Искаженное лицо справедливости: зачем сжигателя Корана отправляют в Чечню

Искаженное лицо справедливости: зачем сжигателя Корана отправляют в Чечню

513
Фото: szaopressa.ru.

19-летнего жителя Волгограда Никиту Журавеля, арестованного за сожжение Корана, привезли в Чечню. У стен СИЗО Грозного его встречали люди, которые призывали к «народному суду». Такую ли «воспитательную меру» имели в виду те высокопоставленные чиновники, которые вопреки положениям Конституции и УПК, приняли решение об изменении территориальной подследственности?

Сжигать святую книгу мусульман Коран, записывать все это на видео, которое потом разместить в Интернете - все это от начало до конца мерзко. И это противоправный поступок, за который в России предусмотрено наказание в соответствии с частью 2 статьи 148 УК РФ: «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих».

Преступление это, согласно Уголовному кодексу, небольшой тяжести  (санкция - до трех лет лишения свободы), а значит, мера пресечения в виде заключения под стражу не должна избираться.

Никиту, несмотря на это арестовали. А само уголовное дело по решению главы Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина передали в Чечню. И как следствие — заключенного тоже доставили туда. При этом мотивом послужили «массовые обращения жителей Чечни с просьбой признать их потерпевшими по этому делу».

«Несмотря на высокий общественный резонанс данного уголовного дела  правила территориальной подследственности чётко определены ст. 152 УПК РФ, которая не содержит оснований для её изменения, применимых к делу Журавеля.  Произвольное изменение территориальной подследственности и создаёт весомые предпосылки для повторного, систематического искажения смысла норм УПК РФ в целях "политической целесообразности". Это негативно скажется на соблюдении прав человека в России», - такое обращение  ко мне, как к члену  СПЧ, написали российские адвокаты.  Их тревоги  вполне оправданы. Попробую пояснить.

Начнём с Конституции. В ней есть строчки про то, что все равны перед законом и судом. Цитирую: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения».

Место производства предварительного расследования (так называемая территориальная подследственность) определяется статьей 152 УПК РФ - по месту совершения преступления. В исключительных случаях по мотивированному постановлению руководителя вышестоящего следственного органа уголовное дело может быть передано для производства предварительного расследования в вышестоящий следственный орган.

Что из этого следует? Во-первых, Бастрыкин имел полное право передать дело для расследования в свой центральный аппарат, но не направлять его в другой регион.

Во-вторых, в целом изменение подследственности - мера исключительная, и обычно применяется в целях обеспечения беспристрастности разбирательства.

Были ли основания считать, что в Волгограде следствие «пристрастно»? Если и были, то  о них никто не знает. Есть ли основания полагать, что следствие в Чечне будет беспристрастно? Увы, нет, поскольку именно чеченское управление СК попросила им отдать Никиту.

В любом случае, перевод Журавеля в Чечню был слишком уж демонстративным. И он, как замечают эксперты, может привести к радикализации общественных диалогов (а затем и действий). А это разумным людям, какой бы веры они ни были, точно не нужно.

Известный юрист Калоя Ахильгов написал в своем канале: «Я мусульманин, то, что сделал Журавель, отвратительно и недопустимо. Моя вера и, тем более, ислам от этого слабее не стали... При этом я считаю, что  у справедливости одно лицо, которое должно поворачиваться ко всем. И как бы странно это ни показалось, даже к преступникам».

И еще момент. Минюстом был разработан (уже давно действует) революционный закон, согласно которому у всех осужденных появилось право отбывать наказание по месту жительства. После этого тысячи арестантов были переведены в регионы, где жили сами или их близкие.

Это одна из самых гуманных и социальных мер, что были приняты в современной России. И как же после этого расценивать слова официального лица Минюста о том, что если Журавель будет отбывать срок в колонии мусульманского региона, то это якобы поспособствует уважению к религии и религиозным чувствам верующих в России? Одной рукой уничтожается то, что было посеяно другой?

«Выборочное» правосудие опасно для всего общества, и случай с 19-летним Никитой может открыть (если уже не открыл) наш собственный «ящик Пандоры».

Авторы: