ВС разрешил следователям не предлагать сделку каждому обвиняемому

ВС разрешил следователям не предлагать сделку каждому обвиняемому

630
http://www.business-vector.info/wp-content/uploads/2016/01/verhovnyy-sud.jpg

Раздельное ознакомление обвиняемого и его адвоката с материалами уголовного дела не является нарушением закона, а следователь не обязан предлагать сделку каждому обвиняемому, разъясняет Верховный суд РФ.

Тем не менее, высшая инстанция нашла основания для изменения приговора по делу о двойном убийстве, разбое, незаконном обороте оружия и поджоге.


Доводы жалобы 

Автор жалобы указал, что органы следствия незаконно вменили ему часть 1 статьи 222 УК РФ, поскольку он добровольно выдал находившиеся у него ранее похищенные пистолеты и боеприпасы.

Также он счёл неправомерным, что в ходе следствия ему должным образом не разъяснили право на заключение досудебного соглашения.

Кроме того, обвиняемый оспаривал процедуру ознакомления с материалами уголовного дела, поскольку она проводилось раздельно от его защитника.

Позиция ВС

Согласно протоколу уведомления об окончании следственных действий по уголовному делу, фигурант сам заявил ходатайство о раздельном от своего защитника ознакомлении с материалами дела, с которым согласился его адвокат, указывает ВС.

«В связи с чем раздельное ознакомление с материалами уголовного дела произведено в полном соответствии с положениями части 1 статьи 217 УПК РФ. Судебная коллегия отмечает, что впоследствии, при рассмотрении уголовного дела судами первой и апелляционной инстанции, (обвиняемый) не заявлял, что раздельное ознакомление с материалами уголовного дела каким-либо образом ограничило его право на защиту, не приведено таких аргументов и в кассационной жалобе», - говорится в определении.

ВС также отмечает, что уголовно-процессуальный закон не содержит требований об обязательном разъяснении следователем подозреваемому (обвиняемому) порядка заключения соглашения о сотрудничестве.

«Порядок заключения досудебного соглашения о сотрудничестве регулируется статьями 317.1 , 317.2, 317.3 УПК РФ и предполагает наличие, в первую очередь, письменного ходатайства об этом подозреваемого или обвиняемого. Такого документа в материалах дела не имеется.

Что касается неразъяснения обвиняемому при выполнении требований статьи 217 УПК РФ положений пункта 2 части 5 данной нормы, то, учитывая тяжесть предъявленного обвинения, уголовное дело в отношении (обвиняемого) в силу закона не могло быть рассмотрено с применением особого порядка судебного разбирательства (статья 314 УПК РФ)», - поясняет ВС.

Он счёл верными выводы суда о виновности фигуранта в умышленном причинении смерти двум лицам в связи с осуществлением ими служебной деятельности, сопряженном с разбоем, в совершении нападения в целях хищения имущества в особо крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни, с применением оружия и причинением тяжкого вреда здоровью, а также в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов с применением насилия опасного для жизни, и в покушении на умышленное уничтожение чужого имущество путем поджога, когда это деяние могло повлечь причинение значительного ущерба.

Добровольная сдача

Однако Судебная коллегия увидела необходимость приговор и апелляционное определение изменить в части осуждения по части 1 статьи 222 УК РФ, поскольку суд первой инстанции не учел примечание к этой статье, согласно которому лицо, добровольно сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности.

Из материалов дела следует, что обвиняемый обратился в правоохранительные органы с явкой с повинной, признанной судом в качестве смягчающего обстоятельства, в которой рассказал о совершённом накануне преступлении и указал, что спрятал похищенные пистолеты на чердаке бани, при допросе в качестве подозреваемого он также подробно рассказал, в том числе о месте, где спрятано огнестрельное оружие. Позднее в ходе проверки показаний на месте фигурант показал конкретное место на чердаке бани, где в пакеты были спрятаны пистолеты, после чего они были изъяты.

«Таким образом, материалами уголовного дела установлено, что (обвиняемый) еще до его задержания по подозрению в совершении преступлений назвал место, где спрятал огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, т.е. по своей воле выдал органам предварительного следствия два пистолета с патронами, которые незаконно хранил после их хищения. Каких-либо оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий по их отысканию и изъятию не проводилось.

При таких обстоятельствах приговор и апелляционное определение в части осуждения по части 1 статьи 222 УК РФ подлежат отмене на основании примечания к статье 222 УК РФ, а он - освобождению от уголовной ответственности за незаконное хранение оружия и боеприпасов», - указывает ВС.

Вместе с тем, поясняет высшая инстанция, по смыслу закона, освобождение лица от уголовной ответственности в случаях специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса РФ не означает отсутствие в его действиях состава преступления, а прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования не влечет за собой реабилитацию лица, совершившего преступление.

Таким образом, ВС не нашёл оснований для смягчения назначенного наказания, несмотря на освобождение от уголовной ответственности по одной из вменённых статей УК РФ.

«Учитывая обстоятельства совершения преступления, степень общественной опасности действий осужденного, такая мера наказания, как пожизненное лишение свободы, соответствует принципу социальной справедливости, несмотря на наличие установленных судом смягчающих обстоятельств», - полагает ВС.

В связи с чем Судебная коллегия определила приговор и апелляционное определение в части осуждения по части 1 статьи 222 УК РФ отменить, производство по делу прекратить в соответствии с примечаниями к статье 222 УК РФ.

Но по совокупности остальных вменённых статей ВС оставил наказание в виде пожизненного лишения свободы.