КС разобрался в запретах на посещение конкретных мест при ограничении свободы

КС разобрался в запретах на посещение конкретных мест при ограничении свободы

219
https://www.rod-pravo.org/wp-content/uploads/2015/10/%D1%81%D1%83%D0%B4-802x490.jpg
Потерпевшие по уголовным делам об угрозе убийством и истязании не хотели, чтобы осужденные к ним приближались, но суды отказались удовлетворять их требования. Женщины попросили КС проверить конституционность ч. 1 ст. 53 УК («Ограничение свободы»).
В среду Конституционный суд опубликовал новое постановление, в котором объяснил, могут ли суды уточнять запрет на посещение конкретных мест для осужденных, приговоренных к ограничению свободы.

В КС независимо друг от друга обратились две женщины, пострадавшие от действий мужчин. Оксану Петрову* из Московской области признали потерпевшей по уголовному делу об угрозе убийством, а Елизавету Синицыну* из Москвы — по делу об истязании. В обоих случаях обвиняемых приговорили к году ограничения свободы. Несогласные с такими решениями пострадавшие просили суды запретить осужденным приближаться к местам их жительства и работы. Синицына также добивалась запрета на приближение к месту учебы ее ребенка. Во всех случаях суды отказали, сославшись на то, что ч. 1 ст. 53 УК («Ограничение свободы») якобы не предусматривает такой возможности.

Потерпевшие обратились в Конституционный суд. Петрова в своей жалобе обращала внимание на то, что во время производства по уголовному делу фигуранту избрали меру пресечения в виде запрета определенных действий, ему было нельзя приближаться к месту проживания и работы пострадавшей. Приговор же такого ограничения не содержал. Женщина просила признать ч. 1 ст. 53 УК («Ограничение свободы») не соответствующей Основному закону. По ее мнению, в силу своей «неконкретизированности» оспариваемая норма не обеспечивает защиту прав потерпевшего на личную неприкосновенность и охрану достоинства личности от насилия, поскольку не содержит прямого запрета на приближение к пострадавшим. Синицына обращала внимание на то же.

КС заметил: ч. 1 ст. 53 УК запрещает осужденным посещать определенные места, расположенные в пределах населенного пункта. При этом суд имеет право уточнить, куда конкретно человек ходить не может. Потерпевший, в свою очередь, может требовать, чтобы преступнику запретили приближаться к местам, где пострадавший часто бывает. Суду необходимо учитывать, не приведет ли такой запрет к «существенному ограничению возможностей осужденного в реализации жизненных потребностей». Пострадавший также может обращаться со своим запросом в уголовно-исполнительную инспекцию.

Что касается ограничения посещения осужденным мест, в которых часто бывает кто-то из близких потерпевшего, КС обратил внимание на возможность запрета в том случае, если пострадавший сам регулярно в таких местах находится (например, приходит в школу за ребенком).

В итоге Конституционный суд постановил: ч. 1 ст. 53 УК не противоречит Основному закону, поскольку позволяет судам конкретизировать свои запреты. Приговоры по делам, в которых Петрову и Синицыну признали потерпевшими, вступили в силу более двух лет назад. Осужденные уже отбыли свое наказание. Оснований для пересмотра судебных решений сейчас нет. Но КС посчитал правильным применить компенсаторные механизмы. Форму и размер компенсации определят суды первой инстанции, в которых рассматривали дела с участием заявительниц.

*имя и фамилия изменены редакцией.