У Кокорина 0 рублей на счету в СИЗО и ни одной передачи...

У Кокорина 0 рублей на счету в СИЗО и ни одной передачи от родственников

102
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Рассказ общественного наблюдателя.

Мосгорсуд отклонил апелляции по делам Кокорина и Мамаева – футболисты пробудут в СИЗО как минимум до 8 декабря.

Правозащитник и общественный деятель Павел Пятницкий видел братьев Кокориных и Мамаева после заседания суда и рассказал Sports.ru об их состоянии. 

– Что вы делали сегодня в СИЗО «Бутырка»?

– Нас, членов ОНК (Общественной наблюдательной комиссии Москвы – Sports.ru), 35 человек. Мы ежедневно проверяем изоляторы, отделы полиции, психиатрические больницы на предмет соблюдения прав и законных интересов граждан в местах принудительного содержания. Сегодня посетили спецблок [«Бутырки»], где сидят за особо тяжкие преступления, в том числе и на пожизненном заключении; карантинное отделение, где содержатся эти граждане (Кокорины и Мамаев – Sports.ru), карцер, пищеблок, общие корпуса. 

Мы регулярно занимаемся содействием гражданам вне зависимости от их занятий. Но когда журналисты спрашивают про громкие дела футболистов или полицейских, у общества складывается мнение, что правозащитники обслуживают только интересы громких фигурантов. Это не так. Просто рядовые фигуранты не интересуют СМИ и общество.

– Вы видели Кокориных и Мамаева. По отдельности? 

– Конечно. Видеться и общаться они не могут, потому что проходят по одному делу. Даже на видеоконференцию с Мосгорсудом их выводили по отдельности. 

– Что они говорили? 

– По работе я спрашиваю, есть ли вопросы в части обеспечения прав и свобод. Если вопросы есть – предпринимаю все меры, чтобы их решить. Если вопросов нет – прощаюсь и говорю «всего доброго». У них вопросов не было.

– Что вы увидели сегодня? 

– Когда любой человек попадает в СИЗО – это психологический шок, он нервничает, переживает. Оба Кокорина, их друг и Мамаев – они все находились в таком стрессовом состоянии. После нескольких дней Мамаев, на мой взгляд, спокоен настолько, насколько может быть спокоен человек. Стойко переносит момент лишения свободы. 

– В чем проявляется его спокойствие? Он шутил или улыбался?

– Не шутил, не улыбался. Он внутри себя принял то, что с ним произошло. Древние так и говорили: «Если можешь изменить ситуацию, не надо нервничать. Если не можешь – не нервничай тем более». Тюрьма, как бы крамольно это ни звучало, не могила, там нет ничего страшного, это просто изоляция от общества. Есть русская пословица: «От тюрьмы и от сумы не зарекайся». Никто из-за того, что его поместили в тюрьму, просто так не умирал. Да, такой период в их жизни. Нужно ждать завершения уголовного дела. А пока – жить в этих условиях минимум до 8 декабря. 

Младший Кокорин тоже эмоционально успокоился, не нервничает. [Кирилл Кокорин и Павел Мамаев] ознакомились с правилами внутреннего распорядка, уже знают, что можно, за какие нарушения предусмотрен карцер. 

Главное нарушение – невыполнение законных требований сотрудников УФСИН (Управления Федеральной службы исполнения наказаний – Sports.ru). Существует порядок: как ходить на прогулку, как вставать. Для тех, кто думает, что они будут сидеть в вип-камере и с них будут сдувать пыль: нет, сидят они на общих основаниях, предъявляемые к ним требования тоже общие, как ко всем в изоляторе. Никому после подъема нельзя спать, накрывшись одеялом. Там четкие правила. За нарушения может быть сделан выговор или предупреждение, а может быть назначен карцер до 15 суток. Они со всем этим ознакомились.

– В каком состоянии Александр Кокорин?

– Чисто по-человечески у меня вызвал сочувствие Кокорин-старший. Мы зашли, поинтересовались, есть ли вопросы по медицине и питанию, прогулкам, условиям содержания. Вопросов не было, все в порядке, но эмоциональное состояние Кокорина мне не понравилось. Он подавлен. На суде сказал: «Не надо меня держать за решеткой, я не преступник». По его внешнему виду делаю вывод, что он действительно осознал и раскаялся. Понурый взгляд. Вы же наверняка видели людей в подавленном состоянии. Не надо быть психологом, это видно невооруженным взглядом. Очень грустно наблюдать. Многие люди, к сожалению, реально начинают раскаиваться, только когда попадают в места принудительного содержания. 

Но больше всего меня удивило и огорчило… Кокориным не передали ни одной передачки с момента их заключения под стражу. Обычно родственники сразу прибегают в изолятор временного содержания – несут одежду, элементарные вещи. Гигиенические принадлежности в СИЗО выдают всем, но своя щетка или одноразовая, своя паста или общая – есть разница. Плюс там самая дешевая туалетная бумага. 

Мамаеву передали все. У него различные напитки: вода, минералка, кока-кола – сумка вещей. И положили денег на лицевой счет. Сумма мне известна, но это как банковская тайна – раскрыть не могу. Сумма – обычная, достаточная, чтобы приобретать предметы первой необходимости, горячие обеды. Это все официально делается через сервис «ФСИНПокупка». В обществе есть мнение, что это позволено богатым. Нет. И трактористы, и повары, и аптекари, и уголовники со стажем могут заказывать еду и предметы быта, если у них есть деньги на лицевом счету. Мамаеву это сделали. А у Кокориных ни одной передачи и ни копейки на лицевом счету.

– Александр это прокомментировал?

– Это я уже потом узнал. А там посмотрел, что камера [Кокорина] необжитая – никаких вещей. 

– Мама Кокорина говорила про 10 миллионов рублей залога, а тут 0 рублей на лицевом счету. Как такое возможно?

– Может быть, они и не знают. Но я удивлен. Папа Мамаева в свое время привлекался к уголовной ответственности и на опыте прошлых лет знает, что нужно. Но извините, Кокорин – это же не слесарь Вася. Много друзей. Многие люди интересуются его судьбой. Адвокаты есть в конце концов, точно знают. И вот это меня поразило. [К примеру] арестовали парня из Тверской области – тут же приехал брат, привез трусы, носки, майки, туалетную бумагу. 

И я сказал в инстаграме: [внесение денег на лицевой счет] это абсолютно открытая процедура. Приезжает человек в СИЗО на прием граждан, говорит: «Я хочу положить такому-то, такого-то года рождения на лицевой счет столько-то денег». Деньги принимает бухгалтерия, они моментально зачисляются на счет. И [арестованному] человеку сразу приносят уведомление под подпись, что на лицевом счету есть деньги, он может заказать еду или дополнительный душ, оплатить спортзал. Но почему это не было сделано до сих пор? Впервые сталкиваюсь с таким. 

– В каких условиях сидят Кокорины и Мамаев? 

– Стандартные камеры карантинного отделения. Бак для питьевой воды. Посуда. Туалетная бумага. Листок бумаги и ручка для написания заявления. Холодильник, телевизор, туалет. Все. И на стенке – правила внутреннего распорядка. Они сидят по двое. У каждого – по сокамернику.

С ними сидят обычные граждане, арестованные за разные нетяжкие статьи. Ни в одном СИЗО Москвы не содержатся ранее судимые с несудимыми или совершившие тяжкие преступления с совершившими нетяжкие. С ними сидят арестованные за кражу и мошенничество. Убийц, насильников – такой категории лиц там не будет.

Микроклимат в камерах нормальный. Конфликтов нет.

Фото: vk.com/pavel5РИА Новости/Илья Питалев, Владимир Песня, Владимир Астапкович

источникhttps://m.sports.ru/tribuna/blogs/lipuchayamouse/2216685.html