«Свобода для служебного пользования»: состоялась рабочая встреча по вопросам соблюдения права на...

«Свобода для служебного пользования»: состоялась рабочая встреча по вопросам соблюдения права на частную жизнь в местах лишения свободы в России

234
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

С конца 2018 года правозащитная организация «Человек и Закон» совместно с Хельсинкским Фондом по правам человека реализует проект «Усиление гражданского контроля в местах лишения свободы в России». В рамках данного проекта с 8 по 14 апреля состоялась рабочая встреча по разработке инструментария изучения соблюдения конкретных прав в местах принудительного содержания. В этот раз особый упор был сделан на анализе законодательства относительно соблюдения права на частную жизнь. Участниками рабочей встречи стали юристы и специалисты в области общественного контроля из шести регионов России.

Во время рабочей встречи команда проекта проанализировала российское законодательство в области соблюдения права на частную жизнь в местах лишения свободы и определила, насколько оно соответствует международным стандартам.

Также команда уделила время разработке методики изучения ситуации с соблюдением права на частную жизнь в местах принудительного содержания. В дальнейшем методика поможет выяснить, как обстоит ситуация с правом на частную жизнь регионах России, выявить уязвимые места применения права, чтобы в последствии их скорректировать.

По словам председателя Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Республики Марий Эл Ольги Васильевой, впервые за всю историю ОНК право на частную жизнь в местах принудительного содержания рассматривается всесторонне и комплексно. Раньше правозащитники на этой области не заостряли внимание. Сейчас же проанализировали право на частную жизнь со всеми его аспектами: досмотры, свидания, видеонаблюдение, личное пространство, личные вещи осужденных и пр. Анализ законодательства и опыт экспертов соединили в качественные документы и создали инструментарий.

«Думаю, к соблюдению права на частную жизнь в местах лишения свободы относятся как второстепенной теме, потому что считается, что главное – это сохранить жизнь и здоровье, защитить от пыток. Мы же в своих изучениях исходим из того, что возвращение осужденного в общество сильно зависит от того, насколько человек поддерживает родственные связи. К сожалению, сейчас все чаще эти связи рвутся, когда человек попадает в места принудительного содержания. Далеко не каждая женщина станет выходить замуж в колонии, несмотря на то, что у них с осужденным существуют крепкие отношения. Не каждая жена повезет ребенка на свидание к мужу, зная, что с ней сотрудники будут невежливо обращаться»,— говорит Ольга Васильева.

Связь с семьей, развитие через чтение книг, журналов, которые осужденный выписывает – это помогает поддерживать связь с внешним миром, а не замыкаться в пространстве колонии. Когда осужденные теряют навык социализации, у них повышается риск попасть в места принудительного содержания снова.

Во время рабочей встречи при сравнительном анализе законодательства команда выявила, что национальным законодательством не нарушаются стандарты на предоставление свиданий. Однако в Европе свидания используются как механизм социализации.

«У нас законодательство устроено так: чем строже режим, тем меньше свиданий. Если мы говорим о стандарте, то связь с родственниками должна поощряться. Это должно быть положительным стимулом: чем лучше твое поведение, тем больше свиданий тебе предоставляется. У нас нет разницы: сколько по норме положено, столько и будет», — рассуждает Ирина Протасова, председатель правозащитной организации «Человек и Закон».

В правозащитной практике довольно частыми являются обращения родственников, сообщающих о необоснованном досмотре со стороны сотрудников исправительных учреждений.

Случай из практики ОНК Республики Марий Эл хорошо иллюстрирует ситуацию. Женщина пришла на свидание к мужу в колонию. Сотрудники провели личный досмотр без должных на то оснований. Гинекологический осмотр проводил медработник без соответствующей специализации. Это была болезненная и унизительная процедура для женщины. Сотрудники находились в непосредственной близости и могли слышать, как проводится процедура. У женщины никаких запрещенных предметов и веществ в итоге не нашли.

«Крайне важно, чтобы к осужденным приезжали родственники, чтобы разрыв контакта между ними не происходил. Важно, чтобы родственники по прибытии на свидание чувствовали себя комфортно, они не должны страдать от вероломного отношения со стороны сотрудников колонии, ведь они не виноваты в том, что их близкий человек попал в тюрьму, совершив преступление», — утверждает Ирина Протасова.

«Наша задача как общественных наблюдателей помочь этим людям, потому что они сталкиваются с режимом, хотя на них вины нет. На длительных свиданиях родственники оказываются за решетками, сотрудники колонии их досматривают, хотя они не преступники, а чаще всего законопослушные граждане, но оказываются в шкуре осужденного», комментирует ситуацию Ольга Васильева.

По мнению правозащитницы, в отношении родственников нужно использовать иные методы досмотра: рентген, собаки, надрессированные на поиск запрещенных веществ, металлодетекторы. Если есть действительно обоснованные подозрения, что человек проносит на территорию режимного объекта что-то запрещенное, то личный досмотр следует проводить с максимальной степенью корректности.

Согласно проведенному в рамках проекта анализу законодательства личные вещи осужденных могут быть подвергнуты досмотру при проведении обысков, возможность которых допускает ч.5 ст.82 УИК РФ. Однако документ, который устанавливает порядок и периодичность досмотра осужденных носит гриф «для служебного пользования» и отсутствует в свободном доступе (Наставление Минюста — № 268-дсп от 25 августа 2006 г.).

В российском законодательстве нет ни одного документа в открытом доступе, который регламентирует досмотр родственников при прибытии на свидание.

В Правилах внутреннего распорядка исправительных учреждений (ПВР) указано, что при приходе на свидание родственники должны сдать верхнюю одежду и личные вещи, но про личный досмотр ничего не сказано.

«Но по факту посетителей колонии досматривают, а чем это регламентировано, никто не знает», — резюмирует Ирина Протасова.

Проект «Усиление гражданского контроля в местах лишения свободы в России» нацелен на работу с уязвимыми частями национального законодательства в области права на частную жизнь, доступу к правосудию, соблюдению прав инвалидов, направлен на защиту прав человека в местах принудительного содержания. Работа продолжается: полученные разработки и методики будут применены на обучающем семинаре по правам человека для представителей из 15 регионов России, который пройдет в Санкт-Петербурге.

источник