«Главный критерий – нулевая активность». Кто стал членом ОНК в Москве и...

«Главный критерий – нулевая активность». Кто стал членом ОНК в Москве и регионах

89
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://whitenews.press/wp-content/uploads/2019/10/onk-640x516.jpg

Общественная палата опубликовала списки новых членов ОНК. Составы комиссий вызвали бурные дискуссии в сети. Мы собрали мнения правозащитников, представителей Общественной палаты и самих членов ОНК о том, кто вошел в состав комиссии и почему некоторым кандидатам было отказано.

Состав общественных комиссий, осуществляющих контроль за соблюдением прав человека в местах заключения, обновился в 43-х регионах. Всего было избрано 700 человек. Срок полномочий члена ОНК составит 3 года.

Член Совета по правам человека, глава «Комитета против пыток» Игорь Каляпин полагает, что активных членов ОНК, которые занимались правозащитной работой, заблокировали на уровне регионов. Сам Каляпин стал членом комиссии в Нижегородской области. Он отмечает, что в состав вошли люди, которые в прошлых созывах не посещали пенитенциарные заведения и не занимались решением проблем. По словам правозащитника, в этот раз федеральная Общественная палата при отборе кандидатур опиралась на рекомендации региональных уполномоченных. При этом он вспоминает: когда закон об ОНК только готовился, планировалось, что отбор будет производиться именно на федеральном уровне, чтобы снизить возможность влияния на выбор кандидатур местных представителей ФСИН и полиции. В этом наборе этот механизм был нарушен, считает правозащитник:

— Мне известно, что в последние 3-4 месяца руководителей региональных ГКО приглашали в местные администрации и говорили, что нужно выдвинуть по 1-2 человека в ОНК. Это ветеранские организации, патриотические, которые занимаются решением специфических проблем своих членов, занимаются хорошим делом, но их кандидаты не заинтересованы в решении проблем тюремной и полицейской систем. Они просто не знают законов, ведомственных приказов и не имеют желания и возможности для активной работы в ОНК. Такие же люди попали в новый состав ОНК в Нижегородской области.

Каляпин считает, что некоторые члены ОНК, которые уже были в прошлых составах, получили рекомендации местных уполномоченных именно за «нулевую активность». Правозащитник считает, что в это раз Общественная палата ориентировалась именно на эти рекомендации и на черные списки, которые также составлялись в регионах и включали людей, в результате деятельности которых появлялись публикации в СМИ. «Это больше всего раздражает администрацию», – пояснил Каляпин.

Он также отметил, что в этом году Общественная палата полностью отказалась от сотрудничества с СПЧ при формировании комиссий. При отборе кандидатов в прошлый состав общественности и членам СПЧ удалось добиться проведения дополнительного набора в комиссии с целью включения туда правозащитников, Каляпин не уверен, что сейчас это удастся:

— В прошлый раз Общественная палата хотя бы изображала, что произошло некое недоразумение и его надо исправлять. Сейчас СПЧ просто отказали в сотрудничестве. В законе не сказано о том, что кандидатам нужны рекомендации местных уполномоченных, но ОП отдала этот вопрос на откуп им. Члены СПЧ и я лично неоднократно высказывали предложения по изменению процедуры формирования ОНК – лично говорил и Сергею Кириенко, и президенту. К сожалению, меня не поддержали, вопрос формирования комиссий полностью отдан ОП.

Бывший председатель ОНК Москвы Вадим Горшенин огорчен тем, что в новый состав не вошли некоторые активные члены комиссии. Он назвал среди них бывшего секретаря ОНК Ивана Мельникова, Александра Ионова, Михаила Сенкевича. Он также отметил, что увидел в новом составе фамилии членов, которые не посещали СИЗО и не вели активной деятельности. Называть конкретные фамилии не стал.

При этом он отметил, что в этот раз Общественная палата сформировала максимально возможный состав – 40 человек. Среди позитивных тенденций он также назвал выбор кандидатур правозащитницы Любови Волковой и журналистки Елены Масюк. Сам Горшенин не баллотировался в новый состав ОНК в связи с тем, что не мог посвящать этой деятельности достаточно времени:

— Я не подавал документы, потому что подумал, что недостаточно много занимаюсь этой проблемой. Лучше уступить места тем, кто может активно работать. Я огорчен, что в состав не вошли люди, которые активно посещали учреждения, например, Михаил Сенкевич, который полностью посвящал себя этой работе, почти каждый выходные ходил в СИЗО. Я не понимаю, почему у этих людей не было приоритета, почему не посмотрели статистику по их работе.

Горшенин также полагает, что в новый состав избрано несколько технических кандидатур, которые в скором времени могут покинуть комиссию, и вместо них будут назначены другие члены от выдвинувших их организаций. «Если так, то получается, что Совет Общественной палаты выбирал не людей, а заявки от организаций», – предполагает Горшенин. В целом, он надеется что из 40 новых членов найдутся те, кто будет добросовестно исполнять свои обязанности.

В состав ОНК Москвы не вошел правозащитник из Московской Хельсинкской группы Евгений Еникеев. Он неоднократно комментировал проблемы системы ФСИН в СМИ и даже был допрошен в качестве свидетеля по делу Baring Vostok. Тогда Еникеев предположил, что это сделано, чтобы отстранить его от посещения СИЗО, где содержались фигуранты дела. Правозащитник считает, что его не избрали именно по причине активной деятельности:

— Я думаю, это связано с тем, что я много и плодотворно ходил в СИЗО, в том числе в «Лефортово», обжаловал их незаконные ограничения прав членов ОНК, в частности, добивался предоставления переводчика для общения с подследственными, не владеющими русским языком, пытался фиксировать нарушения, например, отсутствие приватности санузлов.

Еникеев сообщил, что из прошлого состава в ОНК Москвы осталось 10 человек, причем, с положительной стороны себя зарекомендовало не более семи. Он полагает, что в новом составе останется примерно такое же количество тех, кто продолжит плодотворную работу – не более трети членов. При этом правозащитник отметил, что, по его мнению, Общественная палата включила в состав ОНК Москвы и Петербурга максимально допустимое количество членов, чтобы объяснить невключение хорошо зарекомендовавших себя правозащитников. «Думаю, это сделано, чтобы показать – мы включили 40 человек, всех, кого могли», – заявил Еникеев.

Правозащитница Яна Теплицкая также была одним из самых известных членов ОНК Петербурга и также не обнаружила своего имени в новом составе комиссии. Вместе с коллегой Екатериной Косаревской они выпустили несколько докладов и отчетов о пытках ФСБ и нарушениях прав человека в местах заключения в Петербурге. Теплицкая, как и Еникеев, уверена в том, что в новый состав не включили многих из самых активных членов комиссий:

— Я бы очень удивилась, если бы нас взяли: три года назад тоже не брали активных членов ОНК – тех, которые пишут и публикуют заключения, не сводящиеся к «проведена проверка, нарушений не обнаружено». Всех активных членов ОНК других регионов, с которыми я взаимодействовала во время своего созыва, тоже не взяли.

Член Совета Общественной палаты РФ Александр Малькевич полагает, что составы новых комиссий получились сбалансированные и работоспособные. Он заявил, что в этом году ОП изменила методику отбора: в комиссии не попали те, кто явно связан со ФСИН, и приоритет был отдан людям, не имеющим судимостей. Таким образом попытались избежать предвзятости в подходе к работе как со стороны бывших сотрудников тюремного ведомства, так и тех, кто мог использовать мандат для решения не связанных с работой ОНК вопросов. Деятельность последних, по мнению Горшенина, скомпрометировала репутацию комиссий в некоторых регионах:

— Мне кажется, ОНК не хватает должного освещения деятельности. В ряде регионов она скомпрометирована тем, что некие «эмиссары» носили передачи, «малявы» заключенным. Нужен целый комплекс реабилитационных действий, чтобы это исправить.

Малькевич также ответил на критику о невключении в состав ОНК известных своей деятельностью в прошлом созыве членов. Он отметил высокий конкурс – порядка 100 заявок в столице и 60 – 70 в Петербурге. Также Малькевич обратил внимание на ряд формальных моментов:

— Кто-то не донес документов, были случаи, когда заявители выдвигались из организаций, которая оказывалась не общественной, а окологосударственной. По закону запрашивали не только справку об отсутствии судимости, но и рекомендации от правоохранительных структур, на некоторых кандидатов поступали разные сигналы.

Также член ОП сообщил, что при отборе большое внимание уделялось полноте комплекта документов, в частности – наличию характеристики от региональных общественных палат. Он отметил, что поскольку голосование было тайным, он не может отвечать за решение каждого из членов Совета ОП, но полагает, что не все из них являются специалистами по общественному контролю. Поэтому они опирались на рекомендации коллег из регионов:

— По Петербургу могу привести пример. Был один из пунктов про рекомендации общественных палат. Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская не прошли, но их третий товарищ, который вместе с ними занимался расследованиями и делал доклады, прошел. Он получил рекомендацию Питерской Общественной палаты. Когда конкуренция большая, лучше заручиться всеми возможностями.

Малькевич также напомнил, что у тех, кто не попал в нынешний состав ОНК, есть возможность получить мандаты в следующий раз, заручившись всеми рекомендациями. По поводу критики в отсутствии сотрудничества с СПЧ при формировании комиссий Малькевич заявил, что «никто не мешал всех достойных кандидатов снабдить рекомендациями и характеристиками СПЧ. Ряд людей считают, что к ним должны прийти».

Малькевич также рассказал, что ОП отдавала предпочтение людям, которые занимаются ресоциализацией бывших заключенных. Он также объяснил невключение в состав ОНК председателя первого состава ОНК Москвы, одного из авторов закона об общественном контроле в местах заключения Валерия Борщева. «Были попытки заходить семьями, но это отсекалось. Супруга Борщева Любовь Волкова вошла в ОНК Москвы, мы решили, что это неправильно, личных мотивов тут нет», – пояснил Малькевич.

источникhttps://whitenews.press/?p=8529