«Новый наворот» председателя Иркутской ОНК

«Новый наворот» председателя Иркутской ОНК

2075

Сегодня Иркутским ОНКшникам, от своего председателя, поступило письмо следующего характера:

«Уважаемые члены ОНК!

Поступила просьба указать в списке членов ОНК адрес для поступающей почтовой корреспонденции от организаций и лиц содержащихся в местах лишения свободы.
По данному предложению поясняю: В связи с тем, что входящая и исходящая корреспонденция нуждается в регистрации и дальнейшем контроле, почтовым адресом поступающей корреспонденции будет абонентский ящик Председателя ОНК Антипенко О.Н.: 665830, Иркутская область, г. Ангарск, а/я 81.

С Уважением, Антипенко О.Н.».

Хочется сказать, дорогой Олег, после буквы «С», в словосочетании «С уважением», буква «у» пишется с маленькой буквы!

Новый наворот глубокоуважаемого председателя тем более интересен в свете всероссийской тенденции на оттеснение правозащитников от института общественного контроля в местах принудительного содержания с мандатом члена ОНК.

Прошедшие в октябре выборы в Общественной палате Российской Федерации пофамильно «проредили» российскую правозащиту в рядах Общественных наблюдательных комиссии страны.

Известно, что в региональные ОНК зашли люди как с опытом работы в правоохранительных органах так и с криминальным прошлым, не имеющие ничего общего с защитой прав человека.

К примеру, в Иркутске, в состав ОНК зашли даже члены Национально освободительного движения. Вероятно, ведомые идеей о гибридной войне в местах принудительного содержания.

В конце ноября в региональные ОНК поступила информация, что М.В.Каннабих, являющаяся председателем президиума СОНК (Общественная организация «Совет Общественных наблюдательных комиссий»), будет проводить правозащитные тренинги в регионах. На такие тренинги будут собраны местные представители региональных ОНК, сотрудники ГУФСИН, МВД.

Не будем гадать, чему членов ОНК 4 созыва может научить многоуважаемая высокопоставленная дама.

Достаточно посмотреть на сайт главного грантоператора правозащиты ООД «Гражданское достоинство»:

3700 000 рублей — Приморское отделение СОНК — 2 этап президентских грантов прошлого года, см.: https://grants.oprf.ru/grants2015-2/winners/?search=%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82+%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9&district=&subject=&operator=,

более 5 млн рублей третий этап президентских грантов СОНК прошлого года , см.: https://grants.oprf.ru/grants2015-3/winners/?search=%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82+%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9&district=&subject=&operator=,

2 млн. 200 т. рублей — 2 этап президентских грантов этого года https://grants.oprf.ru/grants2016-2/winners/?search=%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82+%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%BB%D1%8E%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9&district=&subject=&operator=,

наверное, на эти деньги устраивают не только посиделки с чаем с начальниками учреждений и они идут на пользу общественному контролю.

Так хотелось бы, однако, на сайте СОНК про Иркутскую область мы можем читать не актуальную информацию четырехлетней давности, см.: http://sovetonk.ru/offices/sibfo/irkutsk/. Уже в третьем созыве , проработавшем три года, представленная на сайте СОНК информация о составе Иркутской ОНК была иной, не говоря уже о руководителях правоохранительных органов.

Чтобы получить полное представление о том, кто входит в состав СОНК достаточно прочитать опус председателя Омской ОНК, по совместительству председателя регионального СОНК (о правозащитной деятельности данного субъекта никому ничего не известно), который размещен в блоге М.В.Каннабих на сайте Совета по правам человека при президенте, членом которого она является: http://www.president-sovet.ru/members/blogs/post/2479/. Распространенная Мингалимовым чернуха на совместный проект Уполномоченного по правам человека Российской Федерации и Совета Европы, имеющий поддержку на самом высоком уровне, до сих пор не опровергнута хозяйкой блога.

В проекте «Российские ОНК — новое поколение» участвуют практически все известные российские правозащитники, профессионально занимающиеся общественным контролем в местах принудительного содержания. Сайт проекта, см.: http://antipytki.ru/.

Как говорит один любимчиков М.В.Каннабих член ОНК Республики Мордовии Гуслянников заключенные сами не хотят соблюдать правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, не хотят дежурить, ругаются с администрацией, и потом жалуются в ОНК., см.: http://txt.newsru.com/russia/03nov2016/karetnikova_print.html, то есть смысл в том, что заключенных в Мордовии если и бьют — то за дело. (По словам мордовского правозащитника Сергея Марьина: «У нас применение физической силы — это регулярно. Где то за 16 год, по-моему, 37 раз только те, которые признаны законными, а те, которые не вошли в этот перечень — их как бы и нету»)

По мнению правозащитницы из Мурманска Ирины Пайкачевой, вопрос цензуры почты ОНК является краеугольным:

«..И опять права независимых равноправных членов  ОНК вытекают из ФЗ 76, но важно, как они будут закреплены (не  поражены т.е.»не испорчены») в каждом конкретном регламенте.

В ФЗ 76 права НЕ ОНК в целом, а каждого из членов ОНК прописаны в ст. 15, а рассматриваемого вопроса напрямую касаются следующие её пункты:

{член ОНК имеет право}:

«4) в соответствии с законодательством РФ принимать {письма, адресованные ему, в его адрес} и рассматривать предложения, заявления и жалобы лиц, находящихся в местах принудительного содержания, иных лиц, которым стало известно о нарушении прав лиц, находящихся в местах принудительного содержания;

5) в установленном законодательством РФ порядке запрашивать {оправлять запросы со своего адреса } у администраций мест принудительного содержания и получать {получать ответы на свои запросы на свой же адрес} от них сведения и документы, необходимые для проведения общественного контроля и подготовки заключений, предложений или обращений общественной наблюдательной комиссии;»

Из этих положений (п.4) прямо вытекает, что у заявителей (заключенных в т.ч.),  есть право указывать на исходящих письмах адрес конкретного члена ОНК. В регламенте для этого указывается (например) возможность публичного списка адресов, который вместе с адресом местонахождения ОНК направляются в региональные теруправления.

С этим правом членов ОНК (и  соответствующим правом зк…) корреспондируется обязанность должностных лиц учреждений МПС направлять корреспонденцию зк в те адреса, которые указаны членами ОНК (например, в публичных списках адресов членов ОНК). И должностные лица МПС обязаны предоставлять конверт для этих целей, поскольку иное будет противоречить указанным нормам ФЗ 76 и служить воспрепятствованием общественному контролю в МПС.

Точно также по ответам на запросы членов ОНК (п.5).»…

«По поводу того, что человек предоставляет свой адрес для связи всем — есть такие отдельные члены ОНК (в 3-4 регионах). Это личная ответственность, каждый член ОНК решает для себя сам.

….После утверждения ОП РФ каждый член ОНК становится самостоятельным представителем Мандата члена в соответствующем регионе ОНК. И только.».

Федеральный закон № 76 «Об общественном контроле» декларирует принципы независимости и равноправия членов ОНК в своей деятельности. Закон не предусматривает наличия у региональной ОНК, в лице его председателя, единого адреса, на который бы приходила почта в адрес региональной ОНК и конкретных ее членов, тем более если такая почта будет регистрироваться при получении и отправлении. Все знают, что для того, чтобы определить поступивший тип обращения (заявления или жалобы и пр.) — конверт необходимо вскрыть и индивидуализировать, какой конкретно вид обращения получен.

Так как такое положение уже может подразумевать цензуру получаемой и отправляемой корреспонденции со стороны председателя ОНК — это нарушило бы право на защиту обратившихся заключенных, право на обращение, право на частную жизнь, повлекло бы распространение персональных данных корреспондентов, как равно тех сведений, которые они доверяют федуциарно исключительно конкретному члену ОНК.

Похожая неуклюжая попытка такого «цензуирования» ОНК была осуществлена в прошлом созыве в Калужской области (председатель, кстати, входит в региональный СОНК) — в результате члены ОНК видели обращения к ним и какие-то ответы из гос.органов только раз в год на общем собрании комиссии.

В нашем случае, авторитарный подход Иркутского председателя ОНК к вопросу получения членами комиссии направленной в их адрес корреспонденции и исходящих от них ответов обратившихся в их адрес заключенных, и иных граждан, тем более не уместен. Территория Иркутской области составляет более 770 тысяч кв.км., а члены ОНК разбросаны по всему региону, не говоря уже, что председатель живет и территориально находится не в областном центре, что однозначно позволяет задаться вопросом, а не будет ли дополнительно нарушено, в результате проявленной им инициативы, право обратившихся на рассмотрение ответов в срок предусмотренный Федеральным законом № 59 «Об обращениях граждан в Российской Федерации».

Неужели председатель комиссии будет ездить по всему региону и СВОЕВРЕМЕННО вручать всем членам ОНК направленную в их адрес корреспонденцию, забирая у них одновременно, ответы в адрес заключенных? Может и он грант от СОНК получил?

На сегодня у меня все.

Михаил Неустроев

ИСТОЧНИК http://pravoirk.ru/archives/7901