Европейский суд задал России вопросы по жалобам двух оренбуржцев на пытки

Европейский суд задал России вопросы по жалобам двух оренбуржцев на пытки

227
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://www.sovetnik.eu/assets/images/Fotolia_61062793_Subscription_Monthly_M.jpg

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал две жалобы, поданные правозащитниками в интересах оренбуржцев Павла Селивёрстова и Александра Богданова, пожаловавшихся на пытки и не сумевших добиться от российских правоохранительных органов проведения эффективного расследования.

(Павел Селиверстов)

Напомним, 24 декабря 2012 года в оренбургское отделение Комитета против пыток обратилась мать осужденного Павла Селиверстова Валентина Михайловна. Она рассказала о том, что её сын перед водворением в ШИЗО в исправительной колонии № 4 Оренбурга был жестоко избит. В результате этого у него было сломано ребро, которое проткнуло легкое, отчего Павел едва не скончался. В тот же день Валентина Михайловна обратилась в следственные органы с заявлением о преступлении. В начале января 2013 года, когда Павел немного пришел в себя после операции, он также написал аналогичное заявление. Однако следственные органы почему-то не торопились  начинать работу: так, проверка по сообщению о преступлении была начата спустя две недели, а не незамедлительно, как того требует закон.

Но, даже возбудив уголовное дело лишь спустя два месяца после произошедшего, сотрудники Следственного комитета продолжили систематически нарушать права потерпевшего, в связи с чем юристы отдела международно-правовой защиты Комитета против пыток в августе 2014 года подали жалобу в Европейский суд по правам человека.

В итоге, за два года по этому уголовному делу сменилось четыре следователя, само оно дважды прекращалось. Первый раз, благодаря правозащитникам и широкому общественному резонансу, это решение удалось признать незаконным, и дело было передано для расследования в первый отдел по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Оренбургской области. Однако второе аналогичное процессуальное решение о прекращении уголовного дела, вынесенное 10 ноября 2014 года, суды первой и апелляционной инстанции признали законным.

«Мы считаем, что следствие не учло при расследовании массу факторов, важных для установления истины. Так, следователи не изъяли записи камер видеонаблюдения, на которых должно было быть запечатлено либо падение Павла с лестницы, либо его избиение сотрудниками ФСИН, – рассказывает юрист Комитета по предотвращению пыток Тимур Рахматулин. – Не изъяли они и видеозапись с регистратора, который закреплен на амуниции дежурного ШИЗО, присутствовавшего в день получения Павлом телесных повреждений и, со слов Павла, наблюдавшего его избиение. Не проведены иные следственные действия и не устранены многочисленные противоречия».

В итоге, после прекращения уголовного дела в отношении сотрудников ФСИН Павел Селиверстов был обвинен по 306 статье УК РФ («Ложный донос»). Хотя срок давности привлечения к уголовной ответственности по этой статье на момент рассмотрения дела в суде истек, Павел настоял на продолжении рассмотрения дела, надеясь доказать, что он не совершал ложный донос. 13 марта 2015 года суд вынес обвинительный приговор, приговорив Павла к одному году лишения свободы и освободив его от отбывания наказания ввиду истечения срока давности привлечения к ответственности.

Через год, 16 марта 2016 года, Павел Селиверстов умер. В настоящий момент юристы Комитета по предотвращению пыток представляют интересы его матери в Европейском суде по правам человека.

Второе дело, коммуницированное ЕСПЧ, касается случая, произошедшего с Александром Богдановым.

(Александр Богданов)

По его словам, в октябре 2011 года он на протяжении двух суток подвергался жестокому избиению и невыносимым издевательствам  со стороны полицейских в отделении полиции № 3 Оренбурга. Как вспоминал Богданов, его душили пакетами, били сжатой ладонью и каблуком туфли с размаху, подвешивали между столами на бейсбольной бите в позе «чемодан», угрожали изнасилованием. Издевательства прекратились спустя 39 часов, когда Богданов согласился признать себя виновным в убийстве своего знакомого.

На следующий день Александр был обследован судебно-медицинским экспертом, и на его теле были обнаружены гематомы мягких тканей, кровоподтёки, ссадины и кровоизлияния. Еще через день во время заседания Дзержинского районного суда Оренбурга при избрании меры пресечения Богданов отказался от данных под пытками показаний.

27 октября 2011 года в Следственное управление СК РФ по Оренбургской области по факту избиения в полиции было подано сообщение о преступлении. Чуть позднее брат Богданова Денис, а потом и сам Александр (уже из мест лишения свободы – в ноябре 2012 года его признали виновным в совершении убийства  и приговорили к 9, 5 годам) обратились в Комитет против пыток с просьбой провести общественное расследование и оказать юридическую помощь по факту применения к Александру пыток сотрудниками полиции.

В ходе проведения проверки сотрудниками следственного отдела было вынесено шесть постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, которые отменялись либо в порядке надзора, либо в результате жалоб и обращений, подаваемых юристами Комитета против пыток.

На национальном уровне точку в расследовании событий, произошедших с Богдановым в отделе полиции, поставил 10 июля 2014 года Оренбургский областной суд, не пожелавший рассматривать по существу жалобу на очередной отказ следователей возбуждать уголовное дело.

Исчерпав все возможные способы защиты Александра Богданова на национальном уровне, в октябре 2014 года юристы Комитета против пыток были вынуждены обратиться в Европейский суд по правам человека.

«Европейский суд по правам человека, коммуницировав жалобы Павла Селивёрстова и Александра Богданова, задал Российской Федерации следующие вопросы: подвергались ли заявители пыткам или бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, предоставили ли власти правдоподобное и убедительное объяснение тому, каким образом заявители получили телесные повреждения, провели ли власти эффективное расследование,– комментирует юрист отдела международно-правовой защиты Комитета по предотвращению пыток Екатерина Ванслова. – После того, как мы получим ответы российских властей, мы также представим свои доводы в Европейский Суд».