Открытое обращение к членам ОНК Краснодарского края 4 созыва

Открытое обращение к членам ОНК Краснодарского края 4 созыва

1925
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Уважаемые члены ОНК Краснодарского края 4 созыва! Обращаюсь к вам за помощью в целях реализации прав осуждённого Болгова Ю.А.

2 недели назад в ИК-4 был проверяющий Просвернин из управления, мой муж Юрий Болгов находился в жилой секции в сменной обуви. Проверяющему это не понравилось, он дал распоряжение составить рапорт и поместить Болгова в изолятор. Мой муж на видеорегистратор пояснил проверяющему, что это жилая секция и он по закону обязан быть в сменной обуви, замечания необоснованны. Просвернину это не понравилось ещё больше, проверяющий и руководство колонии в этот момент находились на территории колонии не по форме, мне об этом стало известно от моего мужа из таксофонного разговора, прошу проверить запись. Утром на следующий день в 6 часов 20 минут к моему мужу пришли контролеры с видеорегистратором с целью застать его спящим, опять не удалось, об этом мне тоже стало известно из таксофонного разговора. Через несколько дней к нему подошёл сотрудник Коновалов и просил подписать отказ от работы, сказал, что дана команда закрыть его в изолятор за иск по приговору (мой муж ничего подписывать не стал, так как у него не иск, а штраф, как дополнительное наказание и исполнять его он должен самостоятельно (Ф3 25 март 2001 год).). Я незамедлительно обратилась к прокурору Киргоеву М.П., сообщила о незаконных действиях со стороны руководства в ФСИН России, ФСИН по Краснодарскому краю через секретаря Пестова. В дежурную часть ФСИН Краснодарского края, лично к начальнику колонии Томазову, к члену ОНК 4 созыва Эпп, члену третьего созыва Голубятниковой с просьбой разобраться. Мой муж в то время, когда происходили все эти странные вещи получал инфузионное лечение в мед. части. 16 ноября 2016 года состоялась комиссия и его поместили в изолятор якобы за нарушение ПВР и отказ от работы. Мой муж официально объявил голодовку в знак протеста беспределу и произволу, творящемуся в ИК-4 руководством, заявление приложено к материалу.

За все время нахождения Болгова в колонии, им не было допущено ни одного нарушения. Более того, уголовное дело, по которому вынесен приговор, находится на учете в профильной комиссии по прецедентным делам в Совете при Президенте РФ, и проведена оценка законности приговора экспертом НЭПС Осиповым, в котором указано,что приговор подлежит отмене. По данному факту Советник президента Федотов М.А. обратился в Генпрокуратуру лично к Чайке Ю.А. (имеется ведомственная переписка взятая при ознакомлении с надзорным производством в прокуратуре Краснодарского края), но к сожалению прокуратура края не предприняла никаких мер.

В тот же день, 16 ноября, я обратилась к председателю ОНК Краснодарского края, Станиславу Подберезному (отец Владимир). Он попросил отправить письменное заявление, хотя для организации проверки достаточно устного заявления, и мое дело передал своему заму, Марине Калужиной. Я написала заявление, была готова оплатить поездку правозащитников в колонию, законом это не запрещается, но мне сказали, что поехать в колонию члены ОНК смогут только в среду, когда мой муж уже выйдет из ШИЗО. Проверка не может состояться раньше якобы потому, что никто не может выехать раньше, правозащитникам некогда. Председатель написал мне сообщение, что не может никого заставлять, и перестал отвечать на мои звонки. Существует угроза жизни и здоровья моего мужа, ситуация требует экстренного вмешательства. Сейчас члены ОНК бездействуют, я не знаю, работают ли они вообще по делу моего мужа. Официального ответа об отказе в проведении проверки мне тоже не поступало. Считаю, что такое поведение членов ОНК Краснодарского края является нарушением ФЗ №76.

На основании изложенного прошу членов ОНК Краснодарского края немедленно организовать выездную проверку, запросить информацию именно с жесткого диска видеорегистраторов, так как записи видеорегистраторов могут быть уничтожены, проверить материалы на основании которых Болгов помещён в изолятор, провести беседу с осуждённым, проверить состояние его здоровья и условия его содержания.

Елена Васильева