Правозащитник оценил работу общественных наблюдателей в СИЗО и колониях

Правозащитник оценил работу общественных наблюдателей в СИЗО и колониях

304

Общественные наблюдательные комиссии (ОНК) не справляются с контролем ситуаций в СИЗО и колониях, заявил вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников Telegram-каналу «Радиоточка НСН». По его словам, сильных и независимых наблюдателей уже давно не пускают в систему общественного контроля, из-за чего ОНК не способны нормально выполнять свою работу. Именно по этой причине в СИЗО и тюрьмах продолжают ухудшаться условия содержания подозреваемых и заключенных, а также не заканчиваются пытки, отметил правозащитник.

ОНК не справляются, потому что нет независимых, сильных наблюдателей, их не пускают в систему общественного контроля. <...> Руководство ОНК поручается также людям, абсолютно лояльным к системе, которые готовы сказать то, что им скажет сотрудник ФСИН. Из-за этого мы видим существенное ухудшение условий содержания, продолжение пыток в СИЗО и колониях, — рассказал Мельников

Также правозащитник подчеркнул, что у ОНК становится все меньше полномочий, так как в стране принимаются законы не в пользу наблюдателей, а в пользу структуры ФСИН.

Мельников также поддержал предложение уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой создать новый механизм общественного контроля в колониях, согласно которому специальные сотрудники из штата омбудсмена либо назначенные Госдумой будут выезжать с проверками в колонии по поручению уполномоченного.

Очень надеюсь, что Москальковой удастся договориться, чтобы Общественная палата в этот раз приняла в ряды ОНК независимых наблюдателей и не допустила туда фсиновских прихвостней. Иначе это не будет работать, и от всего общественного контроля толку будет ноль, — заявил правозащитник.

В 2021 году правозащитный проект Gulagu.net обнародовал видеоархив с кадрами пыток и изнасилований заключенных в туберкулезной больнице ФСИН № 1 в Саратове. Ролики предоставил программист и бывший заключённый ОТБ-1, который в течение пяти лет имел доступ к компьютерам ФСИН и видеорегистраторам.