Механизм государственной защиты дает сбой. Заключенные, обвинявшие силовиков в пытках, после встречи...

Механизм государственной защиты дает сбой. Заключенные, обвинявшие силовиков в пытках, после встречи с ними отказываются от своих показаний

61
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
http://knews.kg/wp-content/uploads/2017/04/tsy.jpg

Механизм защиты свидетелей и потерпевших и проведения с ними следственных действий, прописанный в законодательстве, необходимо доработать, считают правозащитники. Сейчас жалующихся на пытки в полиции граждан зачастую отправляют на следственные действия к силовикам, на которых они и жаловались. После этого многие отказываются от показаний, сообщил «НГ» глава Комитета против пыток (КПП) Игорь Каляпин. В прессу обратились знакомые заключенного из Нижегородской колонии, жаловавшегося на посадивших его полицейских – его якобы отправляют на следственные действия к силовикам, которых он обвинял в пытках.

Наибольшие проблемы в применении госзащиты наблюдаются в случаях, когда в пытках обвиняют силовиков, и государственная защита требуется как раз от них, рассказывает «НГ» Игорь Каляпин.

Госзащиту осуществляют специальные центры при региональных управлениях МВД. В небольших регионах система дает сбой, поскольку получается, что одни сотрудники должны защищать человека от других. В итоге случается так, что потерпевшие сразу отказываются от показаний.

По закону следственные действия проводятся в том регионе, в котором произошло преступление, говорит «НГ» Каляпин.

Нагляднее всего законодательная коллизия иллюстрируется на примере осужденного из Чечни Умалта Болтиева. В 2013 году было возбуждено уголовное дело о пытках в отношении Болтиева со стороны полицейских из РОВД города Шали. Он утверждал, что его пытали током и избивали.

«Они тогда достаточно сильно наследили, и была вероятность, что их накажут, – рассказывает Каляпин. – Комитет против пыток добился госзащиты Болтиева». Дело против полицейских развалилось, как только его вывезли в Чечню на следственные действия – он отказался от всех показаний, продолжает глава КПП. «К сожалению, это традиционная история – всех, кто обращается к нам, мы предупреждаем, что следственные действия будут проводиться именно в том регионе, где произошло преступление. Исключений из этого правила нет, а стоило бы ввести, хотя бы в самых вопиющих случаях», – говорит Каляпин.

На днях стало известно, что фигурант этого громкого дела о пытках вновь опасается мести со стороны силовиков. Сейчас Болтиев сидит в Нижегородской  колонии № 9. Выяснилось, что после отказа от показаний и возвращения в республику он вновь был пойман сотрудниками правоохранительных органов Шали. При новом задержании он подписал признание в хранении марихуаны, после чего суд приговорил его к 3,5 года колонии.

Оказавшись в колонии за пределами Чечни, Болтиев написал жалобы в Следственный комитет, Генеральную прокуратуру, а также обратился к правозащитникам – он утверждает, что признание в преступлении было выбито под угрозой новых пыток и стало местью за его предыдущие показания. Есть и заявление Болтиева, в котором он указывает, что с 21 января 2016 года находился в ИВС города Шали, что могут подтвердить трое свидетелей. В то время как, согласно приговору суда, его задержание с наркотиками произошло 28 января 2016 года.

Заявлениям вновь дали ход, и в ближайшее время чеченца должны будут вывезти в Шали для проведения следственных действий. В связи с чем знакомые Болтиева, находящиеся в России, связываются с журналистами, правозащитниками и силовиками с единственной просьбой: проконтролировать дальнейшую судьбу его и его родственников.

«НГ» направила запросы в Следственный комитет, уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, а также главе Совета по правам человека (СПЧ) Михаилу Федотову. В СПЧ о ситуации с Болтиевым давно известно, сказал «НГ» член совета, глава Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин. «Я лично просил аппарат СПЧ подготовить письмо, чтобы Болтиеву изменили подследственность. Чтобы в Чечню проверять его заявления отправили сотрудников Следственного комитета, а сам он остался бы в колонии».

«Однозначно сказать, обязательно ли выезжать на следственные действия в регион, в котором было совершено преступление, нельзя – все зависит от конкретных обстоятельств дела, вида следственных действий», – говорит «НГ» управляющий партнер юридической фирмы BMS Law Firm Алим Бишенов. По его словам, на практике лучшим способом защиты является сопровождение адвоката, так как это в разы снижает совершение противоправных действий. Хотя и понятно, что жертвами таких пыток чаще всего становятся самые обычные люди, которые не могут позволить себе адвоката или сразу поднять общественный резонанс, как в случае с Болтиевым.