«Угроза возрождения ГУЛАГа. Правозащитник – об идее перековать заключённых в рабочих», Адвокатская...

«Угроза возрождения ГУЛАГа. Правозащитник – об идее перековать заключённых в рабочих», Адвокатская улица

71
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://phototass4.cdnvideo.ru/width/1020_b9261fa1/tass/m2/uploads/i/20160317/4206934.jpg

В мае руководство ФСИН предложило решить проблему оттока трудовых мигрантов, направив часть заключённых на принудительные работы. Идею ожидаемо одобрили в Следственном комитете и неожиданно – в Минюсте; как сообщает «Ъ», первые 600 заключённых отправятся на БАМ уже в ближайшее время. «Это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые, достойные условия», – убеждает глава ФСИН Александр Калашников. Руководитель Комитета против пыток Игорь Каляпин рассказал «Улице», что настроен не так оптимистично. Он согласен, что большинство заключённых хотели бы нормально работать – но сомневается, что ФСИН сможет обеспечить им приемлемые бытовые условия на таких стройках. К тому же велика вероятность нарушения их трудовых прав и техники безопасности – как это происходит уже сейчас на лагерных производствах. А удалённость строительных объектов от общественного надзора окончательно развяжет руки сотрудникам ФСИН. Все эти факторы создают реальную угрозу возвращения ГУЛАГа, опасается правозащитник.

Дефицит работы

Идея руководства ФСИН вызывает у меня неоднозначное отношение. Ведь ситуация с трудом заключённых – это сложная и многовекторная проблема.

Прежде всего надо понимать, что многие осуждённые действительно хотят работать. Тупо сидеть годами в колонии – это скучно, можно просто с ума сойти. В таких условиях работа даёт хоть какой-то смысл существованию, ведь человеку вообще свойственно хотеть что-то производить. Конечно, если это реальное дело, а не издевательский сизифов труд. И если мы говорим про нормальные условия, а не каторжную потогонку.

Опять же, это заработок. Да, сейчас во многих колониях чрезвычайно маленькие зарплаты. Но это связано с плохой организацией работы. А если производство по-умному настроено, то заключённый получает какие-никакие деньги. Можно их потратить «на ларёк», хоть немного разнообразить питание. Сами понимаете, как это важно для тех осуждённых, которым никто не шлет передачи.

Кроме того, из зарплаты постепенно гасится материальный ущерб, который преступник причинил государству или частному лицу. Пусть даже это символические выплаты – но они влияют на возможность получить условно-досрочное освобождение.

Казалось бы, одни плюсы. Но в реальности большинство заключённых не имеют возможности работать. Потому что производства в системе ФСИН маломощные, зачастую разрушенные или вообще отсутствуют. В результате в местах лишения свободы работают менее 50% осуждённых. Поэтому с точки зрения создания новых рабочих мест инициатива выглядит разумно. Но на этом весь позитив, увы, заканчивается – и начинаются сплошные минусы.

«И так сойдёт»

Давайте вспомним, как чиновники и силовики объясняют необходимость обеспечить заключённых работой. В России который год наблюдается отток трудовых мигрантов, важные стройки встали, поэтому давайте, мол, заместим уехавших. Но при этом все почему-то забывают, где и как работали эти мигранты.

Представьте себе типичный масштабный недострой на окраине города. Или вспомните БАМ – у нас ведь обсуждается, как здорово было бы достроить БАМ силами заключенных. Так вот, все эти объекты совершенно не предназначены для постоянного проживания. Мигранты работали в таких местах вахтовым методом: две недели, месяц, два, а потом всё равно уезжали – отмываться-отъедаться и отдыхать до следующей вахты. Но никто не жил там годами.

Я абсолютно уверен, что на этих стройках никто не озаботится созданием человеческих условий для осуждённых.

Думаете, я преувеличиваю? А давайте посмотрим на то, что есть сейчас. В России действует около 500 колоний; за ними наблюдает специальное подразделение прокуратуры, их проверяют ОНК, туда добираются адвокаты. Тем не менее подавляющее большинство этих учреждений десятилетиями не может обеспечить для осуждённых нормальных бытовых условий. Администрации колоний всё время жалуются на отсутствие денег или проблемы с поиском тех самых строителей. Даже если кто-то искренне пытается изменить ситуацию к лучшему, через несколько лет всё опять сползает к разрухе.

А ведь мы говорим о «стационарных» колониях, с капитальным жильём. Представьте, что будет на «времянках». Взять тот же БАМ – ведь строительство дороги не стоит на месте. Поэтому объект, где разместят работающих заключённых, будет существовать максимум полгода-год – а дальше надо подготовить для них новое место. И вы правда верите, что при таких вводных ФСИН сможет обеспечить людям хотя бы минимальные условия?

Если трудовому мигранту не понравится работать в таких условиях, он может собрать чемодан и уехать. А заключённому деваться некуда.

Места столь отдалённые

Адвокатам, работающим в сфере защиты прав осуждённых, придется всерьёз изучить Трудовой кодекс. На этих «ударных стройках» появятся новые бытовые проблемы, сохранится (или даже усугубится) произвол сотрудников – и неизбежно возрастёт число нарушений трудовых прав. Ведь бизнес-проект должен быть рентабельным – вот почему предпочитают использовать более дешёвый труд мигрантов. А с заключёнными вообще никто церемониться не будет. Мы уже сейчас видим на ФСИНовских производствах множество нарушений – постоянный сверхурочный труд, отсутствие выходных, занижение количества отработанных часов, маленькие нерыночные зарплаты, наплевательское отношение к технике безопасности… Именно так будет обеспечиваться рентабельность новых строек.

Безусловно, в этих условиях станет сложнее защищать права осуждённых людей. Не каждый адвокат или член ОНК поедет на БАМ. Не говоря уже о том, что на стройку их могут просто не пустить – придумают какой-нибудь законодательный запрет.

Прокурорский надзор также не факт, что поедет туда – ну или будет проверять на порядок реже. А чем меньше общественного и прокурорского контроля, тем больше безобразий. А значит, и сами осуждённые будут хуже относиться к такой форме отбывания наказания. Если все будут знать, что на стройках беспредел, кошмарные условия и мизерная оплата, то добровольно никто туда не поедет. Значит, людей придётся загонять насильно – и тогда, конечно, уже можно будет говорить о возрождении ГУЛАГа.

Кто будет сторожить строителей?

Я надеюсь, что эту идею сейчас пообсуждают ещё немного и на этом этом всё кончится. Выглядит-то просто: что это у нас зэки сидят и ни хрена не делают, давайте отправим их на БАМ работать, они ещё и спасибо скажут. Но если рассматривать этот вопрос как серьёзный бизнес-проект, то сразу выяснится, что он потребует огромных инвестиций и расходов. Которые, скорее всего, никогда не окупятся.

Главная проблема здесь – а кто, собственно, должен будет поехать на БАМ? Те, у кого в приговоре написано «обязательные работы»? Так их у нас ничтожно малое количество – единицы процентов от всех осуждённых. Это наказание крайне редко применяется в России, и нет никаких предпосылок к изменению ситуации (в 2020 году насчитывалось 5,4 тысяч человек, приговорённых к принудительным работам).

Да, с недавнего времени осуждённые за ряд преступлений имеют право, отбыв часть срока, ходатайствовать о смягчении наказания – переводе на принудительные работы. Но это не ФСИН решает. И если сейчас прокуратура и суд постоянно отказывают в УДО, то почему они будут вести себя иначе в случае с принудительными работами?

Но даже если им «дадут добро» на массовый перевод осуждённых в рабочие, эти люди всё равно останутся осуждёнными. А значит, стройки должны будут превратиться в режимные объекты. Их надо огораживать, обеспечивать охрану, серьёзно вкладываться в вопросы безопасности. Перевозить сотрудников ФСИН, обеспечивать им цивилизованное временное жильё, соцпакет и так далее.

Это всё очень дорого выходит на круг – дешевле нанять рабочих. Их хотя бы охранять не надо.

И не надо думать, что удастся сэкономить бюджет, закрыв часть колоний. Невозможно перевезти на стройку всю колонию целиком. Одни заключённые откажутся, другим не позволят здоровье и возраст, у третьих статьи неподходящие или различные профучёты. И получится, что у нас и старая колония сохранится, и на БАМе возникнет новая – передвижная. Ещё и дополнительных сотрудников придётся во ФСИН нанимать.

Эффективность рабства

И всё же меня очень беспокоит тот факт, что у наших чиновников регулярно возникает безумная и популистская идея заткнуть заключёнными какую-то дыру в экономике. Мол, пусть они строят БАМ, ликвидируют разливы нефти в Арктике или просто копают газоны. Каждый раз эта инициатива получает поддержку силовиков, но в этот раз одобрение пришло и от Минюста, и от главы СПЧ. Я боюсь, что однажды такой проект всё-таки запустят – и это приведёт к очень плохим последствиям.

Заключёнными нужно заниматься, нужно выяснять, что привело их к преступлению. Да, человека надо изолировать от общества – но не от людей. Полезные связи – семья, друзья – должны сохраняться. Близкие должны иметь возможность навещать заключённого, и не два-три раза в год, как сейчас, а чаще. Для этого люди должны отбывать наказание не на БАМе, а в более доступных местах.

Нужно каждого преступника рассматривать как завтрашнего освобождающегося. Уже сейчас думать, куда он пойдёт, где он будет работать, чему его научить. И вот такая, наверное, должна быть ресоциализация.

Желающим надо давать реальные рабочие специальности, а не экзотические навыки, которые пригодятся им только на ФСИНовском производстве. Мужики восемь лет каждый день пришивают к полицейским курткам рукава. Естественно, они на свободе этим заниматься не будут – просто спроса нет на такое количество швей-мотористок.

Заключённых можно рассматривать как больных людей, только болезнь у них вызвана не вирусом или бактериями. Это болезнь поведения. У них могут быть психологические проблемы, проблемы с воспитанием, в каких-то ситуациях они не могут себя контролировать. Их не научили нормально добывать себе пропитание, делать что-то полезное без отвращения. Вот какие проблемы надо решать. Тогда есть шанс, что человек в тюрьму не вернётся.

А у нас по старинке пытаются рассматривать заключённых только как бесплатную рабочую силу. Но сейчас абсолютно другая экономическая реальность. Прошли времена, когда рабы строили каналы, мосты или ГЭС. Сейчас такой принудительный труд просто неэффективен.

Знаете, мы можем долго спорить об идее вечного двигателя – но есть фундаментальные физические законы, которые говорят, что его создать невозможно. Есть такие же экономические законы, которые говорят, что в XXI веке никакая стройка, обеспеченная принудительным трудом, не будет эффективной. Она будет дорогой и некачественной.

Источник: Адвокатская улица
Записал Кирилл Капитонов
Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)