданки, безуспешно пытавшейся получить компенсацию морального вреда в судах общей юрисдикции в связи с незаконным помещением ее дочери-подростка в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей.

Обстоятельства дела

В апреле 2016 г. судья районного суда удовлетворил ходатайство заместителя начальника отдела полиции о помещении 13-летней Д., ранее уже состоящей на учете в подразделении МВД России, в центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей на срок до 30 суток. Поводом для подачи полицией такого ходатайства послужило совершение Д. противоправных деяний до достижения ею возраста уголовной ответственности. Прямо из зала суда девочку забрали в ЦВСНП, где она пробыла около трех недель.

Впоследствии краевой суд отменил вышеуказанное решение как незаконное в связи с неполным исследованием всех обстоятельств дела и их недостаточной оценкой. В итоге дело было возвращено на новое рассмотрение. Новый судья отметил, что в поведении юной правонарушительницы наметилась положительная динамика, поэтому он отклонил ходатайство полиции о помещении девочки в ЦВСНП еще на неделю.

Мать девочки сочла, что ее дочери был причинен моральный вред, в связи с чем она обратилась в суд с иском к Минфину России и органам полиции. Суды двух инстанций отказались удовлетворять иск, мотивируя это тем, что п. 1 ст. 1070 ГК РФ содержит исчерпывающий перечень случаев возложения ответственности на российскую казну в связи с незаконным преследованием со стороны властей. По их мнению, случаи незаконного помещения подростков в специализированные центры для несовершеннолетних правонарушителей не были предусмотрены таким перечнем. Впоследствии суды кассационных инстанций отказались рассматривать жалобу заявительницы, отметив, что незаконность помещения Д. в ЦВСНП не подтверждена, а освобождение из данного учреждения произведено не по реабилитирующим основаниям.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ (имеется у «АГ») заявительница отметила, что ст. 1070, 1100 ГК РФ и ст. 22 Закона об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних противоречат российской Конституции. По ее мнению, вышеуказанные нормы Гражданского кодекса не допускают возможности возмещения несовершеннолетним вреда, причиненного незаконным помещением в ЦВСНП, независимо от вины должностных лиц. В свою очередь, ст. 22 упомянутого закона, которая закрепляет особенности функционирования таких центров, позволяет судам принимать решения о помещении несовершеннолетних в эти центры в отсутствие законодательного регулирования такого вида судопроизводства. Таким образом, создается правовая неопределенность при последующем рассмотрении дела о компенсации морального вреда.

Выводы Конституционного Суда

Рассмотрев жалобу, Суд напомнил, что исходя из положений Конституции и норм международного права ограничение свободы, особенно несовершеннолетних, допустимо лишь в качестве крайней меры, соизмеримой с обстоятельствами и последствиями противоправного деяния (со степенью тяжести правонарушения). Применение такой меры возможно лишь на законных основаниях и в установленном законом порядке, после тщательного и всестороннего выяснения всех обстоятельств дела. При этом должны соблюдаться общие и специальные гарантии прав и свобод несовершеннолетних, с учетом возрастных особенностей и публичных интересов. Следовательно, незаконное ограничение свободы подростков должно влечь возмещение вреда, обеспеченное процессуальными и материально-правовыми гарантиями, в надлежащем объеме.

Конституционный Суд подчеркнул, что особенности режима пребывания в ЦВСНП позволяют рассматривать нахождение там как лишение свободы в конституционно-правовом смысле. «Этот вывод согласуется с позицией Европейского Суда по правам человека. По его мнению, пребывание в течение 30 дней в центре, который является охраняемым учреждением закрытого типа и в котором несовершеннолетние находятся под круглосуточным наблюдением, чтобы гарантировать, что они не покинут помещение без разрешения, а дисциплинарный режим обеспечивается дежурным нарядом, – равносильно лишению свободы по смыслу п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Постановление от 23 марта 2016 г. по делу “Блохин против России”)», – отмечено в постановлении.

Как пояснил КС, при разрешении вопроса о помещении несовершеннолетнего в ЦВСНП следует обеспечить ему и его представителям все необходимые правовые гарантии (состязательность процесса, позволяющую стороне воспользоваться квалифицированной юридической помощью, высказывать свои доводы, опровергать представленные материалы). Только после тщательного и всестороннего выяснения обстоятельств и оценки всех материалов дела суд принимает решение, которое может быть обжаловано в вышестоящую инстанцию.

Таким образом, Суд признал не противоречащей Конституции ст. 22 Закона об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, поскольку она позволяет решать вопрос о помещении в ЦВСНП в состязательном процессе.

Спорные нормы ГК РФ, отметил КС, предполагают возмещение несовершеннолетнему вреда (в том числе морального) независимо от вины должностных лиц правоохранительных органов и суда в случае признания незаконным его помещения в ЦВСНП. При определении размера компенсации морального вреда суд должен, в частности, учитывать продолжительность нахождения в указанном центре, условия содержания в нем, а также иные обстоятельства в контексте их позитивного или негативного влияния на несовершеннолетнего.

В этой связи Конституционный Суд назвал оспариваемые нормы соответствующими основному закону государства, но распорядился пересмотреть судебное дело заявительницы в контексте данных им разъяснений.

Адвокаты назвали позицию Суда значимой для практики

В комментарии «АГ» адвокат АП Тверской области Алексей Иванов указал, что постановление КС положительно повлияет на судебную практику рассмотрения ходатайств о помещении в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей. В этой связи он отметил несколько важных позиций, на которые указал Конституционный Суд.

«Помещение в ЦВСНП обоснованно приравнено к лишению свободы. КС РФ проанализировал условия содержания в таких центрах, привел ссылку на имеющиеся ограничения прав и свобод несовершеннолетних и сделал логичный вывод, что по конституционному смыслу и смыслу, придаваемому практикой ЕСПЧ, содержание в них является именно лишением свободы. Он также подчеркнул, что при помещении в такие учреждения должен соблюдаться принцип юридического равенства, когда однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом. Соответственно, процедура рассмотрения ходатайства о помещении в центр аналогична процедуре уголовного преследования, хотя помещение в ЦВСНП не является наказанием по смыслу уголовного законодательства», – пояснил адвокат.

Эксперт добавил, что вопрос о помещении в ЦВСНП должен разрешаться исключительно в состязательном процессе с предоставлением несовершеннолетнему всего комплекса прав, аналогичных правам привлекаемого к уголовной ответственности. «Это и право на квалифицированную юридическую помощь, право опровергать представленные материалы и по существу защищаться от обвинения, поскольку несовершеннолетний может быть помещен в такой центр только при совершении им общественно опасного деяния, которое при достижении этим лицом определенного возраста повлекло бы уголовную ответственность. Предусмотрено право обжалования постановления суда и получения компенсации за незаконное помещение в ЦВСНП», – отметил он.

Алексей Иванов положительно оценил то, что Конституционный Суд фактически приравнял процедуру помещения в такой центр к процедуре уголовного преследования, наделив несовершеннолетних широким комплексом прав, аналогичных правам, которые направлены на защиту лица от незаконного уголовного преследования. «Теперь процедура рассмотрения ходатайств о помещении несовершеннолетних в указанные центры должна стать намного более справедливой и состязательной», – резюмировал адвокат.

Адвокат АП Ленинградской области Евгений Тарасов высоко оценил постановление КС, но вместе с тем выразил сожаление, что оно посвящено очевидным вещам. «Ответственность государства за незаконное фактическое лишение свободы стала возможной только после разъяснения органа конституционного контроля, а система судов общей юрисдикции не смогла защитить права несовершеннолетнего. Такую косность суды общей юрисдикции проявляют регулярно, когда ставится вопрос об ответственности государственных органов», – отметил он.

Эксперт выразил надежду, что выявленный КС РФ конституционно-правовой смысл спорных норм скорректирует не только судебную практику, но и законодательство. «Как следствие, качество правоприменения улучшится, потому что органы и должностные лица будут внимательнее относиться к соблюдению закона, иначе его нарушение превратится в финансовые издержки, – полагает Евгений Тарасов. – Уже длительное время обсуждается выведение из “процессуальной тени” порядка назначения принудительных мер в системе профилактики правонарушений, в том числе введение в КАС РФ отдельной главы, что было бы правильно и весьма своевременно. Хорошо, если благодаря КС законотворческая работа в этом направлении будет гармонизирована и ускорена».

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС», старший партнер «Альтависта» Валерия Аршинова отметила наличие в постановлении очень важного вывода о том, что особенности режима пребывания в ЦВСНП позволяют рассматривать нахождение там как лишение свободы. «Следовательно, незаконен отказ в возмещении несовершеннолетнему вреда, в том числе морального, независимо от вины должностных лиц правоохранительных органов и суда в случае признания незаконным помещения подростков в такие центры», – полагает она.

Валерия Аршинова добавила, что подобные правовые позиции Конституционного Суда также имеют практическое значение для законодательного процесса в ходе внесения изменений и дополнений в действующие законы или при принятии нового.