Верховный суд вошел во все процессы

Верховный суд вошел во все процессы

152
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Верховный суд РФ (ВС) предложил масштабную процессуальную реформу. Поправки, которые призваны снизить нагрузку на судей и упростить для них вынесение решений по спорам, коснутся гражданского, арбитражного и административного судопроизводства. Решения по многим делам суды смогут не мотивировать, отводы по экономическим спорам будут рассматривать сами отводимые судьи, апелляция станет единоличной, а граждане должны будут сами узнавать о заседаниях со своим участием. Кроме того, предполагается расшифровать в Уголовно-процессуальном кодексе понятие предпринимателей, которые не подлежат арестам по экономическим преступлениям, а также усилить требования к судьям и следователям при продлении мер пресечения.

Пленум ВС одобрил внесение в Госдуму РФ законопроектов, предусматривающих внесение изменений в Гражданский процессуальный (ГПК), Арбитражный процессуальный (АПК) и Уголовно-процессуальный кодексы (УПК), а также Кодекс административного судопроизводства (КАС).

Документы содержат более 120 страниц и предполагают масштабные изменения процесса рассмотрения дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, которые коснутся как судей, так и участников споров.

В пояснительной записке к законопроектам необходимость поправок ВС объясняет целями «повышения эффективности защиты прав граждан и организаций, улучшения качества правосудия, оптимизации судебной нагрузки». По мнению ВС, это призвано «обеспечить права обращающихся за судебной защитой лиц на справедливое судебное разбирательство в разумные сроки». В подтверждение ВС приводит данные статистики: по сравнению с 2014 годом число гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции (по первой инстанции) выросло на 23%, в арбитражных судах — на 14%. Увеличение числа споров влечет за собой повышение финансовых затрат: с 2014 по 2017 год объем бюджетных средств на обеспечение деятельности судов вырос в среднем на 26%.

Наиболее важным изменением является отказ от составления мотивировочной части судебного решения по большинству дел. Таким образом, суду достаточно будет указать на удовлетворение или отказ в иске, не объясняя причин такого решения. Исключения сделаны лишь для нескольких категорий дел, по которым мотивировка должна будет отписываться и которые ВС, по-видимому, считает наиболее важными. Для арбитражных судов — это дела о взыскании средств с бюджетов и споры из публичных правоотношений, дела о банкротстве, споры по интеллектуальным правам и корпоративные споры, коллективные иски и дела с участием иностранных лиц и государств. Для судов общей юрисдикции — это, помимо указанных, споры о детях, о возмещении вреда жизни или здоровью, о восстановлении на работе, о правах на жилье, о защите пенсионных прав или интересов неопределенного круга лиц.

Юристы, поддерживая задачу разгрузить суды, негативно воспринимают предложения об отказе от мотивировочной части решений. «Без мотивировки, по сути, нет правосудия. Это допустимо в некоторых случаях для мелких исков, но превращение этого в общее правило подрывает основы процесса. Без полных судебных решений нельзя говорить о складывающейся практике, неясно, как выявлять аналогичные дела и как устанавливать преюдициальные факты»,— указывает управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай. По его мнению, сложно говорить и об обжаловании судебных решений, не зная мотивов суда, а наличие подробной и логичной мотивировки может, наоборот, заставить сторону отказаться от обжалования решения.

«В российской судебной практике мотивировка всегда была сложным вопросом. У нас не мотивируют акты так, как это делают английские суды или коммерческий арбитраж. К сожалению, у нас нет традиции такого глубокого толкования. В этой ситуации тем более нельзя отказываться от мотивировки решения и тем более еще и в апелляции. Это вызывает еще больше непонимания у сторон, почему им отказали в жалобе. Мотивировка должна убедить сторону в том, что решение правильное, а отсутствие мотивов решения не повлечет стабильности судебных актов, это, наоборот, увеличит количество обжалований решений судов»,— полагает советник Федеральной палаты адвокатов РФ Евгений Рубинштейн.

Составлять мотивировку по остальным делам суд должен будет только по просьбе стороны. Если в иске было отказано из-за пропуска срока давности или ответчик признал долг и иск был удовлетворен, в мотивировочной части решения суд может указать только на это и не разбирать доводы сторон. Апелляционный суд также сможет не отписывать мотивы решения, если он оставляет судебный акт без изменений и сторонами не были заявлены новые доводы и доказательства. Более того, по умолчанию апелляция будет рассматривать арбитражные дела судьей единолично, а не в коллегиальном составе, как сейчас. «При единоличном рассмотрении снижается качество правосудия, ведь три мнения лучше одного. А право не отписывать мотивировку послужит дополнительным стимулом к отказу в принятии новых доказательств, которые и сейчас в апелляции принимают неохотно»,— полагает Юлий Тай. Евгений Рубинштейн с ним согласен: «Когда дело пересматривает один судья — нет гарантий беспристрастности, которые дает коллегиальное рассмотрение».

Другое существенное нововведение ВС связано с тем, что арбитражные судьи смогут сами рассматривать заявления об их отводе — такое правило действует в судах общей юрисдикции. В арбитражах подобные заявления относятся к компетенции председателей судебных составов или самих судов.

«В мировой практике есть устоявшееся правило, что никто не может быть судьей в собственном деле. И если к судье предъявлены претензии и сомнения в его объективности, то рассматривать их должен председатель суда, коллегии, но никак не сам судья»,— считает Евгений Рубинштейн. Таким же шагом назад он считает и разрешение единоличного рассмотрения дел в апелляции. «При этом нет таких гарантий беспристрастности, которые дает коллегиальное рассмотрение»,— полагает он.

Предполагается изменить и правила извещения граждан судами общей юрисдикции. Помимо личного вручения повестки надлежащим извещением будет считаться его передача любому совершеннолетнему лицу, которое проживает с участником процесса, а также если гражданин не явился за получением повестки либо почта уведомила об отсутствии адресата по указанному адресу. Более того, за судьбой своего спора и обжалования решений в вышестоящих инстанциях физлица должны будут следить самостоятельно.

«Суды завалены делами супругов о разделе имущества,— заявил присутствовавший на пленуме представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский.— И в этом случае нет уверенности, что вторая сторона захочет оповестить своего оппонента. Надо хотя бы установить административную ответственность на случай, если повестка не будет передана». Но судьи не стали менять предложенную поправку. «Мы живем в век интернета,— отметил председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев.— И стороны могут узнавать о начале процесса и из объявления на сайте суда».

Особое внимание пленум уделил практике применения судами уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности. В этой связи было принято два документа: рекомендательное постановление ВС и проект закона о внесении изменений в ст. 108 и ст. 109 УПК РФ. В первом судьям в очередной раз было рекомендовано при рассмотрении жалоб на постановления о возбуждении уголовных дел в сфере предпринимательской деятельности «проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-разыскных мероприятий». И прекращать уголовное преследование, если следствие использовало недопустимые доказательства (ст. 75 УПК РФ), а также «строго соблюдать» положения ч. 1 ст. 108 УПК, устанавливающей запрет на арест предпринимателей.

В эту статью ВС предлагает внести уточнение, в соответствии с которым арест не может быть применен в отношении подозреваемого или обвиняемого, если преступления «совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях такой деятельности». К предпринимателям ВС также относит «членов органов управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению ею». Это, по мнению судей, должно навсегда исключить кривотолки при определении участниками процесса этих понятий.

Кроме того, ВС рассчитывает обязать следователей, ходатайствующих о продлении арестов, надлежаще обосновывать свои требования. В частности, указывать, какие конкретные следственные действия были ими проведены, а какие лишь намечены. Если следователь в ходатайстве ссылается на «старые» основания либо не может объяснить, по каким причинам не провел намеченные ранее следственные действия, суд вправе не только изменить заключение под стражу на домашний арест или залог, но и вообще освободить подследственного. «Если надо арестовать или продлить стражу, следствие все что угодно придумает, лишь бы оставить человека за решеткой и получить от него нужные показания. Правосознание следователей и судей имеет обвинительный уклон, и я не уверен, что эти поправки что-то изменят»,— полагает адвокат Владимир Жеребенков.

Следует отметить, что предыдущий масштабный проект ВС о декриминализации законодательства вначале получил немало отрицательных отзывов от министерств и ведомств, однако был принят Госдумой после того, как инициативу публично поддержал Владимир Путин.

Анна Занина, Алексей Соковнин

источник https://www.kommersant.ru/doc/3428596