«Безнаказанность потащила за собой другие истории». ЕСПЧ вынес решение по делу о...

«Безнаказанность потащила за собой другие истории». ЕСПЧ вынес решение по делу о гибели задержанного в Тукаевском РОВД Татарстана

153
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
593771 11.02.2010 Готовая продукция автопредприятия "Соллерс - Набережные Челны". Алексей Бабушкин / РИА Новости

Во вторник Европейский суд по правам человека вынес решение по жалобе жительницы Татарстана Фании Хайруллиной. В сентябре 2002 года ее мужа Жавдета доставили в больницу из РОВД Тукаевского района. Через три месяца он скончался, не приходя в сознание. Сотрудники МВД утверждали, что Хайруллин пытался покончить с собой, однако правозащитники уверены, что милиционеры инсценировали самоубийство, чтобы скрыть следы пыток, которым подвергался задержанный на допросе. Расследование дела о гибели Хайруллина приостанавливалось и возобновлялось больше 20 раз. ЕСПЧ обязал российские власти выплатить вдове 43 тысячи евро в качестве компенсации и признал, что ее права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность были нарушены.

Днем 5 сентября 2002 года жители татарстанского поселка Новый Василь Васиков и Жавдет Хайруллин во время обеденного перерыва зашли к своему приятелю Земфиру Галлябиеву. Через несколько часов гости ушли, а в ночь с 6 на 7 сентября хозяин квартиры был обнаружен лежащим на своей кровати с пробитой головой. Прибывшие медики констатировали его смерть.13 сентября милиционеры задержали Васикова и Хайруллина по подозрению в убийстве приятеля. Обоих доставили в Тукаевское РОВД, где развели по разным кабинетам. Спустя год Васиков рассказал, как из него выбивали признание: «Сразу двое били ладонями по голове. У меня потемнело в глазах. Когда я немного пришел в себя, на меня надели противогаз, я закорчился». По словам Василя, пока избиение продолжалось, он слышал, как в соседней комнате кричит Хайруллин. В итоге Васиков взял убийство Галлябиева на себя: в показаниях мужчины сказано, что он поругался с приятелем и ударил его по голове палкой; Жавдет это якобы видел.

51-летний Хайруллин, работавший слесарем в пожарном депо, был задержан на своем рабочем месте. По словам его жены Фании, вечером 13 сентрября Жавдет позвонил и сказал ей, что находится в отделе милиции, но заверил, что уже на следующий день его должны отпустить; он просил сына встретить его у здания РОВД. Затем трубку взял начальник уголовного розыска Фердинант Мансуров; он подтвердил слова Хайруллина.

Утром сын слесаря Рустем ждал отца у дверей отделения. В дежурной части ему пообещали, что Жавдета вместе с Васиковым выпустят с минуты на минуту. Однако этого так и не произошло — ночью 14 сентября родственники Хайруллина узнали, что он находится в реанимации; его состояние медики оценивали как тяжелое.

Через три месяца Жавдет скончался в больнице, не приходя в сознание. По словам милиционеров, задержанный попытался покончить с собой — поднялся на пятый этаж РОВД, привязал свою куртку к перилам и повесился на рукаве. Правозащитники из «Агоры», занимавшиеся делом Васикова и Хайруллина с 2003 года, уверены, что самоубийство инсценировали сами сотрудники МВД.

Проверка и выводы

В 2002 году заместитель начальника Тукаевского РОВД капитан милиции Гарипов провел служебную проверку по факту попытки суицида Жавдета Хайруллина в здании отдела. Согласно материалам проверки, 13 сентября 2002 года в 12:55 оперативники отдела уголовного розыска Аглиев и Нафиин доставили Хайруллина в дежурную часть РОВД для установления личности. В 13:30 мужчину отпустили, установив, что он не числится в розыске.

В тот же день начальник отдела уголовного розыска Фердинант Мансуров с оперативником и следователем прокуратуры Ильдаром Рамазановым выехали в поселок Новый, чтобы провести следственные действия по делу о гибели Земфира Галябиева. Около 16:00 Жавдета Хайруллина снова задержали и повторно доставили в РОВД. Следователь допросил его в качестве свидетеля по уголовному делу, а около 19:00 во время дополнительной беседы с оперативником Хузияхметовым Хайруллин дал показания против Васикова: задержанный сказал, что между его товарищем и потерпевшим произошла драка. Около 20:00 Хайруллина отпустили из отдела под устное обязательство о явке на следующее утро для дачи официальных показаний.

Примерно в 23:15 дежурный оперативник поднялся на пятый этаж отдела, чтобы покурить. На балконе он увидел сидевшего на полу мужчину, вокруг шеи которого была обмотана тряпка, привязанная к перилам. Милиционер подхватил мужчину под мышки, развязал узел и побежал в дежурную часть сообщить о случившемся оперативному дежурному Вахитову. Затем он вернулся наверх и попытался сделать мужчине искусственное дыхание, после чего тот начал дышать, но не пришел в сознание. Самоубийцей оказался Жавдет Хайруллин.

Этих данных начальнику РОВД Рамзилю Салахову и его заместителю оказалось достаточно, чтобы подписать заключение и завершить служебную проверку. По ее итогам было поручено привлечь к дисциплинарной ответственности сотрудников отдела, которые не обеспечили достаточный контроль за зданием РОВД во внерабочее время, провести с личным составом занятия по медицинской подготовке и обязать милиционеров проверять, действительно ли покинули здание люди, которых они к себе вызывали. Начальнику штаба РОВД велели усилить контроль за работой дежурного наряда отдела.

Фото: Медиазона

Защита и приговор

13 декабря 2002 года Жавдет Хайруллин скончался в больнице. Согласно судебно-медицинской экспертизе, он впал в кому в результате асфиксии.

Через два месяца против неустановленных сотрудников милиции возбудили дело о превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий (часть 3 статьи 286 УК). С июня 2003 года интересы вдовы Хайруллина начали представлять Павел Чиков и Ирина Хрунова. По словам Чикова, возглавляющего международную правозащитную группу «Агора», дело о пытках в Тукаевском РОВД неоднократно прекращали и возобновляли по решению суда.

В начале 2003 года дело против Василя Васикова, построенное на явке с повинной, дошло до суда. Ему было предъявлено обвинение в убийстве (часть 1 статьи 105 УК). За время следствия адвокат обвиняемого провел собственное расследование и выяснил, что в ту ночь, когда Галлябиев скончался, к его дому на мотоциклах приехали двое молодых парней. Они громко разговаривали с девушками. Проснувшись от шума, мужчина вышел во двор и сделал им замечание, завязалась потасовка.

«Адвокат установил двух девушек, которые рассказали об обстоятельствах убийства Галлябиева, — рассказывает Чиков. — Сделанное им замечание не понравилось парням и один из них начал его избивать: ударил, потом пошел и достал из люльки мотоцикла биту или палку какую-то деревянную и продолжил наносить удары, после чего сел на мотоцикл и на нем по Галлябиеву проехал». Мужчина, настаивала защита Васикова, сумел дойти до квартиры, лег там на кровать и умер.

После того, как адвокат представил в суде показания девушек, судья объявила перерыв в процессе. После перерыва прокурор, просивший в ходе прений для Василя Васикова 13 лет лишения свободы, полностью отказался от обвинения и попросил суд признать действия подсудимого необходимой самообороной. Дело было переквалифицировано по статье об убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны (часть 1 статьи 108 УК).

«Видимо, было важно, чтобы именно Васиков был признан виновным в убийстве, а не кто-то другой. При этом самого Васикова освободили. Вероятно, между судьей и адвокатом была достигнута договоренность, поэтому и потом Васиков не был слишком заинтересован в том, чтобы рассказать, как на самом деле все было. Единственное, что его толкало к этим действиям, это то, что смерть друга осталась безнаказанной. И он потом дал подробные показания — рассказал, как пытали и так далее», — говорит глава «Агоры».

ЕСПЧ и компенсация

Расследование по делу о смерти Хайруллина напоминало игру в пинг-понг, вспоминает Чиков — в 2008 году Набережночелнинский городской суд в 14-й раз постановил возобновить уголовное дело в отношении неустановленных милиционеров, виновных в гибели задержанного в РОВД, однако вскоре после этого дело вновь закрыли. В сентябре 2010 года дело возбудили в 22-й раз.

Если верить сотрудникам милиции, говорит Чиков, Хайруллин пытался повеситься, сидя на полу и привязав куртку к перилам, которые находились на высоте метра. «При этом у него был ремень, и он мог повеситься на нем», — отмечает правозащитник. Он предполагает, что Хайруллина, как и Васикова, пытали противогазом, периодически перекрывая доступ воздуха.

Правозащитникам удалось найти врача скорой помощи, который приехал в ту ночь по вызову сотрудников РОВД. Он пояснил, что обстоятельства происшествия и общее состояние Хайруллина заставили его усомниться в словах милиционеров, которые говорили о суициде — четко выраженной странгуляционной борозды на шее у пациента не было. Кроме того, по словам медика, когда бригада скорой прибыла в отдел, Хайруллин находился в помещении для административно задержанных и лежал на полу. Сотрудники РОВД объяснили врачам, что задержанный пытался повеситься в камере на дверной ручке.

В 2008 году адвокат Ирина Хрунова, представлявшая интересы вдовы Хайруллина, подала в Ново-Савиновский районный суд Казани иск к Минфину с требованием выплатить 1,5 млн рулей в качестве компенсации морального вреда. Суд частично удовлетворил иск — заявительнице присудили 250 тысяч рублей.

«Тогда был создан чуть ли не первый в стране прецедент: судья удовлетворил иск, признав, что в течение пяти-шести лет ни разу не ставилась под сомнение квалификация, согласно которой смерть Хайруллина наступила в результате действий сотрудников милиции, — объясняет Чиков. — Следовательно, казна должна отвечать. Это решение имело очень серьезные последствия вообще для российской судебной практики, которые затем стали проявляться в других регионах страны, ведь иск был удовлетворен при отсутствии обвинительного приговора».

Весной 2009 года Фания Хайруллина подала жалобу в Европейский суд по правам человека. По ее мнению, власти нарушили статьи 2, 3, 5 и 13 Европейской конвенции по правам человека — право на жизнь, запрет пыток, право на свободу и личную неприкосновенность, а также право на эффективное средство правовой защиты. В своей жалобе она отмечала, что уголовное дело расследовалось пять лет, но государство за это время так и не смогло дать разумных и адекватных объяснений тому, что произошло с ее мужем 13 сентября 2002 года.

В декабре 2010 года российские власти предложили решить спор мирным путем, сославшись на необоснованность жалобы супруги Хайруллина.В ответе на вопросы ЕСПЧ подчеркивалось, что вдова уже получила компенсацию. В меморандуме российские власти попросили отклонить ее жалобу, ссылаясь на то, что супруга погибшего утратила статус жертвы, а ее обращение преждевременно и необоснованно.

19 декарбря 2017 года ЕСПЧ присудил Хайруллиной 43 тысячи евро в качестве компенсации морального вреда, а также обязал российские власти выплатить ей еще 3 тысячи евро за упущенный заработок мужа. Суд признал, что права заявительницы на жизнь, а также на свободу и личную неприкосновенность были нарушены.

Ильдар Рамазанов. Фото: tukai-rt.ru

Полицейские и прокуроры

Никаких последствий для сотрудников правоохранительных органов, причастных к пыткам и смерти Хайруллина, а также затягиванию расследования его гибели, не наступило, говорит Чиков.

В сентябре 2002 года должность прокурора Тукаевского района занимал Фалих Мустакимов. Он скончался в августе 2017 года, дослужившись до поста городского прокурора Нижнекамска. Следователь прокуратуры, расследовавший убийство Галлябиева, Ильдар Рамазанов сейчас занимает должность старшего помощника прокурора Тукаевского района. В 2015 году он был был объявлен лучшим государственным обвинителем Татарстана.

В марте 2010 года Тукаевский районный суд признал экс-начальника РОВД Рамзиля Салахова виновным по делу об избиении рабочих деревне Биюрган и приговорил его к трем годам лишения свободы условно. По данным следствия, высокопоставленный милиционер избил нескольких рабочих на деревообрабатывающей базе из-за того, что те, по словам жителей деревни, жгли мусор. Приехав на базу с 10-15 сотрудниками разных подразделений МВД, начальник отдела угрожал рабочим расстрелом. Эти действия квалифицировали как превышение должностных полномочий (часть 3 статьи 286 УК).

Однако всего через полгода, в сентябре 2010-го, суд по просьбе уголовно-исполнительной инспекции отменил условный срок и снял с Салахова судимость. Судья Сазида Камалова, выносившая приговор экс-милиционеру, пришла к выводу, что он «своим примерным поведением доказал свое исправление».

Руководитель Казанского правозащитного центра Игорь Шолохов подал в Следственный комитет ходатайство о продолжении расследования дела Салахаова по эпизоду об угрозе расстрелом. В обвинительном заключении этого эпизода не было, хотя в постановлении о привлечении милиционера в качестве обвиняемого следователь квалифицировал угрозы по пункту «а» части 3 статьи 286 УК (превышение должностных полномочий с угрозой насилием). В суде этот эпизод не рассматривался.

Избитому Салаховым рабочему присудили 5 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

«У нас есть данные, что оперативники, которые избивали Хайруллина и Васикова, были позже осуждены по части 3 статьи 286 УК по другому делу. Мы эту информацию проверяем. Получается, что если бы тогда это дело Хайруллина расследовали, то не было бы потом других историй с пытками. Безнаказанность тогда потащила за собой другие истории. Но интересно, что случившееся с Хайруллиным в 2002 году не повлияло ни на чью карьеру», — подводит итог Чиков.

источник https://zona.media/article/2017/12/19/hayrullina