Каких женщин надо освобождать: эксперты дополнили список для амнистии

Каких женщин надо освобождать: эксперты дополнили список для амнистии

248
https://encrypted-tbn0.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcSqeviO79FOQKY9jyfq1J4gmXuWWAO0AqRt0nnTd1V6wgOXmzob

Большой резонанс вызвала состоявшаяся в понедельник встреча членов Совета по правам человека при президенте с Владимиром Путиным. И, в частности, тема амнистии, которую затронула член СПЧ Ева Меркачева. Правозащитница попросила Путина помиловать всех женщин, совершивших ненасильственные преступления и у которых есть несовершеннолетние дети. Глава государства поддержал эту идею. Насколько оправданы категории заключенных женщин, подлежащих амнистии, предложенные на Совете СПЧ «МК» выяснил у специалистов.

– Помимо озвученных Меркачевой категорий надо распространить эту амнистию на женщин, у которых может быть даже совершеннолетние, но больные дети, – делится с «МК» общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей Александр Хуруджи. – Также на тех, у кого недееспособные родители, за которыми надо присматривать и которых необходимо лечить. Думаю, ничто не мешает эти две категории дополнить.

– С точки зрения нашей проваливающейся демографии, наверное, стоит пойти на такие меры, – рассуждает в беседе с «МК» эксперт семейной политики, член научно-экспертного совета при комиссии Совета Федерации по семейному праву Элина Жгутова. – Потому что это, во-первых, женщины фертильного возраста, у них есть несовершеннолетние дети, т.е. это женщины небесплодные, они могут нашу демографию как-то увеличить. Если сопоставить пользу и вред, то, наверное, эта мера будет не такой уж и бесперспективной с точки зрения профанного подсчета.

– Считаю, что женщины, которые совершили преступление, не связанное с насилием над личностью и у которых есть дети, должны быть не амнистированы, а освобождены от тюремного срока, – делится с «МК» член комитета ГД по защите семьи, вопросам отцовства, материнства и детства Виталий Милонов. – Их надо выводить из-под ареста. Есть разные преступления, подчас крайне масштабные – коррупционеры, те же самые и поэтому судимость с них я бы не снимал, а сделал так, чтобы женщина могла воспитать своего ребенка, основываясь на собственном опыте и оценивая собственные ошибки. Я бы это сделал из гуманистических целей.

Женщины вообще не склонны к насилию. Они часто попадают под влияние окружения, своих непутевых сожителей, обстоятельств. Думаю, сам факт осуждения и некоторого нахождения на зоне для 99,9% таких женщин является достаточным наказанием. Не надо плодить преступность и криминал там, где его можно безболезненно искоренить для общества.

– Безусловно, мера гуманная и правильная, – рассуждает экс-депутат Госдумы Вера Ганзя. – Но, к ненасильственным преступлениям относятся, например, экономические. А, если женщина обокрала граждан или государство, то почему ей должны смягчать наказание именно по гендерному признаку? Другой вопрос: наказания за менее тяжкие и более тяжкие экономические преступления не слишком различаются, даже, например, сроками лишения свободы. Вот здесь огромное поле деятельности для законодателей.

И, наконец, самое главное. Думаю, наказывать или даже сажать за иное мнение или неосторожное слово, недопустимо. А уж особенно женщин! Если мы позиционируем себя, как демократическое государство, так и надо этому соответствовать.

– Я феминистка и озабочена гендерным равенством, – заявила «МК» правозащитница, писательница Мария Арбатова. – Так что подход к освобождению в связи с половой принадлежностью кажется мне средневековой дикостью. На мой взгляд, заключенные, имеющие несовершеннолетних детей и впервые совершившие проступок, по делам которых нет потерпевших, или те не против их освобождения, вполне могут быть помилованы или переведены под домашний арест, независимо от их пола.

Источник:https://www.mk.ru/