КС: При решении вопроса об УДО осужденный может знакомиться с поступившими из...

КС: При решении вопроса об УДО осужденный может знакомиться с поступившими из колонии документами

74
0
ПОДЕЛИТЬСЯ
https://soldiersmothers.ru/wp-content/uploads/2018/04/KSP_012763_00033_1_t218_213136-720x340.jpg
Суд подчеркнул, что ст. 399 УПК прямо закрепляет  право участвующего в заседании осужденного знакомиться с представленными в суд материалами и участвовать в их рассмотрении
 

По мнению одного из адвокатов, КС снова говорит, что «закон хороший», хотя правоприменение оставляет желать лучшего. Другой считает, что суды, как правило, стараются максимально, по крайней мере, с формальной точки зрения, соблюдать процедуру проведения заседаний и права осужденного.

Конституционный Суд не стал рассматривать жалобу осужденного на ст. 399 УПК о порядке разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, и ст. 389.13 того же Кодекса об апелляционном рассмотрении дела (Определение КС № 335-О/2020).

Отбывающий пожизненное лишение свободы Виталий Кирпиченков подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. Первая инстанция отказала в его удовлетворении. Добиться УДО в апелляции также не удалось, поэтому Кирпиченков обратился в КС РФ.

Мужчина настаивал, что ст. 399 УПК позволяет суду при рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении не знакомить осужденного со всеми «рассматриваемыми материалами его личного дела», в том числе с документами от исправительного учреждения. Не соответствует Конституции, по мнению, Виталия Кирпиченкова, и ст. 389.13 УПК, на основании которой апелляция может отказать в удовлетворении ходатайства об истребовании тех новых доказательств, которые содержатся в документах исправительного учреждения.

Отказывая в рассмотрении жалобы, КС отметил, что предусмотренный в ст. 399 УПК порядок судебного заседания обусловлен спецификой судебного разбирательства на стадии исполнения приговора. «Данной статьей прямо закреплено право осужденного, участвующего в судебном заседании, знакомиться с представленными в суд материалами, участвовать в их рассмотрении, заявлять ходатайства и отводы, давать объяснения, представлять документы», – сказано в определении. КС также напомнил, что суды должны оказывать содействие в сборе сведений, которые осужденный, его законный представитель или адвокат не могут получить самостоятельно. Эта обязанность закреплена в п. 32 Постановления Пленума ВС от 20 декабря 2011 г. № 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора».

«Положения ст. 399 УПК РФ не препятствуют осужденному довести свою позицию до суда, прямо предусматривают обязанность суда вынести постановление только после исследования представленных материалов и выслушивания мнений сторон, на основе достаточных для принятия законного, обоснованного и мотивированного решения сведений (ч. 4 ст. 7 этого Кодекса), что предполагает исследование и оценку судом всех сообщаемых сведений и представленных материалов, в том числе относящихся к личности осужденного», – подчеркнул КС.

Он также отметил, что новые доказательства принимаются в апелляции, если лицо, которое просит об этом, обосновало невозможность их представления в первую инстанцию по независящим от него причинам, а апелляция признала эти причины уважительными (ч. 6.1 ст. 389.13 УПК). Сославшись на ряд своих определений, Суд указал, что апелляция в любом случае обязана рассмотреть ходатайство об исследовании доказательств, в том числе новых, и не может произвольно отказать в его удовлетворении.

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, КС снова говорит, что «закон хороший», хотя правоприменение оставляет желать лучшего. «В силу ст. 399 УПК РФ и ст. 175 УИК РФ суды обязаны способствовать не только объективности исследования материалов, но и их получению, в том числе стороной защиты, в частности – осужденным. В действительности же суды неохотно истребует дополнительные материалы, а на стадии апелляционного обжалования это становится еще сложнее», – пояснил адвокат.

КС прав в том, что закон сам по себе не является неконституционным. «Но было бы не лишним подчеркнуть системное единство указанных положений закона, направленных в первую очередь на обеспечение прав наиболее слабой стороны публичных отношений при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания», – считает Михаил Кириенко.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов отметил, что определение КС РФ закономерно: если в деле заявителя и были нарушения, то их устранение не относится к компетенции Конституционного Суда.

«Действительно, положения УПК не предполагают отказа в ознакомлении лица, обратившегося с ходатайством об условно-досрочном освобождении, с материалами дела, в том числе с представленными исправительным учреждением. Более того, суды, как правило, стараются максимально, по крайней мере, с формальной точки зрения, соблюдать процедуру проведения заседаний, а также права и законные интересы осужденного», – указал Николай Герасимов.

Он предположил, что Виталий Кирпиченков мог по ошибке, случайно каким-то образом подтвердить, что знакомиться с материалами дела ему не нужно, или не заявил соответствующее ходатайство. «Суды в большинстве случаев в ходе рассмотрения дела подробно оглашают все поступившие документы, т.е. их содержание в любом случае становится известно участвующим лицам», – рассказал адвокат.

Что касается новых доказательств в апелляции, то здесь суды, как правило, также стараются перестраховаться и приобщить эти сведения, если они на самом деле относятся к делу, добавил Николай Герасимов. «Данная позиция, к сожалению, не относится, например, к ходатайству о вызове и допросе свидетелей, если явка этих свидетелей уже не обеспечена. При этом, разумеется, имеют место случаи необоснованного отказа в приобщении доказательств по мотиву того, что они не имеют значения для разрешения исследуемых обстоятельств, либо поверхностная оценка данных доказательств, либо их “критическая” оценка – как вызывающих сомнения в объективности и достоверности», – признал Николай Герасимов.