Татьяна Москалькова: уважение к взглядам других – вклад ­каждого из нас в...

Татьяна Москалькова: уважение к взглядам других – вклад ­каждого из нас в достижение гражданского мира

147
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

– Татьяна Николаевна, с какими проблемами к вам обращаются как к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, на что чаще всего жалуются наши граждане?

– В 2016 году к нам поступило 42 549 обращений, из них 3400 – коллективных. Это в полтора раза больше, чем в 2015-м. Как показывает статистика, по итогам прошлого года чаще всего людей беспокоили вопросы уголовно-процессуального законодательства – 13 366 обращений, и законодательства в сфере жилищно-коммунального хозяйства – 7183 обращений.

– Ключевая для нашего журнала тема на втором месте…

– На самом деле это неудивительно. Ведь ЖКХ исторически играет особую роль в нашей стране, что находит отражение даже в детских сказках – вспомните «Теремок» или «Кошкин дом». Не говоря уже о произведениях Булгакова. Причем эта тема не теряет своей злободневности и, как правило, ассоциируется у россиян со стойкой головной болью.

– Из-за чего же у людей чаще всего болит голова, если речь идет о ЖКХ?

– Чаще всего поводом для жалоб являются проблемы ветхого и аварийного состояния жилых домов, износа коммунальной инфраструктуры, рост тарифов на жилищно-коммунальные услуги, непрозрачность платежей, ненадлежащее управление многоквартирными домами и низкое качество предоставляемых услуг.

Особенно актуальны проблемы износа жилого фонда. Сегодня в многоквартирных домах проживают 72 процента россиян – больше чем две трети населения страны! Подавляющее большинство этих домов – жилой фонд, построенный в советское время. По нынешним временам это не шедевры архитектуры, но в период массового строительства 60–70-х годов прошлого века именно они позволили миллионам людей получить вожделенные «квадратные метры». Знаменитые «хрущевки» должны были простоять максимум 50–70 лет, но грянули «лихие 90-е», и о программах обновления жилого фонда пришлось надолго забыть. Тем временем ветшали не только дома, но и вся система ЖКХ.

Вот и неудивительно, что из года в год к нам поступают жалобы по вопросам, касающимся переселения из аварийного жилищного фонда: в 2015 году – 361 обращений, в ­2016-м – уже 540. В основном граждане жалуются на отсутствие финансирования для реализации программы переселения и, что особенно удручает, низкое качество возводимого жилья. Получается, что люди переезжают из одной развалюхи в другую. Как возмущенно заметила на личном приеме одна заявительница: «На бумаге – переселение в новостройку, а по сути – сущее издевательство».

– Как на практике ведется работа с конкретными обращениями?

– Вот, например, к нам поступила жалоба жительницы города Ржева Тверской области, в которой она сообщала об аварийном состоянии жилого дома и непринятии местным самоуправлением мер по созданию безопасных условий проживания для жильцов этого дома и включении его в программу расселения. В ходе совместной с надзорными органами проверки доводы жильцов подтвердились. Госжилинспекция Тверской области вынесла заключение о несоответствии технического состояния дома требованиям законодательства и необходимости проведения его обследования. Однако администрация города не исполнила это предписание. Только после обращения Уполномоченного в Ржевскую межрайонную прокуратуру и принятия мер прокурорского реагирования дом был обследован межведомственной комиссией, признан аварийным и подлежащим сносу. У жильцов появилась реальная перспектива на переселение в благоустроенные квартиры. Другой типичный случай произошел в Московской области. Жители города Озеры обратились с жалобой, в которой они сообщали о неудовлетворительном техническом состоянии жилых помещений недавно построенного дома.

В ходе совместной с право­охранительными органами проверки были выявлены многочисленные нарушения при строительстве и вводе в эксплуатацию новостройки. При этом администрация городского поселения Озеры не приняла меры по обеспечению безопасности проживания в доме граждан, не проводился конкурс по выбору управляющей организации; более того – дом не был подготовлен к зиме. Только после принятия мер прокурорского реагирования граждан расселили в благоустроенные квартиры.

Замечу, что подобного рода обращения поступают постоянно, в том числе и во время прямых эфиров в программе «Права человека». Проблем у нашего ЖКХ очень много, и решать их нужно незамедлительно. От того, насколько эффективно мы сможем это сделать, зависит достойная жизнь сотен тысяч наших граждан, а значит, и социальное здоровье общества в целом. Институт Уполномоченного делает все возможное, но он не всесилен. Подобные проблемы разрешаются только всеми институтами государства, заинтересованными в стабильной и процветающей России.

– Еще одной серьезной, резонансной проблемой внезапно стала программа реновации, предложенная Правительством Москвы. Как вы считаете, почему такая замечательная идея получило столько критики?

– Всем давно было понятно: пятиэтажки отживают свой век. В свое время именно эти неказистые панельные дома помогли многим выехать из опостылевших коммуналок. «Процесс переселения москвичей из коммунальных ульев в отдельные гнезда», как точно сформулировал главный герой фильма «Покровские ворота», был настоящей социальной революцией. Приземистые, с низкими потолками, совмещенными санузлами, тесными кухнями и крохотными коридорами, тонкими стенами, без лифтов и подсобных помещений, эти дома были неудобны, но дешевы, а потому росли как на дрожжах целыми районами. На недостатки массовых квартир, как правило, внимания не обращали: для обитателей бараков, сырых подвалов и перенаселенных «коммуналок» получение отдельного жилья становилось настоящим праздником. И пусть жильцы монументальных домов «эпохи Сталина» презрительно называли новые дома «хрущобами», новоселам это нисколько не портило настроения: главное, что квартира отдельная. Своя. Именно благодаря «хрущевкам» к концу 1950-х годов по темпам ввода жилья СССР вышел на первое место в мире, а первым районом Москвы, застроенным сплошь панельными первенцами эпохи, стали Черемушки.

Строительство «хрущевок» продолжалось с 1959 по 1985 год. За это время выросло свыше 13 тысяч домов, которые изначально предназначались для временного решения жилищной проблемы и были рассчитаны на 25–50 лет. Однако достояли они почти до конца второго десятилетия XXI века.

Понятно, что программа переселения из «хрущевок» крайне нужна столице, но даже самые благие намерения у нас зачастую преподносят так, что невольно вызывают недоумение и даже возмущение граждан. Ведь ничего не стоило, прежде чем презентовать действительно довольно сырой и вызывающий массу вопросов закон, провести общественные слушания, посоветоваться с горожанами, вынести его на общегородское обсуждение, в конце концов. Пробуксовка в диалоге с обществом, к сожалению, и вызвала социальное напряжение. Да такое, что президент вынужден был вмешаться.

– По сути, люди опасались, что их права будут ущемлены…

– Поэтому мы не могли остаться в стороне от этой проблемы. Ко второму чтению законопроекта я направила целый ряд поправок, которые позволяют поднять уровень гарантий – чтобы люди, которых будут выселять из пятиэтажек, оставались проживать в своих привычных районах, чтобы им компенсировали деньги, затраченные на произведенные ремонты. Наши поправки практически в полной мере были учтены в итоговом варианте закона, принятого Государственной думой, что позволило значительно усилить гарантии прав и законных интересов граждан.

История с московскими пятиэтажками очень показательна. В первую очередь тем, что Уполномоченные должны постоянно слышать пульс гражданского общества: дела, имеющие большой общественный резонанс, хотя и не всегда являются крупномасштабными социальными нарушениями, но требуют к себе особого внимания.

– Как вы взаимодействуете со своими коллегами из регионов? Происходит ли между вами обмен опытом, выработка единых подходов к решению поступающих жалоб?

– В докладе Уполномоченного по правам человека в РФ, который я недавно представляла президенту, Государственной думе и Совету Федерации, есть целый раздел, который называется «Взаимодействие с уполномоченными по правам человека в субъектах Российской Федерации». Во всех 85 субъектах Российской Федерации назначены Уполномоченные, приняты и действуют законы, закрепляющие их статус. Использовать эту силу в интересах защиты прав и свобод граждан – одна из моих ключевых задач на посту Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

На сайте Уполномоченного ombudsmanrf.org представлен уникальный интерактивный информационный продукт – правозащитная карта. Работая с ней, можно познакомиться с проблемами защиты прав и свобод человека в каждом регионе. Мы постоянно общаемся: во время поездок по стране проводим выездные приемы граждан, два раза в год встречаемся на Координационных советах…

Полный текст можно прочитать в № 7 журнала «Вокруг ЖэКа» за 2017 год

источник http://ombudsmanrf.org/news/novosti_upolnomochennogo/view/tatjana_moskalkova:_uvazhenie_k_vzgljadam_drugikh_acirc2