Эксперты «АГ» прокомментировали предложение Вячеслава Лебедева о расширении компетенции суда присяжных

Эксперты «АГ» прокомментировали предложение Вячеслава Лебедева о расширении компетенции суда присяжных

131
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://kubnews.ru/upload/iblock/f1c/f1c08b80c43e3a39dfa569e6cbde5ad3.jpg

Председатель ВС РФ предложил рассматривать с участием присяжных дела о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности, а также любые особо тяжкие преступления.

Президент ФПА Юрий Пилипенко отметил важность того, что председатель ВС поддержал инициативы, которые ранее вице-президент ФПА Генри Резник обозначил во время встречи Владимира Путина с членами СПЧ. Двое экспертов считают, что судьи могут отказаться признавать преступление совершенным в сфере предпринимательской деятельности, чтобы не рассматривать дело с участием присяжных. Третий подчеркнул, что в условиях российского «инквизиционного» судопроизводства любую перспективу расширения полномочий суда присяжных нужно оценивать положительно.

11 февраля председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев выступил на совещании судей судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Он рассказал о результатах работы судебной системы в 2019 г., а также о планируемых разъяснениях и новых инициативах ВС.

Первые итоги «сплошной» кассации и новые постановления Пленума

Прежде всего глава ВС упомянул о росте количества удовлетворенных кассационных жалоб по гражданским и административным делам. Если в первой половине 2019 г. президиумы согласились с доводами 5% жалоб по гражданским делам, то новые кассационные суды общей юрисдикции в октябре 2019 г. – январе 2020 г. удовлетворили 14% жалоб. По административным делам этот показатель составляет 4% и 17% соответственно. В уголовном процессе «сплошная» кассация рассмотрела 107 дел и удовлетворила 38 жалоб и представлений.

Председатель Верховного Суда напомнил, что с 26 августа 2018 г. по законодательной инициативе ВС появилась возможность досудебного урегулирования споров между страховщиками в сфере ОСАГО. В результате со 132 тыс. в 2017 г. количество таких дел сократилось до 50 тыс. в 2019 г.

Однако по-прежнему институты мирного урегулирования споров используются неактивно. Так, в 2019 г. менее 1% гражданских дел и всего 2% арбитражных споров завершились подписанием мирового соглашения, по административным делам этот показатель еще ниже – 0,1%. Медиация применялась всего в 0,1% гражданских и экономических споров.

Лишь 1% дел, рассмотренных в общем порядке, завершился оправданием

Вячеслав Лебедев рассказал, что на 1 января 2020 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы находилось 524 тыс. человек. Это меньше, чем было по данным на 1 января 2019 г. и 1 января 2018 г. (563 тыс. и 602 тыс. соответственно). Наиболее частым наказанием является реальное лишение свободы, чуть реже используется лишение свободы условно.

55% уголовных дел были рассмотрены в 2019 г. в особом порядке, в 84% из них подсудимых признали виновными, в остальных случаях суды прекратили уголовные дела. В общем порядке осудили 66% граждан, в 31% случаев суды прекратили дела, в 2% назначили принудительные меры медицинского характера, и только 1% дел, рассмотренных в общем порядке, завершился оправданием. При этом 6 тыс. лиц удалось добиться отмены обвинительного приговора, а 12 тыс. граждан вышестоящие инстанции смягчили наказание. Отметим, что с 2017 г. существенно возросло количество прекращенных уголовных дел с назначением судебного штрафа.

Среди преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств преобладает осуждение по ст. 228 УК. При рассмотрении дел об организации преступного сообщества и участии в нем суды прекратили более 50% дел, в 63% случаев подсудимые были оправданы.

Количество лиц, заключенных под стражу, постепенно снизилось со 140 тыс. в 2015 г. до 95 тыс. в 2019 г.

Расширение компетенции суда присяжных и понятия мелкого хищения

Согласно статистике, представленной Вячеславом Лебедевым, в 2019 г. областные и равные им суды с участием присяжных оправдали около 20% граждан. При этом 40% таких приговоров были отменены. В районных судах оправданных чуть больше – 26%, гораздо меньше и отмененных оправдательных приговоров – 15%.

Председатель ВС отметил, что необходимо расширить компетенцию суда присяжных. По его мнению, к ней следует отнести любые особо тяжкие преступления, а также все преступления в сфере предпринимательской деятельности. При этом присяжные не могут участвовать в рассмотрении дел, материалы которых содержат государственную тайну, подчеркнул Вячеслав Лебедев.

Кроме того, Председатель ВС напомнил, что на сегодняшний день в силу прямого указания ч. 1 ст. 7.27 КоАП не может считаться мелким хищением кража средств с банковского счета и хищение электронных денежных средств, даже если сумма не превышает 2,5 тыс. руб. Ответственность за это деяние установлена п. «г» ч 3. ст. 158 УК и предполагает возможность назначения наказания на срок до 6 лет лишения свободы.

В то же время, заметил Вячеслав Лебедев, кража иного имущества, стоимость которого не превышает 2,5 тыс. руб., совершенная впервые, является административным правонарушением. С учетом этого Верховный Суд считает целесообразным установить административную ответственность за совершенные впервые хищение денежных средств с банковского счета и электронных денег на сумму не более 2,5 тыс. руб.

Комментируя «АГ» данное предложение, адвокат КА «Юков и партнеры», к.ю.н. Яков Гаджиев отметил, что отнесение такой кражи к мелкому хищению, ответственность за которое предусмотрена ст. 7.27 КоАП РФ, видится логичным и последовательным. По мнению эксперта, это направлено на устранение возникшей правоприменительной практики привлечения к уголовной ответственности за такие хищения на сумму не более 2,5 тыс. руб. в силу того, что формально они подпадают под объективную сторону указанного преступления.

Еще раз об уголовном проступке и следственных судьях

Вячеслав Лебедев упомянул о необходимости появления в российском законодательстве понятия уголовного проступка, о чем ранее неоднократно говорил Верховный Суд.

Напомним, что внесенный Верховным Судом в конце 2018 г. законопроект № 612292-7 предусматривает распространение института уголовного проступка на все преступления небольшой тяжести, за совершение которых не может быть назначено лишение свободы. Вячеслав Лебедев сообщил, что ВС считает необходимым дополнить этот перечень совершенными в экономической сфере и не связанными с применением насилия преступлениями небольшой и средней тяжести.

Яков Гаджиев полагает, что введение уголовного проступка является продолжением ранее реализованной инициативы Верховного Суда – появления института судебного штрафа. «Все это отражает общую тенденцию гуманизации законодательства, предусматривающего ответственность за совершение преступлений небольшой тяжести», – указал адвокат.

Старший партнер АБ «МАГРАС», председатель комитета развития правовых услуг и экспертизы законопроектов Общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Екатерина Авдеева полагает, что важно отнести к уголовному проступку хотя бы отдельные тяжкие преступления в сфере экономики. По ее мнению, применение к предпринимателям наказания в виде лишения свободы с предварительным содержанием в СИЗО создает неоправданные расходы для государства. «Изоляция этих лиц, которые имеют часто прекрасное образование и полезный опыт, скорее свидетельствует о нежелании применить иные меры, которые могут способствовать исправлению осужденного. Это приводит и к тому, что находящиеся в местах лишения свободы предприниматели не могут возместить причиненный преступлением ущерб», – прокомментировала предложение председателя ВС РФ Екатерина Авдеева.

Вячеслав Лебедев сказал и об институте следственных судей. По его словам, целесообразно наделить таких лиц возможностью рассматривать жалобы, поданные в порядке ст. 125 УПК, ходатайства об избрании (продлении) меры пресечения и о производстве следственных действий, а также полномочиями по депонированию доказательств.

Как полагает Екатерина Авдеева, появление следственных судей обеспечит дополнительные гарантии при рассмотрении ходатайств об избрании и продлении мер пресечения.

Яков Гаджиев назвал предложение о введении института следственных судей одной из наиболее интересных инициатив Верховного Суда, поскольку она подразумевает депонирование показаний ряда свидетелей. Указанное, по словам адвоката, позволит обеспечить достоверность и допустимость таких показаний и исключить риск оказания давления на свидетелей с целью получения необходимых следствию показаний.

О предпринимателях и налогах

В прошлом году по результатам рассмотрения дел о преступлениях, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, были осуждены 70% подсудимых. 30% из них назначен штраф, 26% отбывают лишение свободы условно, еще 11% находятся в местах лишения свободы. При этом в 2019 г. под стражу заключили в пять раз меньше предпринимателей, чем в 2018 г.

По результатам вменения ст. 210 УК по «предпринимательским» составам 55% дел закончились обвинительным приговором. Оправданы чуть более 20% подсудимых.

Председатель ВС обратил внимание на законопроект № 863715-7, который в конце 2019 г. Верховный Суд внес в Госдуму. Он предусматривает необходимость прекращения уголовного преследования за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов на основании ч. 1 ст. 28 УПК РФ при возмещении ущерба бюджету до удаления суда в совещательную комнату. В настоящий момент это возможно лишь до назначения судебного заседания.

По мнению Екатерины Авдеевой, эта законодательная инициатива также направлена на то, чтобы нарушившее закон, но возместившее ущерб лицо не имело судимости. «В таком случае при надлежащей работе правоохранительной системы и своевременном выявлении противоправных деяний создаются предпосылки для пополнения бюджета и применения адекватных мер, которые оказывают существенное влияние на предупреждение преступлений и исправление правонарушителя», – полагает адвокат.

С тем что возможность прекращения уголовных дел о налоговых преступлениях на любой стадии процесса целесообразна и направлена на увеличение количества тех, кто захочет возместить ущерб бюджетной системе России, согласился и Яков Гаджиев. «Согласно статистике, более 45% привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений предпочитают выплатить недоимку, а также штрафы и пени, насчитанные ФНС», – отметил эксперт.

Комментарий президента ФПА РФ

Как сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что содержание доклада Вячеслава Лебедева было крайне интересным и познавательным.

«Очевидно, что Верховный Суд РФ выступает в последние годы за гуманизацию уголовно-правовой политики, что находит отражение в том числе в статистических данных о количестве лиц, привлеченных к уголовной ответственности, и о количестве лиц, отбывающих наказание, – сказал он. – Особенно отрадно, что председатель ВС РФ достаточно категорично поддерживает те инициативы, которые вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник обозначил во время встречи Президента РФ с членами СПЧ».

По мнению Юрия Пилипенко, чрезвычайно важно, что адвокатуру услышал президент и поддержал Верховный Суд. «Это шаг вперед, но хотелось бы, чтобы и практика применения соответствовала задумкам», – заключил Юрий Пилипенко.

Эксперты оценили предложения о расширении компетенции суда присяжных

«В условиях ярковыраженного инквизиционного судопроизводства, в котором судьи всеми силами нацелены на вынесение обвинительного приговора, любая перспектива расширения полномочий суда присяжных видится как исключительно положительная и направленная на повышение уровня законности и справедливости принимаемых судом решений», – подчеркнул Яков Гаджиев.

Екатерина Авдеева отметила, что предложение ВС будет эффективным только в случае указания в уголовно-процессуальном законе конкретных «предпринимательских» составов, дела по которым могут быть рассмотрены присяжными. По мнению адвоката, оговорка о том, что соответствующее правило применяется в случае, если деяние совершено в сфере предпринимательской деятельности, не отвечает интересам правового регулирования.

«Это универсальная возможность не применять те или иные гарантии для предпринимателя без надлежащего обоснования со ссылкой на то, что преступление совершено не в сфере предпринимательской деятельности», – пояснила Екатерина Авдеева. По ее словам, нередко судьи пишут, что «по смыслу действующего законодательства предпринимательская деятельность не может осуществляться в целях незаконного обращения чужого имущества путем обмана в свою пользу, т.е. в корыстных целях».

Кроме того, добавила эксперт, важно указать конкретные статьи, дела по которым могут быть рассмотрены с участием присяжных заседателей, так как все преступления, совершение которых возможно в сфере предпринимательской деятельности, не объединены в единый раздел или главу УК.

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Артем Саркисян напомнил, что о необходимости расширения компетенции присяжных адвокатское сообщество говорит на протяжении длительного времени. «Тот факт, что Верховный Суд услышал адвокатуру, не может не радовать», – сказал он.

В то же время имеется и иная точка зрения, согласно которой присяжные не в состоянии вникнуть в суть сложных экономических дел и разобраться с ними в том числе из-за огромного объема документации, добавил эксперт. Однако сам Артем Саркисян с таким подходом не согласен. По его мнению, в данном случае нужно говорить не о способности присяжных разобраться в том или ином составе преступления, а о способности обвинения и защиты разъяснить свою точку зрения присяжным вне зависимости от рассматриваемого преступления. «Отнесение “предпринимательских” составов к компетенции суда присяжных должно в первую очередь повысить требования к качеству работы следственных органов и стороны обвинения в целом. Это касается в том числе и необходимости четкого изложения объективной стороны преступления», – полагает юрист.

Кроме того, расширение компетенции суда присяжных способно поднять авторитет судебной власти и улучшить состояние делового климата в стране, заметил юрист. «Без указанного расширения добиться доверия к судам со стороны бизнес-сообщества не удастся. Это прежде всего объясняется тем, что процент оправдательных приговоров, вынесенных судом с участием присяжных заседателей, значительно выше аналогичного показателя по делам, рассмотренным профессиональным судьей», – пояснил эксперт.

В то же время указанные преимущества отнесения преступлений, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, к компетенции суда присяжных будут иметь значение только при надлежащей правоприменительной практике. «К сожалению, с учетом нынешнего правоприменения имеются основания предполагать, что до судов присяжных просто не будут доходить преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности, поскольку суды не будут признавать связь инкриминируемых преступлений с предпринимательской деятельностью. Это происходит в настоящий момент с целью обхода законодательного запрета, предусмотренного ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ», – считает Артем Саркисян.

Недостаточно отнесения преступлений в сфере предпринимательской деятельности к компетенции присяжных заседателей, необходимо разработать механизм, который позволит расширить компетенцию присяжных в реальности, а не только на страницах УПК, резюмировал эксперт.

Екатерина Коробка