Американские заключенные используются на опасных работах на свой страх и риск

Американские заключенные используются на опасных работах на свой страх и риск

211
https://slon.fr/wp-content/uploads/2020/03/5-9.jpg

Благодаря лазейке в 13-й поправке к Конституции Соединенных Штатов, принудительный труд в Штатах законен, если это – наказание за преступление.

20-летний тюремный срок Бласа Санчеса в исправительном учреждении Аризоны подходил к концу, когда его сдали в аренду для работы в Hickman’s Family Farms, занимающейся продажей яиц и участвующей в поставках этого продукта таким компаниям-гигантам, как «Макдональдс», «Таргет» и «Альбертсон». Когда его поставили обслуживать машину, перерабатывающую помет кур в компост, правая нога Санчеса попала в желоб с вращающимся внутри большим спиральным винтом.

«Я услышал хрусь-хрусь-хрусь», – рассказал Санчес. «Я ничего не почувствовал, слышал только, как хрустит моя нога».

Он вспомнил, как отчаянно рылся в кучах помета, чтобы перетянуть чем-нибудь истекающую кровью конечность. Затем он прождал несколько часов, пока спасатели старались его высвободить, а затем доставить вертолетом в больницу. Ему ампутировали ногу ниже колена.

Как отмечает «Ассошиэйтед пресс», по всем Соединенным Штатам ежегодно сотни тысяч заключенных отправляются на различную работу, некоторые из них при этом получают серьезные ранения или погибают, если им достается опасное занятие без какой-либо подготовки или с минимальной подготовкой.

В их число входят американские заключенные, которых используют для борьбы с лесными пожарами, управления тяжелой техникой или отправляют работать на промышленных фермах и мясоперерабатывающих заводах, входящих в цепочки поставок известных брендов Соединенных Штатов. Эти мужчины и женщины относятся к трудовой системе США, которая – и зачастую преднамеренно – в значительной степени ущемляет их трудовые права и защиту, гарантированные другим работникам-американцам.

Безопасность не гарантируется
Тюремный труд в США стартовал еще во времена рабства и резко вырос по мере увеличения числа заключенных, большая часть которых – чернокожие. Поскольку американские законы постоянно менялись, чтобы частным компаниям было легче использовать возрастающую рабочую силу заключенных, тюремная система видоизменилась в многомиллиардную индустрию, функционирующую практически без надзора со стороны Минтруда США.

В законах некоторых штатов бесправность заключенных прописана особенно четко: их не классифицируют как наемных работников, причем вне зависимости от того, работают ли они в тюрьмах или на сторонних предприятиях по тюремным контрактам, либо программам досрочного освобождения через работу. Это позволяет вывести заключенных из-под законодательства о компенсационных пособиях работникам, а также из-под законов каждого штата и федеральных норм, устанавливающих минимальные стандарты здоровья и безопасности на местах работы.

Почти невозможно определить, сколько заключенных на местах работ получают ранения или погибают каждый год, и отчасти потому, что травмированные узники предпочитают не сообщать о травмах, опасаясь возмездия чиновников или потери таких привилегий, как контакт со своими семьями. Американские законы о конфиденциальности усложняют получение подобных данных. В Калифорнии, к примеру, с 2018-го по 2022-й в тюремной индустрии штата было зарегистрировано порядка 700 производственных травм, но документы, предоставленные по запросу «Ассошиэйтед пресс», оказались сильно отредактированными.

В большинстве штатов Америки госучреждения не несут какой-либо ответственности за травмы или смерть арендных заключенных на местах работ. Но в 2023-м «Американский союз гражданских свобод» (ACLU) выступил от имени группы травмированных заключенных из Невады, занимавшейся устранением очага лесного пожара. Благодаря поддержке юристов ACLU им была назначена выплата в размере $340 000 (свыше 30 млн руб.), которая была разделена поровну между восемью участниками тушения.

Ребекка Ливитт (фото выше) рассказала, что когда она вместе с другими заключенными-женщинами прибыли на объект, пройдя только обучение в виде лекции, им пришлось исполнять «танец горящих ног» на тлеющих углях пожара, а когда женщины попытались покинуть опасное место, их босс проорал: «Вернитесь обратно!». По ее словам, прогоревшие ботинки одной из членов ее группы пришлось обматывать скотчем, в то время как другие кричали от боли, когда размягченные подошвы их ботинок прилипли к их ступням после девяти часов работы на раскаленной земле, за которую женщинам заплатили около доллара в час (т.е. порядка 90 руб. в час).

Спустя два дня, продолжила Ливитт, когда женщин из ее группы наконец доставили в больницу, врачам пришлось срезать им кожу на ступнях из-за ожогов второй степени. При этом, поскольку ожоговые пациентки были заключенными, им было отказано в обезболивающих.

«Они обращались с нами так, будто мы животные или что-то в этом роде», – заявила Ливитт, добавив, что женщины-заключенные боялись не подчиниться приказам босса или сообщать ему о своих травмах, поскольку их могли отправить в тюрьмы с более строгим режимом. «Причиной, по которой одна из нас в конце концов решилась сообщить об ожогах администрации, было то, что мы действительно не могли ходить из-за боли».

В невадском Департаменте исправительных учреждений проигнорировали несколько запросов «Ассошиэйтед пресс» о комментариях.

Юрист ACLU Крис Петерсон, подготовивший иск от лица женщин-заключенных, сообщил, что Законодательное собрание Невады специально приняло законы, усложняющие получение компенсации травмированным заключенным. Он отметил, что пять лет назад невадский Верховный суд постановил, что травмированный при тушении пожара заключенный может получать компенсацию, эквивалентную всего лишь 50 центам в день (т.е. около 46 руб. в день), в зависимости от того, сколько он отработал за время нахождения в тюрьме, вместо размера установленной в Неваде минимальной зарплаты.

Узаконенное рабство XXI века
Благодаря 13-й поправке к американской Конституции, в Штатах запрещен любой рабский труд, кроме труда заключенных.

Сегодня в тюрьмах США находиться порядка 2 миллионов человек – больше, чем в любой другой стране мира – причем это число принялось резко увеличиваться с 1980-х, когда были приняты жесткие законы о борьбе с преступностью. Более 800 000 американских заключенных имеют какую-либо работу: от раздачи еды внутри учреждений до работы на улице в частных фирмах, включая работу для сокращения тюремного срока – от предприятий KFC до фабрик Tyson Foods. Также их труд используется в государственных и муниципальных учреждениях, в колледжах и некоммерческих организациях.

При этом в большинстве штатов Америки заключенным отказывают в соблюдении любых трудовых норм: от пособий по инвалидности до защиты труда, гарантируемой Минтрудом или агентствами штата, отвечающими за отслеживание безопасных условий труда. В Аризоне, например, у местного Департамента охраны труда нет полномочий расследовать дела, вызванные смертью или травмированием заключенных.

В Штатах забастовки арестантов по поводу трудовых прав редки и быстро подавляются. А по постановлению Верховного суда США, американские заключенные не имеют права участия в профсоюзах или возможности создавать свои собственные профсоюзы. Также они не в праве вызвать неотложку или требовать доставки себя в больницу, если вдруг работники-заключенные получат опасную для жизни рабочую травму во время их аренды.

При этом препятствия у заключенных, осмелившихся подать в суд, могут быть практически неодолимыми, равно, как и поиск юриста, что возьмется за такое дело. Это стало особенно актуально с той поры, как около 30 лет назад стал действовать федеральный закон, реформирующий тюремное судопроизводства с целью остановки шквала судебных исков, сопровождавший все возрастающее количество заключенных в Штатах.

Хотя отбывающие наказание в тюрьмах США имеют доступ к недорогой медицинской помощи, типичная оплата в размере от 2-5 долларов за посещение часто бывает не по карману тем, кто зарабатывает почти ничего. Многие заключенные говорят, что тюремное медобслуживание не стоит и этих денег, поскольку уход, который они получают, зачастую очень плохой.

В многих штатах, включая Айдахо, Иллинойс, Миссисипи и Делавэр, подавались коллективные иски заключенных, в которых заявлялось все: от ненужной боли и страданий до преднамеренного медицинского пренебрежения, а также отсутствия возможности излечивания от таких болезней, как гепатит С.

Поскольку администрации тюрем с большим трудом находят себе в штат врачей, соглашающихся работать в этих учреждениях, это означает, что зачастую им приходится нанимать медицинских специалистов, отбывающих тюремные сроки.

Редкие мизерные компенсации
По всем США родственники заключенных, погибших на работе, зачастую не могут определить, кто несет ответственность за это. А когда за таких работников предлагается компенсация, присуждаемая сумма обычно определяется размером зарплаты заключенного и полностью закрывает дверь для возможных исков о смерти в результате противоправных действий.

Те редкие дела, что доходят до суда, приводят к мизерным выплатам по сравнению с тем, что могли бы получить свободные граждане, отчасти потому, что те, кто находится за решеткой, признаются в суде имеющими небольшой или никакой потенциальный заработок в перспективе.

Профессор права Майкл Дафф (Университет Сент-Луиса), эксперт в сфере трудового права, отметил, что некоторые американцы думают по этому поводу примерно так: «Ну, очень жаль, только не нужно оказываться в тюрьме». Но ведь целый класс общества в США лишен гражданских прав, заявил Дафф, почеркнув, что в каждом штате Америки есть своя собственная система, которую можно изменить, чтобы предложить заключенным больше защиты, если на это будет политическая воля.

«В США имеется такая категория работников, которым можно неправомерно причинить вред, но при этом оставить их без каких-либо средств правовой защиты», – сообщил Дафф.

Тем не менее, в американское законодательство намного чаще вносятся поправки, еще больше блокирующие возможность юридической поддержки в отношении тех заключенных, что нуждаются в помощи.

Именно так было в Аризоне. Согласно данным, поступившим к «Ассошиэйтед пресс» по журналистскому запросу, в 2021 году адвокат Hickman’s Family Farms безуспешно попытался добиться от аризонского Департамента исправительных учреждений внесения изменений в контракт по арендным заключенным, чтобы обозначить ответственность за их травмирование или гибель. Тогда в 2022 году свежесозданная некоммерческая организация принялась лоббировать законопроект, вскоре принятый полностью, по которому заключенным запрещается опираться на свои медицинские расходы при подготовке судебных исков и который ограничивает размер компенсационных выплат.

Билли Хикман (фото выше), один из членов правления крупной семейной компанией по производству яиц, являлся также руководителем той некоммерческой организации. Он заявил для «Ассошиэйтед пресс», что за почти три десятилетия Hickman’s наняла на работу более 10 000 заключенных. Но поскольку эти работники не в праве претендовать на такие меры защиты трудовых интересов, как выплата компенсации, он отметил, что его компания через НКО пыталась ограничить свою уязвимость к судебным искам, часто возбуждаемых теми, кого он назвал придирчивыми адвокатами.

«Мы – семейный бизнес», – отметил Хикман. «И мы очень серьезно относимся к тому, чтобы работники были в безопасности».

Свобода с болью от травм
В разгар коронавирусной пандемии – когда все остальные варианты работы за пределами тюрьмы отсутствовали – Кристал Аллен наряду со 140 женщинами-заключенными была отправлена трудиться на ферму компании Билли Хикмана, где их группу разместили на большом складе. Hickman’s является крупнейшим арендатором работников-заключенных у Arizona Correctional Industries и за последние шесть финансовых лет дала тюремному бюджету штата почти $35 миллионов (свыше 3 млрд руб.) дохода.

Кристал Аллен зарабатывала менее $3 долларов (порядка 270 руб.) в час после вычетов, включающих удержание 30% за жилье и питание. Ей было известно, что это тяжелая работа, но женщина надеялась скопить пару-тройку тысяч долларов ко дню своего освобождения.

Однажды Аллен обратила внимание, что кормушки для кур, действующие по ленточной системе, не работают должным образом, поэтому она переключила механизм на ручное управление и рукой положила корм на место.

«Внезапно тележка двинулась и просто оторвала мне большой палец», – рассказала Аллен, добавив, что ей потребовалось стянуть с ноги носок, чтобы обмотать левую руку, оказавшуюся изуродованной. «Кровотечение было очень, очень сильное».

Она подала в суд до того, как новый закон штата Аризона (ограничивающий размер компенсаций травмированным заключенным) вступил в силу, и в 2023-м компания выплатила неназванную сумму. В судебных документах юристы Hickman’s Family Farms полностью отрицали какие-либо правонарушения.

Блас Санчес (фото выше), лишившийся ноги во ходе работы на уборке куриного помета в Аризоне, заявил, что он тоже продолжает бороться, хотя после потери его ноги прошло почти десять лет.

Он согласился на нераскрываемую сумму компенсации от Hickman’s, как обычно отрицающей любую ответственность в судебных документах. Сейчас он управляет мотелем в Уинслоу на историческом шоссе 66 и говорит, что довольно часто испытывает состояние болевой агонии – либо из-за протеза на ноге, либо из-за стреляющих болей в нервах на конце культи правой ноги.
Источник: https://discover24.ru/2024/05/amerikanskie-zaklyuchennye-ispolzuyutsya-na-opasnyh-rabotah-na-svoy-strah-i-risk