ЕСПЧ присудил 5 тыс. евро за содержание под стражей в ожидании экстрадиции

ЕСПЧ присудил 5 тыс. евро за содержание под стражей в ожидании экстрадиции

392
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фото: «Новая адвокатская газета»

Европейский Суд признал нарушением права на свободу и личную неприкосновенность бессрочное содержание под стражей лица, подлежащего выдаче правоохранительным органам другой страны.

Эксперты отметили, что постановление ЕСПЧ в очередной раз фокусирует внимание юридической общественности на неудовлетворительном качестве российского правового регулирования процедур санкционирования содержания под стражей лиц, подлежащих экстрадиции.

ЕСПЧ принял постановление по делу «Буторин против России», заявитель по которому, гражданин Узбекистана Игорь Буторин, жаловался на незаконное содержание под стражей в России в ожидании экстрадиции и отсутствие незамедлительного судебного рассмотрения законности назначения такой меры пресечения.

В 2007 г. Игорь Буторин вместе с семьей переехал из Узбекистана в Россию для проживания и лечения от наркомании. В декабре 2007 г. власти Узбекистана обвинили его в распространении наркотиков, в связи с чем издали постановление о его заключении под стражу и объявили его в международный розыск.

В июле 2008 г. Игорь Буторин был арестован в Москве. Дорогомиловский районный суд г. Москвы вынес постановление о задержании заявителя в ожидании экстрадиции без указания срока содержания под стражей. В декабре 2008 г. Генеральная прокуратура России вынесла решение о выдаче его Узбекистану.

Только в январе 2009 г. Московский городской суд подтвердил законность ареста и задержания заявителя и поддержал решение о его экстрадиции. В марте 2009 г. Верховный Суд РФ оставил в силе постановление Мосгорсуда. А в августе того же года Игорь Буторин был экстрадирован в Узбекистан.

Рассмотрев материалы дела, принимая во внимание прецедентную практику по аналогичным делам, Европейский Суд пришел к выводу, что содержание заявителя под стражей в ожидании экстрадиции было незаконным, поскольку в действовавшем на тот момент российском уголовно-процессуальном законодательстве отсутствовали ясность и предсказуемость применения положений ст. 466 УПК РФ в части регулирования сроков содержания под стражей лица, подлежащего экстрадиции. Кроме того, заявитель не имел возможности обжалования в судебном порядке законности этого. Таким образом, ЕСПЧ признал наличие нарушений п. 1, 4 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По итогам разбирательства Европейский Суд присудил заявителю 5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 65 евро в качестве возмещения судебных расходов.

По мнению к.ю.н., доцента кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артема Осипова, постановление ЕСПЧ в очередной раз фокусирует внимание юридической общественности на неудовлетворительном качестве российского правового регулирования процедур санкционирования содержания под стражей лиц в ожидании их экстрадиции. Артем Осипов отметил, что заявитель был экстрадирован в Узбекистан спустя 12 месяцев с момента вынесения российским судом решения о его заключении под стражу на неопределенный срок. При этом законность данного решения была проверена Московским городским судом только спустя 6 месяцев после заключения заявителя под стражу.

Эксперт напомнил, что только после принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 июня 2012 г. № 11 появилось четкое разъяснение о том, что решение российского суда о заключении лица, ожидающего экстрадиции, под стражу, а также решение о продлении срока его содержания под стражей должны содержать четкое указание срока, на который избирается данная мера пресечения в соответствии со ст. 97, 108, 109 и 128 УПК РФ.

Артем Осипов также обратил внимание, что в постановлении ЕСПЧ указывается на отсутствие должного усердия со стороны российских судов при рассмотрении вопроса о правомерности экстрадиции. «Согласно предыдущей практике ЕСПЧ, речь может идти о необходимости наличия в решении суда оценки рисков бесчеловечного обращения, которому может подвергнуться заявитель в запрашиваемом государстве, включая оценку докладов независимых международных организаций о наличии практики систематического применения пыток в таком государстве, что особенно актуально применительно к Узбекистану», – пояснил он. Эксперт добавил, что качество судебной проверки указанных рисков и своевременность проверки судебных решений вышестоящими инстанциями по сей день остаются нерешенными проблемами российской практики.

Аналогичное мнение высказал адвокат Сергей Князькин. Он добавил, что российская правовая система, по мнению Европейского Суда, не защищает лицо, в отношении которого рассматривается вопрос об экстрадиции, от произвольного задержания и не определенного по времени содержания под стражей. Этот недостаток российского законодательства ЕСПЧ констатирует каждый год с завидной регулярностью (см. дело «Насруллоев против России», «Исмоилов и другие против России», «Рябикин против России» и т.д.).

По мнению Сергея Князькина, для устранения таких недостатков необходимо внесение поправок в УПК РФ, которые регламентировали бы вопросы сроков содержания под стражей иностранных граждан и вопросы правовой защиты иностранцев от экстрадиции в страны, где, по сложившейся практике, им грозит смерть или пытки.