Суд обязал ФСИН рассмотреть предложения заключенного об изменении Правил внутреннего распорядка

Суд обязал ФСИН рассмотреть предложения заключенного об изменении Правил внутреннего распорядка

356
https://kubnews.ru/upload/iblock/f1c/f1c08b80c43e3a39dfa569e6cbde5ad3.jpg
Один из экспертов «АГ» назвал определение апелляции интересным и отметил, что оно может использоваться для обжалования неправомерных отказов в рассмотрении поставленных проблем со стороны любых государственных органов и чиновников. Другой назвал дело историей о том, как походя нарушаются права осужденных и как сама система исполнения наказаний нуждается в постоянном контроле.

Как стало известно «АГ», Волгоградский областной суд вынес Апелляционное определение, которым признал незаконным отказ ФСИН России рассмотреть обращение заключенного касательно внесения поправок в новый проект Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений и перенаправления его в региональное УФСИН.

Осужденный за преступление в сфере незаконного оборота наркотиков Николай Чемирис отбывает наказание в ИК-26 УФСИН по Волгоградской области. 5 апреля 2022 г. он направил через администрацию исправительного учреждения предложения во ФСИН и Минюст России о возможности внесения в новый проект Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений правового регулирования некоторых вопросов, которые не урегулированы в действующих Правилах.

29 апреля заявление Николая Чемириса поступило во ФСИН России, а спустя несколько дней оно было перенаправлено в Управление ФСИН по Волгоградской области для рассмотрения по существу. 1 июня заключенный получил ответ, согласно которому внесение каких-либо изменений в Правила внутреннего распорядка невозможно, поскольку эти вопросы не входят в компетенцию регионального УФСИН.

Тогда Николай Чемирис подал в суд административный иск к ФСИН России и первому заместителю начальника ведомства Алексею Климову о признании незаконным бездействия по уведомлению о перенаправлении обращения и о признании незаконным самого перенаправления. Красноармейский районный суд г. Волгограда отказал в удовлетворении иска со ссылкой на то, что предложения Николая Чемириса о внесении в новый проект Правил внутреннего распорядка не относятся к компетенции ФСИН России. При этом суд отметил, что направление обращения административного истца в территориальный орган ФСИН не повлекло нарушение его прав, поскольку им был получен ответ из Минюста России, куда он также обращался с аналогичными предложениями.

Районный суд добавил, что административным истцом не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих нарушение его прав и законных интересов, подлежащих восстановлению, допущенных оспариваемыми действиями или решением. Между тем факт нарушения прав административного истца служит обязательным условием для удовлетворения административного иска, в силу ч. 11 ст. 226 КАС РФ обязанность доказывания обстоятельств нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца возлагается на лицо, обратившееся в суд. Таким образом, счел суд, оспариваемые действия были совершены в пределах компетенции административного ответчика, соответствуют действующему законодательству, не нарушают прав и законных интересов Николая Чемириса.

Перенаправление предложения заключенного по подведомственности, а также данный уполномоченным ведомством в пределах своей компетенции ответ в течение 30 дней со дня обращения административного истца не нарушают прав и законных интересов административного истца, поскольку несогласие последнего с перенаправлением его предложения в территориальный орган ФСИН не может являться основанием для признания действий (бездействия) вышеназванных органов и должностного лица незаконными. То обстоятельство, что заключенного не уведомили о перенаправлении его обращения в территориальный орган ФСИН, не свидетельствует о незаконности обжалуемого административным истцом действия. «Следовательно, административное процессуальное законодательство исходит из того, что в условиях, когда отсутствует способ восстановления прав либо когда такие права восстановлены, а в данном случае Николай Чемирис получил ответ из Министерства юстиции РФ, куда он также обращался с аналогичными предложениями, что подтвердил в судебном заседании Николай Чемирис, то основания для удовлетворения заявленных административных исковых требований отсутствуют», – отмечалось в решении суда.

Николай Чемирис обжаловал решение в Волгоградский областной суд, который в своем апелляционном определении отметил, что после принятия административного дела к производству от истца поступили заявления об отказе от административного иска и о возврате апелляционной жалобы, об отказе от апелляционной жалобы и о ее возвращении. Однако в судебном заседании апеллянт не поддержал заявления об отказе от апелляционной жалобы, настаивая на ее рассмотрении, поэтому облсуд не принял его отказ от апелляционной жалобы.

Апелляционный суд напомнил, что письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения. В свою очередь, утверждение Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений входит непосредственно в компетенцию Минюста России, при этом ФСИН России наделена полномочиями на внесение предложений по совершенствованию отечественного законодательства по вопросам, отнесенным к компетенции этой службы, в том числе по вопросам, регулируемым Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений.

Как счел облсуд, рассмотрение поступившего во ФСИН России обращения Николая Чемириса от 5 апреля 2022 г. входило в полномочия ведомства. Компетенция территориального органа ФСИН России определена разд. 3 соответствующего Типового положения, утвержденного Приказом Минюста России от 1 апреля 2015 г. № 77, согласно которому территориальный орган не наделен правом на внесение предложений по совершенствованию законодательства РФ в сфере исполнения уголовных наказаний. Следовательно, рассмотрение поставленных Николаем Чемирисом вопросов не входит в компетенцию Управления ФСИН России по Волгоградской области, о чем в ответе на обращение осужденного и было указано. «При таких обстоятельствах у ФСИН России отсутствовали правовые основания для направления обращения Николая Чемириса в Управление ФСИН России. Наличие ответа Минюста России на аналогичное обращение Николая Чемириса не лишает его права на рассмотрение его обращения, направленного во ФСИН России в установленном законом порядке, и получения от данного государственного органа мотивированного ответа по всем поставленным вопросам», – отмечено в апелляционном определении.

Таким образом, областной суд счел, что обращение апеллянта было неправомерно направлено для рассмотрения в орган, не обладающий полномочиями на его рассмотрение, а направленный в его адрес ответ УФСИН по Волгоградской области содержит указание о невозможности внесения каких-либо изменений в Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, поскольку эти вопросы не входят в компетенцию регионального управления. Тем самым ФСИН России было допущено незаконное бездействие, выразившееся в уклонении от рассмотрения обращения административного истца в порядке, предусмотренном Законом о порядке рассмотрения обращений граждан РФ. Областной суд отменил решение нижестоящего суда и удовлетворил административный иск Николая Чемириса, обязав ФСИН России рассмотреть его обращение.

Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский назвал весьма интересным судебный акт апелляции. «Особо отмечу предпочтение, отданное судом апелляционной инстанции устному заявлению административного истца в ходе судебного заседания о поддержке им своей, ранее поданной жалобы, вопреки письменному отказу от ее рассмотрения, поступившему в суд через администрацию колонии, которая одновременно была и административным ответчиком по делу. Организуя заявление об отзыве жалобы, административный орган ФСИН явно не ожидал, что суд начнет судебное заседание, а не удовлетворится формальной констатацией факта отказа», – предположил он.

По словам эксперта, облсуд не только назначил рассмотрение апелляционной жалобы, несмотря на поступивший отказ, но и обеспечил заявителю жалобы возможность безо всякого давления со стороны сотрудников ФСИН высказаться по этим документам, обоснованно сославшись при этом на п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 11 июня 2020 г. № 5 «О применении судами норм Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» и ч. 2 ст. 301 этого Кодекса. «Эти нормы и разъяснения написаны именно для того, чтобы защитить заявителя жалобы (часто зависимого лица) от возможного давления со стороны административного ответчика, и указанное дело этому яркий пример. Апеллянт – явно зависимое лицо от администрации колонии, и, вероятнее всего, отказ от апелляционной жалобы написан им под давлением или должностных лиц пенитенциарного учреждения, или сокамерников. Поэтому выяснение мнения этого лица под контролем суда – важный элемент справедливого судопроизводства», – заметил Владислав Лапинский.

По его мнению, областной суд обратил внимание как администрации колонии, так и нижестоящего суда на необходимость безусловного выполнения норм законодательства, регулирующего право на обращение гражданина РФ в государственные органы и органы местного самоуправления, на необходимость строгого следования порядку рассмотрения обращений, установленных законом, независимо от личности обратившегося гражданина и его взаимоотношения с органом, в который он обращается. «Суд справедливо обратил внимание на обязательные требования закона – уведомлять обратившегося обо всех движениях его обращения, о пересылке в иные уполномоченные или компетентные органы. Это связано с тем, что гражданин имеет право не согласиться с пересылкой, возможно, ему важно мнение именно того лица, к которому он обратился, или (а это зачастую бывает) компетентный орган просто отписывается от обратившегося и, как принято говорить, “спускает вопрос на тормозах”, отработав поступившее обращение формально. На основании своего личного опыта отмечу, что компетентный для решения поставленного вопроса властный орган нередко отправляет заявление в нижестоящий орган, не обладающий необходимой компетенцией для решения вопроса. У меня копятся именно такие ответы от различных организаций, получивших мои обращения по пересылке, что они не обладают необходимыми полномочиями на решение поставленных вопросов», – заметил адвокат.

Он также обратил внимание на обоснованный и грамотный стиль судебного акта апелляции, его взвешенность и обоснованность: «Его текст адвокаты могут использовать для обжалования неправомерных отказов в рассмотрении поставленных проблем, волнующих заявителя, со стороны любых государственных органов и чиновников».

Юрист, общественный помощник уполномоченного по правам человека в Пермском крае Сергей Трутнев отметил, что апелляционное определение вызывает двоякие чувства. «С одной стороны, это вполне обоснованное решение суда, защищающее право гражданина обращаться в государственные органы по различным вопросам. С другой стороны, буквально “режет глаз” то, что в принципе не сложное с юридической точки зрения дело было неверно рассмотрено судом первой инстанции, а при рассмотрении дела в апелляции вдруг возник вопрос об отказе заявителя от поданной жалобы. Это история о том, как походя нарушаются права осужденных, как сама система исполнения наказаний нуждается в постоянном контроле», – полагает он.