У слабослышащих нет коммуникации со ФСИН

У слабослышащих нет коммуникации со ФСИН

252
https://saratovnews.ru/i/news/big/147981642641.jpg

Общественники пожаловались на плохие условия содержания слабослышащих граждан в местах лишения свободы. Теоретически передача слуховых аппаратов за решетку не запрещена законом, но от сидельцев требуют множество документов, подтверждающих их необходимость. Есть также трудности с настройкой и функционированием приборов. В результате лица, лишенные слуха, не способны к нормальной коммуникации с другими заключенными и сотрудниками СИЗО и колоний. Это периодически приводит к произволу, когда, не расслышав требование надзирателя, человек рискует получить за это взыскание.

Глухонемые и слабослышащие заключенные часто жалуются на бюрократические трудности с передачей слуховых аппаратов за решетку, необходимость которых приходится подтверждать большим количеством справок.

В то же время в изоляторы не разрешают проносить батарейки, без которых приборы не могут работать. И это далеко не все проблемы, с которыми сталкиваются люди с ограниченными возможностями в условиях изоляции.

Член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Мария Ботова рассказала «НГ», что недавно посещала глухую девушку в СИЗО. «Общались мы с ней, переписываясь на листочках. В камере она общается так же. С адвокатом тоже. Благо бумаги у нее достаточно», – рассказала общественница. «Что можно сделать? Посадить к таким заключенным в камеру СИЗО сурдопереводчика, который будет способствовать коммуникации с сотрудниками? Вряд ли найдется сурдопереводчик, добровольно желающий стать заключенным», – рассуждает Ботова.

«Найти кого-то из заключенных, кто владеет языком глухих? Тоже нельзя: в местах принудительного содержания запрещено общаться на других языках, кроме государственного – совершенно обоснованно в целях безопасности, – подчеркнула она. – Мы выступили с предложением составить список сотрудников, которые владеют жестовым языком. Их можно было бы привлечь в качестве сурдопереводчиков при необходимости». В целом, подытожила собеседница «НГ», система не приспособлена к пребыванию в местах лишения свободы лиц, лишенных слуха. При этом диагноз «глухота» не входит в перечень заболеваний, препятствующих заключению под стражу и нахождению в местах лишения свободы. В то же время «всегда остается возможность для таких людей избрать более гуманную меру пресечения, не связанную с лишением свободы, тем более если преступления их не насильственные, а, допустим, экономические».

Как заметил в беседе с «НГ» член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Александр Брод, ему неоднократно приходилось сталкиваться с тем, что в СИЗО игнорируются проблемы со здоровьем у подозреваемых и обвиняемых. «Не всегда проводится диагностика заболеваний, необходимое лечение не оказывается, нужных лекарственных препаратов либо нет в наличии, либо их не разрешают передавать под надуманными предлогами», – рассказал правозащитник. Также не принимаются во внимание потребности граждан с ограниченными возможностями: с протезами, кардиостимуляторами. «Знал нескольких подозреваемых, которым требовалась срочная замена протезов ног, но следствие тормозило этот процесс, чем причиняло арестантам физические страдания», – подчеркнул Брод.

Как пояснил «НГ» вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников, часто сложности возникают, когда человек не слышит, что от него требуют сотрудники УИС. Бывали случаи, когда арестант не услышал, допустим, команды «подъем», и у него начинались проблемы вплоть до дисциплинарных взысканий с занесением в личное дело. В то же время эксперт подтвердил, что приобретение самого аппарата превращается в долгий процесс: должна быть выписка от врача с диагнозом, необходима консультация – причем не одна – врача-сурдолога, который должен снять слепок уха, подобрать ушной вкладыш, настроить аппарат: «Понятное дело, что таких специалистов нет в системе ФСИН. Медсанчасти ФСИН нужно договариваться с Минздравом, чтобы приехал такой врач и провел прием». По словам Мельникова, будучи членом предыдущего созыва ОНК, он сам неоднократно наблюдал ситуации, когда человек все же получал прибор, а через несколько месяцев тот ломался, и всю процедуру приходилось начинать заново.

Также эксперт рассказал о злоупотреблениях со стороны сотрудников изоляторов, когда те запрещают проносить батарейки в СИЗО, ссылаясь на то, что их якобы нет в перечне разрешенных предметов. Но раньше такой проблемы не было, а для кардиостимуляторов сотрудники СИЗО спокойно разрешают передавать батарейки, руководствуясь теми же правилами внутреннего распорядка. Причина такого поведения, по его словам, зачастую кроется в отсутствии правильно выработанной методологии работы по тем или иным направлениям, а сейчас это еще усугубилось проблемой недостаточного общественного контроля мест принудительного содержания.

Источник:https://www.ng.ru