Туалеты и основы Конституции

Туалеты и основы Конституции

Газета «Владивосток» неоднократно рассказывала о непростой ситуации с правами человека, сложившейся в психиатрических больницах Приморского края. Эти сведения, до недавнего времени закрытые, стали достоянием общественности прежде всего благодаря работе Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) за соблюдением прав подследственных и осужденных в местах лишения свободы.

Психбольниц много, хороших мало

В нашем регионе семь таких лечебных учреждений, в которых пациенты находятся на принудительном лечении и которые систематически проверяют члены ОНК. Некоторые лечебницы по 8–10 раз за год.

Вывод из этого мониторинга однозначный: нужно не только лечить таких больных и следить за их безопасностью, но и следить за соблюдением их прав, в том числе и на условия нахождения их в больничных палатах, согласно закону РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 № 3185-1. О чем персонал психбольниц либо забывает, либо вообще не знает.

– Бывают разные моменты, когда людям необходима принудительная помощь психиатров. К примеру, у человека случился психический приступ, у него явно что-то с головой, после чего он стал неуправляемым. Он еще не совершил преступление, но уже опасен для окружающих. В данном случае ему может помочь только недобровольное (или добровольное) лечение в психиатрической клинике. Такая же ситуация с бабушкой, которая держит в квартире 58 кошек. С одной стороны, это хорошо, пожилая женщина заботится о бездомных животных. С другой стороны, от ее доброты страдают соседи. Кошки шумят, гадят, отходы их жизнедеятельности источают неприятный запах, который распространяется по всему дому через вентиляционные шахты. Давить на советь такому человеку бесполезно. Старушка – потенциальный пациент психиатрической больницы, – рассказал корреспонденту «В» руководитель ОНК в Приморском крае Владимир Найдин.

В сфере интересов ОНК также люди, которым отбытие наказания в исправительной колонии за уголовное преступление заменено на принудительное лечение в психбольнице. Сегодня в психиатрических больницах Приморья содержатся на принудительном лечении около 1000 пациентов.

По словам Владимира Найдина, из всех психлечебниц Приморского края, которые посещают члены ОНК, благостное впечатление остается только после визита в больницу в селе Заречном Уссурийского городского округа. Здесь все сделано на должном уровне: ремонт корпусов и палат, отличная библиотека для пациентов, досугом больных занимаются специалисты.

– К сожалению, нельзя сказать то же самое о других больницах. Возьмем, к примеру, Краевую клиническую психиатрическую больницу № 1 во Владивостоке на улице Шепеткова. Здание клиники очень старое, обветшалое. И совершенно не пригодно для содержания больных. Здесь даже нет столовой. Во время приема пищи в коридор выдвигаются столы, затем обратно задвигаются. Это нонсенс. В палатах до сих пор стоят двухъярусные кровати! Не у каждого больного своя тумбочка. Табуретов вообще нет. Здесь даже не было полки для книг, которые привезли члены ОНК. А недавно завезли антивандальное зеркало, – возмущается Владимир Найдин. – Мы получаем много жалоб от родственников больных на грубость и хамство сотрудников этой больницы. Понятно, что в период пандемии свидания больных с родственниками запрещены. Но почему нельзя ответить по телефону о состоянии здоровья близкого человека? Я этого не понимаю. Или человек приехал из глубинки с передачей, а ее не принимают. Потому что прием в определенный день. И что человеку делать с этой передачей, которую он вез через весь край? Я полагаю, что медперсоналу этой больницы нужно человечнее относиться к больным и их родственникам.

Нападение больных друг на друга – это сказки

По мнению Владимира Найдина, отсутствие приватности в местах общего пользования – это, пожалуй, проблема номер два во многих психиатрических больницах Приморья, где в туалетах нет кабинок или перегородок. Зачастую люди не могут принять душ, потому что душ находится рядом с унитазом, который все время занят. Практически во всех психбольницах в палатах нет стульев и табуретов. Пациенты сидят на кроватях сутками! Редко где есть тумбочки. В свое время «В» информировал читателей об этих фактах.

Кстати, по словам Владимира Найдина, самый отвратительный туалет опять-таки во Владивостоке в психбольнице на Шепеткова. Здесь на 40 пациентов всего две чаши Генуя и еще одна – в кабинке для медперсонала. Собственно, это уже не туалет, а место для курения, куда набивается до 10 человек. Хотя курение в лечебных учреждениях запрещено.

Двор для прогулок есть, но его редко используют по назначению. По словам сотрудников больницы, «ради заботы о здоровье пациентов». В будни двор заставлен машинами сотрудников медучреждения.

– Во многих психбольницах нет зеркал. Их не ставят якобы в целях безопасности. Мы просим врачей назвать хотя бы один пример, когда пациенты порезали друг друга осколком зеркала или ударили табуретом по голове. Медперсонал молчит. Потому что таких примеров нет! А все их заявления об этом, мягко говоря, лукавство. В прошлом году благодаря финансовой помощи Независимой психиатрической ассоциации России мы приобрели большие небьющиеся зеркала для женских отделений четырех психиатрических лечебниц. Эта работа будет продолжаться и дальше. Нам пациентки говорят «спасибо». Некоторые увидят свое отражение в зеркале впервые за полгода, год или полтора. Я это к тому, что люди, которые находятся в психиатрических лечебницах по принуждению, могут пребывать здесь достаточно долго. По решению суда этот срок может продлеваться до нескольких лет, – рассказал Владимир Найдин.

Он подчеркнул, что после посещений членами ОНК психиатрических больниц и сделанных ими замечаний главные врачи этих медучреждений начали понимать и переосмысливать сложившуюся ситуацию. Прежде всего стали улучшать качество пребывания пациентов в больницах. Например, в Уссурийске в экспертном отделении психиатрической больницы села Заречного в четырех туалетах почти два месяца назад установили перегородки. И они до сих пор в целости и сохранности. Пациенты вопреки опасениям медперсонала их не ломают.

– Здесь также необходимо организовать прогулочный дворик. Он есть, но почему-то люди месяцами не могут выйти на улицу. Вроде бы он не оборудован должным образом. Здесь есть игры и книги, но нет телевизора и свежей прессы. Люди находятся в информационном вакууме. И никто этой проблемой не озадачился. После того как члены ОНК подняли этот вопрос, появилась надежда, что в нынешнем году прогулочный дворик будет открыт. В больнице села Заречного прогулочный дворик есть, но он под открытым небом. Его тоже должны дооборудовать в нынешнем году. Суд назначил людям лечение в психбольнице, но не лишение комфортной среды обитания, где они временно находятся. Потому что условия содержания больных влияют на качество их лечения, – отметил руководитель ОНК в Приморском крае.

Двухъярусных коек не будет

Комментарий главного врача Краевой клинической психиатрической больницы № 1 во Владивостоке Максима Артамонова:

– Проблем как таковых, остро возникших, у нас нет. Главная проблема у этой больницы со дня ее основания. Больнице уже 55 лет, но здание не приспособлено под учреждение здравоохранения. Где-то полтора года назад министр здравоохранения Приморья Анастасия Худченко приняла управленческое решение о переводе больных, нуждающихся в длительном лечении, в дома-интернаты, где были свободные площади. У нас таких больных было около сотни. После чего наша больница разгрузилась. Во-первых, не стало длительных больных, которые проедали государственные ресурсы и никак не влияли на выполнение госзадания. Кроме того, создавали большую скученность на один квадратный метр. Во-вторых, мы стали работать именно как клиническая больница, а не как филиал дома-интерната для психических больных.

Что касается отделения принудительного лечения, которое больше всего интересует правозащитников, то чистых «принудчиков» там сегодня не больше 18 человек. Остальные пациенты из группы активного динамического наблюдения. Это так называемые социально опасные. Они находятся у нас 2-3 недели, потом их переводят на амбулаторное лечение. Еще в конце декабря я подписал приказ о сокращении отделения на 25 человек. Поэтому с первого рабочего дня нового года двухъярусных коек здесь не будет. В отделении останется 25 коек – только для «принудчиков».

Кстати, по словам Максима Николаевича, к 2024 году вверенная ему больница будет отремонтирована. Средства на это есть. Последний раз ее ремонтировали в 2011 году.

Сергей КОЖИН 

Фото предоставлено Владимиром НАЙДИНЫМ

 

Источник: https://vladnews.ru/ev/vl/4884/130752/tualety_osnovy