В российских колониях запретили часы: первым пострадал шпион Уилан

В российских колониях запретили часы: первым пострадал шпион Уилан

1067
http://www.mk.ru/i/1Rq323/175bebXwSq/IosG/Yho_H7q/77Z9Uh_d/Nk/dKC26lCus0/k43mLQ/E3g/T_umETqXz/0eMpg/xs_aWs/wKj/L-NGOAS/ma9Qz/VG1D5TEUV8/WrQB/ntaZ1/6j-bfX/CcbhW4WL3/ov_/XL6WZ/exu1RwG/9k3y9BF3/l59/Y2PBHaL_l6/8m0yQ

Брат американского шпиона Пола Уилана, отбывающего наказание в Мордовской колонии № 17, обратился к правозащитникам. Он рассказал, что у Пола отобрали наручные часы, и что сделало его жизнь невыносимой, поскольку он обязан каждые два часа отмечаться (стоит на учете как «склонный к побегу»).   Но это не только его проблема. Как выяснил «МК», во  многих российских колониях у осужденных стали изымать наручные часы.

Тюремщики ссылаются на новые Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений, где «ходики» почему-то попали в число запрещенных предметов. Это нонсенс, потому что на стадии рассмотрения проекта новых ПВР правозащитники просили разрешить часы заключенным в СИЗО. В камерах люди сейчас не могут ориентироваться во времени, что нарушает их конституционные права, ведь время — как воздух и вода никому не может принадлежать. А получилось, что часы и в СИЗО не разрешили, и в колониях запретили. Что интересно, даже в ПВР от 1992 года (30 лет назад!) в колониях общего режима часы были разрешены.

Для начала стоит вспомнить «часовую тюремную» историю. Часы в местах заключения стали запрещать в годы репрессий. Аргумент был такой - зная время, сидельцы могут рассчитать «пересменку» надзирателей и совершить побег. Потом стали говорить, что часы могут быть предметом торга за решеткой.

В 90-е годы в СССР часы за решеткой разрешили, но не всем. По-прежнему под запретом они были для подследственных в СИЗО, для воспитанников детских колоний и тюрем (там строгий режим). Вот, к примеру, в Приказе МВД РФ N 333 от 1997 года приведен перечень вещей и предметов, которые осужденным разрешается иметь при себе, получать в посылках, передачах, бандеролях, приобретать в магазинах. Среди прочих там упоминаются «часы наручные или карманные из недрагоценных металлов (кроме ВК и тюрем)». Есть и более ранний,  датированный 1992 годом, аналогичный документ, и там также часы в обычных колониях разрешены.  Так что как минимум 30 последних лет «ходики» были, простите за тавтологию, в ходу. И никого это не смущало. Более того речь шла о том, чтобы разрешить наручные часы в СИЗО. Особенно громко это прозвучало, когда за решеткой оказались известные люди, и обратили внимание на «часовую дикость». Среди таких — экс-министр экономики Алексей Улюкаев. Он был в недоумении, когда понял, что в камере нужно время определять по некому внутреннему чутью, тем более что из узких окон не видно ни рассвета, ни заката, так что нет даже возможности делать это по солнцу, как  наши предки. Потом обратил внимание на странность экс-заместитель директора ФСИН России Олег Коршунов. Сам, оказавшись за решёткой, он не мог понять - как вообще такое может быть, чтобы часы были запрещены и нельзя знать, который час? К слову, особенно важно знать время больным арестантам, которые должны принимать препараты строго по часам.

В итоге даже некоторые чиновники ФСИН выступили за возврат часов в СИЗО. На нескольких совещаниях ведомства прозвучало, что срочно нужно внести изменения в ПВР, что следует разрешить продавать самые простые дешевые часы в тюремном ларьке и (или)  оборудовать часами каждую камере.

Во время недавней подготовки проекта нового прогрессивного во всех смыслах ПВР правозащитники настаивали на том, чтобы часы появились в списке разрешенных в СИЗО предметов. Но каким-то загадочным образом вместо этого они были запрещены даже в колониях.   Кому пришло в голову отнимать «время» у осужденных? По слухам, кому- то в руководстве ФСИН.

И вот в конце августа - начале сентября в некоторых  ИК по всех стране начала часы изымать (в других делать это опасаются — чтобы не вызвать бунтов).  К чему это  приводит?

– Я теперь вообще не ориентируюсь во времени, – говорит осужденный, отбывающий наказание в одной из российских колоний.  – У меня отобрали наручные часы. Теперь мне каждый день могут выносить взыскания за опоздания на вчерашнюю смену, на построение и т. д. То есть если только на меня будет иметь «зуб» какой-то сотрудник — ему не нужно будет ничего выдумывать типа «не застегнул пуговицу», «неправильно поздоровался». Достаточно будет сказать, что я опоздал на 5 минут, и все. Несколько опозданий — ШИЗО.

– Я работаю в отряде хозобслуги, – говорит другой арестант. – Без понимания, который точно сейчас час, я не смогу вовремя ни еду разносить, ни убираться на территории. Руководство это знает, и пока нас не заставляют снимать часы и сдавать как «запрещенку». Но  они боятся, что если будет проверка прокуратуры, их накажут, ссылаясь на новые ПВР.   Хотя местные прокуроры, по слухам, считают, что этот запрет (которого даже в СССР не было)  бредовый.

ПОЛ УИЛАНФОТО: АГН «МОСКВА»

Правозащитникам поступило письмо от брата Пола Уилана Дэвида. Родственник американского шпиона спрашивает о новшестве с запретом часов.

– Он пишет, что в колонии Пола Уилана нет часов ни на стенах зданий, ни внутри, –  говорит правозащитник Георгий Иванов. –  А с учетом запрета  на наручные часы Полу стало тяжело отмечаться каждые 2 часа, как это требует колония.

Напомню, что стоящие на учете, как «склонные к побегу» каждые два часа должны расписываться в специальном журнале. Дэвид  пишет, что не хочет жаловаться на ФСИН (чтобы у Пола не было еще больше проблем в колонии), но просит дать хоть какие-то разумные пояснения.

Но что тут можно сказать? Правозащитники обратились в Минюст с просьбой внести изменения в ПВР и вернуть  часы.

Авторы: