Адвокат добился освобождения из ИК заключенного, которому неверно исчислили срок отбывания наказания

Адвокат добился освобождения из ИК заключенного, которому неверно исчислили срок отбывания наказания

332
© ИТАР-ТАСС/ Максим Шеметов
Суд согласился с необходимостью зачесть в срок наказания ранее отбытые 10 месяцев лишения свободы по иному приговору
В комментарии «АГ» адвокат, добившийся освобождения осужденного, отметил, что отсутствие в резолютивной части приговора указания на размер наказания, подлежащего зачету в новое наказание, препятствует корректному его исполнению. Он добавил, что остается неясным, почему ответственные лица в колонии сами не направили в суд представление об устранении неясностей в приговоре.

Как стало известно «АГ», 20 января судья Заволжского районного суда г. Ульяновска Екатерина Козориз вынесла постановление о корректировке срока отбывания наказания осужденным в ИК путем зачета ранее отбытого им наказания в виде 10 месяцев лишения свободы, в результате чего он был освобожден в зале суда. Адвокат Ульяновского филиала АБ г. Москвы «Бизнес-Право» Олег Борисов, по ходатайству которого суд вынес это решение, рассказал подробнее о ситуации.

В 2017 г. гражданин М. был приговорен мировым судьей к 210 часам обязательных работ с лишением права заниматься деятельностью по управлению транспортным средством на срок два года за управление автомобилем в состоянии опьянения лицом, подвергнутым административному наказанию или имеющим судимость (ч. 1 ст. 264.1 УК РФ). В следующем году мировой судья приговорил М. к 9 месяцам и 10 дням лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении за совершение аналогичного преступления. В сентябре 2021 г. районный суд приговорил мужчину уже к 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии с лишением права заниматься деятельностью по управлению т/с на три года за такое же преступление.

17 июня 2022 г. М. был освобожден из колонии, однако 18 июля 2022 г. он был вновь приговорен к лишению свободы за совершение аналогичного преступления. Назначенное ему по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание вкупе с предыдущим приговором составило полтора года лишения свободы с лишением права управлять т/с на три года. При этом в срок отбывания наказания было зачтено лишь время содержания М. под стражей с 18 июля по 23 ноября 2022 г., когда приговор вступил в законную силу.

Впоследствии адвокат Олег Борисов обратился в суд в интересах М. с ходатайством о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора, со ссылкой на необходимость зачета в срок наказания, назначенного по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ, отбытого наказания по приговору от 30 сентября 2021 г. в виде 10 месяцев лишения свободы. В ходатайстве отмечалось, что срок отбывания основного вида наказания у М. истек 12 января 2023 г., однако администрация ФКУ ИК-8 УФСИН РФ по Ульяновской области осужденного освобождать отказалась, полагая, что он по-прежнему «отбывает наказание» в этой исправительной колонии. По словам адвоката, администрация ИК полагала, что при назначении основного вида наказания приговором от 18 июля 2022 г. в виде полутора лет лишения свободы суд уже вычел из него 10 месяцев, отбытых осужденным по приговору от 30 сентября 2021 г.

«Таким образом, администрация ФКУ ИК-8 УФСИН РФ по Ульяновской области считает, что срок отбывания основного вида наказания у данного осужденного оканчивается не 12 января 2023 г., а 12 октября 2023 г., что, на мой взгляд, является неверным толкованием резолютивной части приговора суда и, по сути, ставит под сомнение правильность зачета срока наказания, отбытого осужденным по предыдущему приговору», – отмечалось в ходатайстве.

20 января судья Заволжского районного суда г. Ульяновска Екатерина Козориз вынесла постановление суда, в котором отмечено, что ранее приговором этого же районного суда от 18 июля 2022 г. при назначении М. наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ в срок его отбывания зачтены наказание по приговору от 30 сентября 2021 г., а также время содержания осужденного под стражей с 18 июля 2022 г. до вступления приговора в законную силу из расчета один день за полтора дня наказания в ИК общего режима. «Вместе с тем вышеуказанным приговором при назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ не разрешен вопрос о зачете времени содержания М. под стражей в качестве меры пресечения по приговору Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 30 сентября 2021 г. в период с 30 сентября 2021 г. до вступления данного приговора в законную силу, а также не указан период отбытого наказания в виде лишения свободы по указанному приговору, что ухудшает положение осужденного», – отмечено в этом судебном акте.

Таким образом, судья удовлетворила ходатайство адвоката и зачла М. в срок отбывания наказания в виде лишения свободы по приговору от 18 июля 2022 г. время его содержания под стражей с 30 сентября 2021 г. по день, предшествующий дню вступления приговора в законную силу, – 21 декабря 2021 г. включительно на основании п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ. В связи с этим было предписано освободить осужденного из-под стражи немедленно по отбытии наказания, если срок наказания истечет ранее, чем судебное постановление вступит в силу.

Как сообщил «АГ» Олег Борисов, сначала к нему обратились родственники М., которые сообщили, что у того через несколько дней заканчивается срок наказания в виде лишения свободы, но «колония не собирается его освобождать». «Они попросили проконсультировать их на предмет исчисления срока наказания. Благо все судебные решения имелись на сайтах судов, и особого труда это не составило. У осужденного была в какой-то мере оригинальная ситуация: он отбывал наказание, назначенное по совокупности приговоров, и к моменту вынесения второго приговора он уже успел благополучно отбыть 10 месяцев лишения свободы по первому приговору и освободиться. По этой причине в назначенные вторым приговором полтора года лишения свободы суд постановил зачесть на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание, отбытое им по первому приговору (правда, он не указал в резолютивной части, в каком именно размере, хотя это полностью усматривалось из вводной части приговора). В результате какой-либо помощи от меня первоначально не потребовалось, но каково же было мое удивление, когда через несколько дней после подсчитанной “даты освобождения” мне вновь позвонила родственница этого осужденного и пояснила, что его все еще не освобождают», – рассказал он.

Позиция колонии, а затем и прокуратуры, в которую обращались родственники М., по словам адвоката, сводилась к тому, что суд назначил полтора года лишения свободы уже «со скидкой» – заранее сократив наказание на 10 месяцев. «Но позвольте, где вы видели, чтоб так назначалось наказание? Это же не желтый ценник в супермаркете, где цена может быть указана с учетом скидки; суд сначала определяет размер наказания, а потом уже перечисляет, что подлежит зачету в него. М. отбывал наказание по совокупности приговоров, а значит, на исполнении в колонии должен был быть и первый приговор. То есть сомнений в том, что и в каком размере зачесть, не должно было быть. Но только не у настойчивых представителей УФСИН, уверенных в своей правоте. Тут уже было не до шуток: человек должен был быть освобожден несколькими днями ранее. Я подготовил и незамедлительно подал жалобы во все возможные инстанции – начиная с прокуратуры области, прокуратуры по надзору, начальника УФСИН, заканчивая начальником той самой колонии», – рассказал Олег Борисов.

По его словам, параллельно в суд было подано ходатайство об устранении сомнений и неясностей в приговоре, в котором адвокат указал, что отсутствие в резолютивной части приговора указания на размер наказания, подлежащего зачету в новое наказание, препятствует корректному его исполнению. «Я подробно изложил как свои доводы, так и доводы колонии, с приведением подробных подсчетов. В итоге суд “взял вину на себя”: посчитал, что действительно имеются сомнения и неясности, рассмотрел ходатайство в рекордно короткие сроки – спустя три дня с момента поступления – что, конечно, заслуживает уважения и отдельных слов признательности, удовлетворил его и постановил незамедлительно освободить осужденного, что в итоге и было сделано в тот же день. В результате он отбыл лишнюю неделю лишения свободы, а непонятным в этой истории остался вопрос о том, почему ответственные лица в колонии сами не направили в суд представление об устранении неясностей в приговоре, если они у них действительно имелись. Вот и получилось, что “освобождение осужденных – дело рук самих осужденных”», – подчеркнул Олег Борисов.