ВС выявил нарушение права на защиту заключенного СИЗО при оспаривании им отказа...

ВС выявил нарушение права на защиту заключенного СИЗО при оспаривании им отказа в свиданиях с защитником

65
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
http://www.business-vector.info/wp-content/uploads/2016/01/verhovnyy-sud.jpg

Как пояснил Суд, в КАС РФ нет оснований для прекращения производства по административному делу из-за подачи истцом в другой суд тождественного иска, производство по которому было прекращено по причине убытия его из СИЗО

По мнению одного из адвокатов, позиция ВС будет иметь важное значение с точки зрения толкования процессуальных норм не только для споров о праве лиц, содержащихся под стражей, на беспрепятственные свидания со своими защитниками, но и для многих иных. Другой обратил внимание, что в судебном акте упоминаются сразу два нарушения конституционных прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности, но при этом разрешен вопрос в отношении только одного из них. Третья отметила, что определение направлено исключительно на устранение процессуальных нарушений, последовавших из игнорирования норм ст. 194 и 128 КАС РФ и влекущих в связи с этим нарушения конституционных прав на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда РФ вынесла кассационное определение по делу об оспаривании гражданином отказа в свиданиях с защитником в следственных кабинетах СИЗО.

В июне 2018 г. Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга принял к производству административный иск Евгения Парамонова об оспаривании действий начальника ФКУ СИЗО УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, начальника регионального УФСИН России, прокурора Санкт-Петербурга, выразившихся в отказе в свиданиях с его защитником (не являющимся адвокатом – прим. ред.) в следственных кабинетах СИЗО.

Суд вынес определение от 4 октября 2018 г. о прекращении производства по этому делу ввиду того, что оспариваемые действия перестали затрагивать права и законные интересы административного истца, убывшего из СИЗО.

30 ноября того же года Евгений Парамонов направил административный иск аналогичного содержания в Дзержинский районный суд г. Санкт-Петербурга, который был принят к производству. Однако далее суд прекратил производство по делу под предлогом того, что административный истец обратился в Дзержинский районный суд в период, когда в производстве другого суда находилось административное дело, возбужденное на основании тождественного иска. Впоследствии апелляция и кассация поддержали такое решение, что стало поводом для обращения гражданина в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по административным делам ВС сочла, что суд первой инстанции в качестве основания для оставления административного иска без рассмотрения сослался на тождественность его требований при обжаловании гражданином определения Калининского районного суда Санкт-Петербурга о прекращении производства по делу. Таким образом, Дзержинский районный суд счел, что принятый им административный иск Парамонова подлежит оставлению без рассмотрения, и прекратил производство по рассматриваемому административному делу. Апелляция и кассация поддержали определение первой инстанции, руководствуясь недопустимостью повторного рассмотрения и разрешения тождественного спора.

Как пояснил Верховный Суд, предписания КАС РФ не содержат в качестве основания для прекращения производства по административному делу подачу административным истцом в другой суд тождественного иска, производство по которому прекращено не по основаниям, указанным в этих нормах, и не потому, что оспариваемые действия отменены или пересмотрены и в связи с этим перестали затрагивать права и законные интересы административного истца, а лишь по причине убытия Парамонова из СИЗО. «При таком положении у суда первой инстанции отсутствовали основания для прекращения производства по делу», – подчеркнул ВС.

Со ссылкой на ст. 17, 19 и 46 Конституции РФ высшая судебная инстанция отметила, что право на судебную защиту является фундаментальным, а обжалуемые судебные акты нарушают право Евгения Парамонова на доступ к правосудию, препятствуя восстановлению и защите его нарушенных прав. Таким образом, ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело в первую инстанцию для рассмотрения его по существу.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский полагает, что рассматриваемое дело представляет несомненный интерес как с точки зрения административного судопроизводства, так и с точки зрения защиты конституционных и общепризнанных прав граждан, к которым относится нарушение права на защиту и его производное – обеспечение права на свидание подзащитного со своим защитником.

«Свидание с подзащитным – это больная проблема если не всех, то многих следственных изоляторов и мест отбытия наказания, по крайней мере, в городах-миллионниках, где пенитенциарные заведения построены по советским нормам, исходя из требований процессуальных кодексов 1950-х гг., где защитник допускался в дело только после предъявления обвинения и перед судом он мог увидеть своего подзащитного один-два раза, каждый раз с разрешения прокурора или суда», – отметил он.

По словам эксперта, такая проблема иногда ощущается и во вновь построенных изоляторах: «Например, такие проблемы есть даже в самом большом в мире колпинском СИЗО “Кресты”, но это связано с устранением недоделок при строительстве и с организационными недостатками начала его деятельности, которые постепенно устраняются, в том числе потому, что были успешно рассмотрены несколько жалоб на необеспечение свиданий с защитниками в данном учреждении».

Владислав Лапинский заметил, что в данном деле Верховный Суд РФ фактически признал, что общепризнанные права граждан подлежат защите (в том числе в порядке административного судопроизводства) даже тогда, когда формальные возможности восстановления этих прав уже исчезли. «Если по аналогии вспомнить практику ЕСПЧ, то Европейский Суд не раз констатировал: само по себе признание нарушения ущемленных прав является достаточной компенсацией за их нарушение. Признание нарушения права на защиту позволит административному истцу обратить на это внимание судов при рассмотрении дела по существу или при обжаловании принятого решения, добиться смягчения наказания, снижения его срока либо возврата дела прокурору для устранения недостатков, допущенных во время следствия. Фактически как единственное условие обязательного рассмотрения данного иска Верховный Суд РФ указал на то, чтобы на территории подсудности суда, рассматривающего данное дело, находился административный ответчик», – отметил адвокат.

Он добавил, что перед гражданами, содержащимися в изоляторах, есть пример Евгения Парамонова, не побоявшегося бросить вызов системе. «Возможно, этот пример вдохновит и их на аналогичные иски. Только так можно и нужно добиваться изменения отношения государства к подследственным, только так возможно отстаивать их права. Данная позиция Верховного Суда РФ, считаю, будет иметь важное значение с точки зрения толкования процессуальных норм не только для споров о праве лиц, содержащихся под стражей, на беспрепятственные свидания со своими защитниками, но и для многих иных споров, в которых оспаривается нарушение общеизвестных норм, закрепленных Конституцией РФ и общепризнанными международными нормами как безусловные права граждан», – заключил Владислав Лапинский.

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич напомнил, что право на судебную защиту от действий власти, равно как и право на встречу с адвокатом или защитником, закреплено в Конституции РФ, которая, в свою очередь, является документом непосредственного, прямого действия. «Ограничение конституционных прав практически не допускается, за исключением редких случаев. В рассматриваемом судебном акте упоминаются сразу два нарушения конституционных прав лица, привлекаемого к уголовной ответственности. При этом разрешен вопрос в отношении одного из них: нижестоящим судам указано на недопустимость произвольного воспрепятствования в праве на судебную защиту. Такое нарушение является очень распространенным, например, суды очень часто отказывают в приеме жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, и апелляционная инстанция так же часто такие судебные решения отменяет, возвращая жалобу для рассмотрения по существу. Конечно, прохождение судебных инстанций значительно удлиняет путь жалобы, и это серьезная проблема. Права гражданина должны быть восстановлены в случае их нарушения в кратчайший срок – это один из важнейших критериев оценки эффективности правовой системы государства», – убежден он.

Эксперт отметил, что доводам административного иска Евгения Парамонова, считающего, что его права на свидания с защитником были нарушены, еще только предстоит пройти проверку в суде первой инстанции. «Допуск лиц, не являющихся адвокатами, к участию в защите и, соответственно, в места изоляции, существенно отличается от допуска адвоката, поэтому, не зная мотива отказа, невозможно сделать вывод о его юридической состоятельности, – полагает Дмитрий Хомич. – Между тем лицо, содержащееся под стражей, априори существенно ограничено в возможности формирования позиции защиты: нет доступа к интернету, необходимой литературе и сведениям, в общей массе отсутствуют профессиональные познания. При таких обстоятельствах единственным средством обеспечить состязательность уголовного процесса является неукоснительное соблюдение права на свидания с адвокатом либо защитником, поэтому произвольное ограничение такого права недопустимо».

Адвокат добавил, что несоблюдение права на защиту должно влечь за собой признание добытых с таким нарушением доказательств недопустимыми, а постановленный приговор – безусловную отмену.

Директор юридического бюро FACTUM Оксана Труфанова полагает, что кассационное определение направлено исключительно на устранение процессуальных нарушений судами, последовавших из игнорирования норм ст. 194 и 128 КАС РФ, и влекущих в связи с этим нарушения права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство в соответствии со ст. 17, 19 Конституции РФ. «Куда более серьезный вопрос: почему определение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга не отменили ранее апелляционная и кассационная инстанции? Ответ на него, боюсь, очевиден и говорит о тотальной неграмотности судей и о том, что вышестоящая инстанция почти всегда “прикроет” первую. Возвращаясь к нарушению права на свидания с защитником – заявителю теперь придется снова судиться в первой инстанции. И какое новое решение там примет суд, для нас пока неведомо», – отметила она.

Источник: advgazeta.ru