Европейский Суд по правам человека принял 13 июня 2017 года решения по...

Европейский Суд по правам человека принял 13 июня 2017 года решения по России

127
0

CASE OF STADNIK v. RUSSIA (application no. 41509/06)
Более одиннадцати месяцев Стадник находился в заключении сверх положенного срока в соответствии с неправомерным приговором суда первой инстанции, отмененным впоследствии в части срока наказания решением вышестоящего суда. Он неоднократно пытался в судебном порядке получить компенсацию за период незаконного содержание под стражей, но безуспешно.
Суд счел, что отказы национальных судов в удовлетворении исков заявителя носили сугубо формальный характер и что эти суды не смогли интерпретировать российское законодательство в духе статьи 5 § 5 Европейской Конвенции, предусматривающей компенсацию в случае нарушения права на свободу.
В связи с этим он признал нарушение этой статьи и присудил Стаднику 5000 евро компенсации морального вреда.

CASE OF KOSHEVOY v. RUSSIA (application no. 70440/10)
Дело касается почти полугодового содержания под стражей Кошевого, который был объявлен Казахстаном в международный розыск за превышение должностных полномочий в период работы первым заместителем акима (губернатора) Павлодарской области. Он был арестован в сентябре 2010 года для последующей 
экстрадиции в Казахстан.
Принимая решение об аресте Кошевого, суд не обозначил конкретный срок пребывания под стражей, что привело к нарушению статьи 5 § 1 Европейской Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), допускающую лишь законное лишение свободы. Таким образом, около двух месяцев (в ноябре срок содержания под стражей был продлен с указанием конкретных сроков) заявитель находился в заключении незаконно.
Суд не согласился с утверждениями в жалобе 
о превышении «разумного срока» пребывания под стражей (также статьи 5 § 1 Конвенции). По мнению Суда, процедура экстрадиции проводилась с должным прилежанием, и Кошевой был освобожден из-под стражи в тот же день, когда была получена разрешающая это информация от казахских следственных органов.
Суд также пришел к выводу о том, что жалобы на недостаточную медицинскую помощь в заключении (статья 3 Конвенции) и некачественное применение предписанных Судом по запросу адвокатов промежуточных мер (статья 34 Конвенции) были недостаточно обоснованы.
Суд присудил Кошевому 7500 евро компенсации морального вреда.