Чайка и Бортников бьются за полицию на транспорте

Чайка и Бортников бьются за полицию на транспорте

5044

Генпрокурор и директор ФСБ написали президенту по поводу ликвидации транспортной полиции. Похоже, Владимир Путин прочитал, так как сразу заболел замминистра МВД Михаил Ваничкин. «Фонтанка» видит в этом битву за контроль.

В официальных документах за подписями генпрокурора Чайки и директора ФСБ Бортникова на имя президента России ликвидация транспортной полиции названа "принципиально недопустимой" с указанием на руководство МВД (имеется в распоряжении "Фонтанки"). Между строками этих писем скрыта активная фаза устранения органов внутренних дел на транспорте. Так, недавно от этого ведомства уже отрезали самые нужные подразделения для ведения оперативной деятельности. Но, по данным "Фонтанки", теперь все придется вернуть.

«В Министерстве внутренних дел Российской Федерации обсуждается вопрос о ликвидации органов внутренних дел на транспорте и передаче объектов речного, морского и авиационного транспорта для оперативного обслуживания территориальным подразделениям полиции.

Указанная позиция принципиально недопустима...» – так начинается письмо генерального прокурора России Юрия Чайки от 2 декабря этого года на имя президента Владимира Путина.

Для детального ознакомления с документом «Фонтанка» выложила его в открытый доступ. Кратко же можно так сформулировать тезисы Юрия Чайки: работа транспортных полицейских является не просто эффективной, а превышает показатели территориальных органов; принцип линейности, на котором основана работа этого ведомства, должен остаться незыблемым, так как линии транспорта одновременно пронизывают многие субъекты, и непонятно, как это все делить.

И дело даже не в том, что генпрокурор называет такое упразднение "неконструктивным". В последней строчке Чайка буквально обвиняет высшие должностные лица: «…фактически направленную на ослабление транспортной безопасности страны». В былинные времена после такого вечером брали, а к утру признавались. Но мы живем здесь и сейчас, поэтому и реакции на стратегические мнения ощущаются в России подковерно.

Чайка и Бортников бьются за полицию на транспорте

К тому же «Фонтанке» известно, что аналогичное письмо пошло на имя президента и от директора ФСБ Александра Бортникова. Журналисту «Фонтанки» не дали этот документ в руки, ссылаясь на его секретность. Но сказали, что в нем, в отличие от прокурорского, указаны истинные причины данной позиции МВД по отношению к своей транспортной структуре.

Если учесть, что генпрокурор отправил письмо 2 декабря, в пятницу, а директор ФСБ – в начале следующей недели, то президент ознакомился с ними где-то к 9 декабря. Практика принятия решений на высшем уровне предполагает паузы. Что-то вроде неформальной служебной проверки. Поэтому, как подсказали автору статьи в центральном аппарате МВД, «похоже, за это все ответит заместитель министра Ваничкин».

Действительно, 14 декабря в российских СМИ мелькнула информация о том, что будущий год не порадует МВД кадровыми перестановками. В частности, заместитель министра МВД, курирующий блок криминальной милиции, Михаил Ваничкин (кстати, с 2002 по 2006 год он был начальником нашего ГУВД) внезапно ушел на больничный, после чего возьмет отпуск и станет пенсионером. Наши коллеги связывают это с его сыном Максимом, полковником, претендующим на пост начальника легендарного МУРа. Однако собеседники «Фонтанки» посоветовали нам посмотреть в другую сторону. По их мнению, фамилия Ваничкина-старшего как раз была указана в письме директора Бортникова.

«Фонтанка» уверена, что такие необычные письма появились не вдруг и не из-за расхождения во взглядах на проблему пару недель назад. Просто в транспортной полиции уже проходили те структурные события, что не видны журналистам. Так, например, в конце осени этого года из состава Управления на транспорте МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу (как, впрочем, и по всей стране) были выведены две самые секретные службы. Это Бюро специальных технических мероприятий (для простоты – те, кто прослушивают телефоны) и Оперативно-поисковое бюро, то есть наружное наблюдение. Они введены в состав таких же подразделений в ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти и, соответственно, на 15 декабря этого года уже подчиняются начальнику регионального ГУ Сергею Умнову.

Не надо быть оперативником, чтобы понять странность. После которой уголовный розыск и экономическая полиция на транспорте должны просить о проведении специальных мероприятий у своих коллег. Это как бы журналист одного издания просил у товарища из другого СМИ компьютер на часик, чтобы самому напечатать материал.

Активные обсуждения о ликвидации транспортной полиции вспыхнули в МВД в сентябре этого года. Да с такой силой, что на Лубянке решили отслеживать ход этой карты. Внешне такие совещания проходят под эгидой конструктивных диалогов высших должностных лиц, прикрытых многочисленными справками и статистикой. Но, как нам заявил один из сотрудников МВД в столице, «системный человек должен понимать – бьются за контроль над транспортным комплексом».

Если же убрать колоссальную экономику в этой сфере и незримо следующие за ней интересы, то для обывателя транспорт с точки зрения безопасности ассоциируется только с терактами или их отсутствием. Так что вряд ли кто-то сможет опровергнуть, что в Пулково, в Морском порту или на других точках входа – железнодорожных вокзалах, – не случались теракты. По большому счету, это и есть главный критерий оценки. В связи с этим вспоминается, как еще при царской власти дороги охранял особый корпус жандармов, а в войну эта служба подчинялась МГБ. Действительно, так уж устроены новости, что когда в Домодедово в январе 2011 года произошел взрыв, то снесли всех силовиков аэропорта, несмотря на то, что еще за пару дней до катастрофы они были признаны передовиками производства.

Заодно «Фонтанка» услышала от подчиненных нынешнего начальника СЗУВДТ Сергея Кострыкина, что на одном совещании он предупреждал: «Вы можете быть самыми лучшими, но если в Пулково жахнет, то и вы, и я с вами побредем по длинному коридору с заложенными за спиной руками».

Закругляя тему, подчеркнем – скорее всего, ликвидация транспортной полиции отменяется. А если это так, то те же важные технические подразделения, отобранные у нее ранее, придется поставить туда, откуда их взяли.

И еще есть интересный нюанс. В Москве уже заговорили о назначении на уровень заместителей министра МВД сотрудников ФСБ. Игра в России идет по-крупному, и, возможно, органам госбезопасности даже на руку такие попытки реорганизации структур внутренних дел. Это ведь повод брать под контроль огромное ведомство.

Так уже было. Вспомним, как в конце 1983 года после смерти генсека Брежнева и власти председателя КГБ СССР Андропова, при которой была снесена вся верхушка советской милиции, а министр Щелоков застрелился, была образована Третья служба КГБ. Она и начала курировать органы (сегодня это служба «М» ФСБ). И именно в те годы на руководящие посты в милицию начали бросать полковников и генералов КГБ. Чтобы уже не контролировать, а руководить.

Евгений Вышенков, "Фонтанка.ру"